Лаврентий Берия

К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье.

Содержание.

Предисловие автора

I. К истории зарождения и оформления большевистских организаций Закавказья.(1897 - 1904 гг.)

II. К истории большевистских организаций Закавказья в период первой русской революции (1905-1907 гг.)

III. К истории большевистских организаций Закавказья в период реакции. (1907-1913 гг.)

IV. К истории борьбы с национал-уклонизмом в рядах коммунистической партии большевиков Грузии (1913-1924 гг.)

Предисловие автора

Изучение и понимание истории нашей партии является важнейшим средством марксистско-ленинского воспитания членов партии и комсомола.

Товарищ Сталин в своей исторической статье «О некоторых вопросах истории большевизма» (журнал «Пролетарская революция», № 6, 1931 г.) поставил в центре внимания партийных организаций задачу большевистского изучения истории нашей партии.

Вот что писал тогда товарищ Сталин об этой задаче:

«... Поднять вопросы истории большевизма на должную высоту, поставить дело изучения истории нашей партии на научные, большевистские рельсы и заострить внимание против троцкистских и всяких иных фальсификаторов истории нашей партии, систематически срывая с них маски».

Эта задача требует, чтобы преподавание истории партии, изучение антипартийных группировок в истории нашей партии, их приемов борьбы с линией партии было поставлено на должную высоту.

Эта задача требует, чтобы члены партии были знакомы не только с тем, как партия боролась и преодолевала кадетов, эсеров, меньшевиков, анархистов, но и с тем, как партия боролась и преодолевала троцкистов, «демократических централистов», «рабочую оппозицию», зиновьевцев, правых уклонистов, право-«левацких» уродов и т. п.

Для подъема революционной бдительности на должную высоту и вооружения коммунистов против всех врагов нашей партии нужно, чтобы член партии знал героический опыт строительства и борьбы ленинско-сталинской партии; нужно, чтобы он знал и осознал не только успехи и победы партии, но и то, как они были одержаны партией в борьбе со всеми врагами ленинизма.

В условиях победы социализма, огромного культурно-политического роста широких трудящихся масс и обострения сопротивления остатков разгромленного классового врага необходимо всемерно поднять уровень марксистско-ленинского образования и в первую голову уровень знания большевистской истории нашей партии.

Нам нужно сейчас более серьезное и глубокое знание членами партии и комсомола истории большевизма, истории борьбы партии со всякими антиленинскими уклонами и течениями.

Нам нужно такое изучение история нашей партии, которое обеспечит усвоение героического опыта борьбы большевиков против многочисленных врагов ленинизма и вооружит членов партии и комсомола на борьбу с врагами партии, на борьбу с пережитками идей и взглядов всех разгромленных контрреволюционных антипартийных групп.

За последние годы партийные организации Закавказья проделали немалую работу в области пропаганды и изучения истории партии. Однако наши достижения на этом участке явно недостаточны. Особенно мы отстали в деле большевистской разработки и изучения истории большевистских организаций Закавказья и Грузии, в деле изучения борьбы закавказских большевиков за дело Ленина - Сталина.

Большевики Закавказья имеют огромный исторический опыт борьбы по строительству ленинской партии, которая десятки лет проходила под непосредственным руководством вождя нашей партии товарища Сталина.

Вся история закавказских большевистских организаций, все революционное движение Закавказья и Грузии с первых дней его зарождения неразрывно связаны с работой и именем товарища Сталина. (Бурные аплодисменты).

Вопросам разработки и изучения истории коммунистических организаций Закавказья и Грузии уделили особое внимание еще IX съезд КП(б) Грузии и VII съезд коммунистических организаций Закавказья.

На съездах были подвергнуты резкой критике ошибки и извращения, допущенные в работах отдельных историков-коммунистов.

IX съезд компартии большевиков Грузии в своих решениях дал директиву:

«Отмечая факты извращения истории партии и революционного движения в Грузии и Закавказье в работах ряда историков-коммунистов, съезд считает необходимым еще больше заострить внимание всех партийных организаций Грузии против попыток фальсификации истории большевизма».

После съезда наши организации лучше взялись за собирание и разработку материалов из истории большевистских организаций и революционного движения Закавказья.

Однако проделано еще очень мало, все еще не собрано многое из материалов и документов.

Тифлисский филиал Института Маркса - Энгельса - Ленина при ЦК ВКП (б) до сих пор не сумел выпустить сборник документов и материалов по истории партийных организаций и революционного движения в Закавказье, а также не издал ни одной оригинальной работы.

Нужно признать, что история партийных организаций Закавказья и Грузии далеко еще не изучена и не разработана.

Что же касается освещения борьбы закавказских большевиков в работах отдельных товарищей, как, например, работы тт. Ф. Махарадзе («История рабочего движения в Грузии», «О 1905 годе в Закавказье», «К 30-летию существования тифлисской организации», «Очерки революционного движения в Закавказье» и др.), А. Енукидзе («Наши подпольные типографии Кавказе»), М. Орахелашвили («Закавказские большевистские организации в 1917 г.», Хрестоматия по истории РКП, «25 лет борьбы за социализм», под редакцией М. Орахелашвили), изд. ЗКК ВКП (б) и др.), то они содержат в себе ряд ошибок принципиального и исторического характера, допускают извращения отдельных исторических фактов и событий и недобросовестно передают отдельные моменты из истории партии.

Эти товарищи до сих пор не позаботились переработать свои труды и исправить допущенные в них ошибки и извращения

Члены партии и члены комсомола, беспартийные рабочие колхозники проявляют огромный интерес к изучению истории большевистских организаций и революционного движения 3акавказья.

Партийные организации настоятельно требуют от нас исторической литературы, правильно освещающей историю наших партийных организаций.

После VII съезда коммунистических организаций Закавказья и IX съезда компартии большевиков Грузии мы уже собрали ряд материалов и документов из истории наших партийных организаций.

Заккрайком ВКП (б) и ЦК КП (б) Грузии поручили мне, на основе этих материалов и документов, дать освещение некоторых вопросов (фактов и событий) из истории большевистских организаций Закавказья и Грузии.

I. К истории зарождения и оформления большевистских организаций Закавказья. (1897 - 1904 гг.)

Первые семена марксизма были занесены в Закавказье в первой половине 90-х годов высланными царским правительством из центральных районов России русскими социал-демократами (Иосиф Коган, Иван Лузин, Франчески и др.), с одной стороны и легальными марксистами из грузин, побывавшими заграницей (Ной Жордания, Карло Чхеидзе и др.), - с другой.

Первой марксистской социал-демократической организацией в Грузии была «Месаме-даси», которая проповедовала марксизм в грузинской легальной печати (газеты «Квали», «Моамбе») в Тифлисе, представлявшем тогда центр всего Закавказья, была группа Ноя Жордания (1893 - 1898 гг.).

Название «Месаме-даси» (что значит в переводе «3-я группа») было дано писателем Г. Церетели в своей речи на похоронах писателя Игнатия Ниношвили в Гурии, на которых состоялось публичное программное выступление марксистской молодежи (С. Джибладзе и др.).

Георгий Церетели, называя это нарождающееся социал-демократическое движение «Месаме-даси», считал, что новое поколение - марксистская молодежь - является продолжателем дела двух предыдущих политических направлений грузинской интеллигенции второй половины XIX столетия: феодально-прогрессивного, во главе с писателем И. Чавчавадзе, и буржуазно-прогрессивного, во главе с самим Г. Церетели, и, по его мнению, новое течение должно явиться политическим преемником буржуазно-либерального направления.

Георгий Церетели в своей газете «Квали» о «Месаме-даси» писал:

«С 1890-х гг. вновь подул прогрессивный ветерок. В грузинской литературе появились на страницах журнала «Квали» с 1893 г. одиночки из молодых, с необыкновенным направлением и своеобразной программой. Они являются приверженцами теории экономического материализма. Руководителем этого «даси» в области художественной литературы следует считать И. Ниношвили, а в публицистике - Н. Жордания.

На долю одного из представителей «меоредасистов» - господина Г. Церетели выпала честь раньше всех других заметить это новое прогрессивное явление в нашей жизни, и он же окрестил новую группу «Месаме-даси». Что эта группа должна явиться действительной преемницей «меоредасистов»... это ясно доказывают литературно-публицистические факты прошлого».

(См. газету «Квали», 1897 г, № 46).

Начало зарождения «Месаме-даси» надо отнести к 1893 г. С. Джибладзе, один из основоположников «Месаме-даси», так сформулировал основные идеи «Месаме-даси»:

«Мы говорим, - писал он, -

1) В нашей жизни в эти 25-30 лет началась новая эпоха. Ее характерная черта выражается в особых экономических отношениях, что означает товарообмен, торговлю. Тут старый господин уступает место новому - деньгам. Деньги разрушают старое, строят новое: они делят народ на две части, в жизни возникают два класса - богатый и бедный.

Старое сословное различие - фикция. Обмен вызван разделением труда, производством товаров. Производство товаров есть тот же капитализм вообще.

2) Развитие капитализма имеет несколько моментов, фаз. Последней стадией капитализма является «крупное производство». На эту ступень мы вступили, но еще не укрепились.

3) Если у нас недостаточно определились пролетариат и буржуазия, это не означает, что не было ни первого, ни второго. Поскольку наши крупные землевладельцы богатеют от доходов земли, они представляют из себя буржуа. К этому прибавьте заводчика, ростовщика, торговца и др. производителей. Наш пролетариат представляет смешанный организм. Большинство его имеет небольшие наделы, которые только дают звание собственника, на самом деле они пролетаризированные элементы (Богано). Это - рабочий народ, судьба которого зависит от рынка как товаров, так и рабочей силы. Они вступили на путь полной пролетаризации.

4) В нашей литературе возникла новая (третья) группа («даси»). Эта группа (даси) представляет собой полную противоположность старой беспочвенной группе (даси) прогрессивна, последняя же регрессивна. Буржуазия пока не имеет в нашей литературе своей организации, не имеет в ней группы (даси), которая выражала бы ее интересы, - если не принять во внимание обзоры господина Н. Николадзе в «Моамбе». Буржуазия работает в жизни. Поскольку ее, действие разрушает старый патриархальный строй - она прогрессивна, поскольку же разоряет народ - регрессивна. На знамени новой группы (даси) написано: «Научное исследование нового течения жизни и борьба не против ее тенденций - это происходит без нас, - а против тех последствий, которые развращают людей. Борьба в этом отношении означает просвещение угнетенных и борьбу за их интересы. Враг этого нового течения в то же время является врагом угнетенных.

Таков наш взгляд на нашу жизнь вообще и на литературу в частности».

(Газета «Квали», № 14, от 26 марта 1895 г., стр. 15).

Таким образом, «Месаме-даси» признавал прогрессивность капитализма и проводил идею классовой дифференциации борьбы классов, как содержания общественно-политической жизни.

Однако большинство «месамедасистов» никогда не доводило идею классовой борьбы до марксистского понимания классовой борьбы пролетариата.

Идеологом и автором всех программных трудов «Месаме-даси» являлся Ной Жордания.

В своих трудах Ной Жордания отстаивал необходимость и прогрессивность капиталистического развития, идею союза пролетариата с либеральной буржуазией и проповедовал идею национального возрождения Грузии.

Ной Жордания никогда не доходил до марксистского понимания классовой борьбы пролетариата. Ной Жордания с самого начала отстаивал и пропагандировал буржуазно-националистический тезис о том, что экономическая жизнь капитализма, национальная культура и национальный характер соединяют все классы общества в единый национальный организм и в деле возрождения нации одинаково заинтересованы все классы нации.

Он писал:

«Вот на этот исторический путь [речь идет о капиталистическом пути развития. - Л. Б.] вступила грузинская нация. Пока что она сделала только первый шаг в этом направлении и тем укрепилась на новой почве. Это дало непоколебимое основание грузинской нации. Нация впряглась в общее ярмо, привыкла к совместной жизни и совместной деятельности. Подготовилась почва для общности сознания».

(Н. Жордания, статья «Экономическое развитие и национальность», 1894 г., см. избр. сочинения, изд. «Культура», 1911 г., стр. 27).

Группа «Месаме-даси» не была однородной по своему политическому направлению. Большинство «Месаме-даси», во главе с Жордания, представляло группу «легального марксизма», которая в своих произведениях по целому ряду основных вопросов революционного движения пролетариата искажала учение революционного марксизма, вульгаризировала марксизм и окрашивала его в националистические тона.

Ной Жордания и большинство «Месаме-даси» отрицали идею гегемонии пролетариата в революционном движении и необходимость пролетарской революции и диктатуры пролетариата.

В национальном вопросе группа Жордания с самого начала занимала националистическую позицию.

Ной Жордания выдвигал и защищал теорию общей почвы и общенационального действия буржуазии и пролетариата.

Он писал:

«Нация, объединенная материально, объединена и идейно. Все стремятся развить национальный труд, укрепить нацию... В величии нации заинтересованы как буржуа-торговец, так и крестьянин и рабочий».

(Н. Жордания, статья «Экономическое развитие и национальность», 1894 г., см. избранные сочинения, изд. «Культура», 1911 г., стр. 27).

Или:

«Редко можно найти такого грузина, который не желал бы улучшения и развития нашей жизни... Здесь, в этом вопросе, все искренние и честные работники объединяются и, вдохновленные одной целью, мужественно берутся за общественное дело».

(Н. Жордания, статья «Наше разногласие», см. избранные сочинения, изд. «Культура», стр. 257).

Большинство «месамедасистов» во главе с Жордания, отстаивая необходимость и неизбежность капиталистического развития Грузии, резко критикуя феодально-дворянское и народническо-идейные направления грузинской интеллигенции, видели, главным образом, только положительную и прогрессивную сторону капитализма, восхищались капиталистическим процессом, от которого ждали возрождения грузинского народа, и не ставили вопроса о революционной борьбе с капитализмом и свержении буржуазного строя.

Жордания писал:

«Европеизация происходит на грузинской почве, на основе грузинской культуры. Родина и заграница, Грузия и Европа. Быть грузином и европейцем - вот что написано на новом знамени. Понять это явление и перенести его в сознание народа - это исторический вопрос нашего времени».

(Н. Жордания, статья «Иверия и национальность», 1897 г., см. избранные сочинения, изд. «Культура», 1911 г., стр. 144).

Большинство «Месаме-даси» и Ной Жордания не шли дальше оппортунистического понимания классовой борьбы пролетариата и считали себя представителями всего грузинского народа.

«Демократическая группа (даси) должна подыскать новую почву и тем самым явиться продолжательницей старой прогрессивной группы. «Иверия» такую почву нашла среди князей и дворян. Мы эту почву ищем в большинстве нации, независимо от сословий».

(Н. Жордания, статья «Иверия и национальность», 1897 г. см. избранные сочинения, изд. «Культура», 1911 г., стр. 66).

Ной Жордания, исходя из тезиса общенациональной почвы, отводил классовой борьбе второстепенное место в общенациональном движении, подчиняя классовую борьбу пролетариата интересам буржуазно-национального движения.

Он писал:

«Это течение получает две формы: внутреннюю - классовую и внешнюю - национальную, борьба между классами и нациями. Первая [борьба между классами. - Л. Б.], как бы сильна она ни была, имеет такой предел, где борющиеся становятся вместе, впрягаются в одно культурное и историческое ярмо. Это создает то, что называется нацией, национальной силой. Здесь общая грань, за этим - другая нация, внутри этого- классы, вокруг же - национальная сила, национальная культура, национальное здание».

(Н. Жордания, статья «Деятели шестидесятых годов», см. избранные сочинения, 1911 г., и д. «Культура», стр. 165).

Ной Жордания еще в 1898-1899 гг. открыто выступал с апологией западно-европейского империализма, отстаивая идею о цивилизаторской миссии капитализма в колониальных и отсталых странах, утверждая, что отсталые колониальные народы должны признать господство иностранного капитала исторически необходимым, прогрессивным и соответственно оценить заслуги капитализма.

Жордания открыто пропагандировал в связи с англо-бурской войной социал-империалистический тезис.

Вот что он тогда писал:

«Но симпатия к бурам совсем не требует ненависти к англичанам. Бурам мы сочувствуем потому, что они - маленькая нация и защищают свою родину и свою свободу. Англия? Англию нужно любить и сочувствовать ей во многих отношениях. Англия является колыбелью всего того, чем гордится сегодня цивилизованное человечество.

Пускай буры защищают свою маленькую нацию... но вместе с тем пусть Англия остается великой Англией, апостолом новой жизни, носительницей нового знамени. Да будет она руководительницей и знаменосцем цивилизации».

(Н. Жордания, статья «Буры», газета «Квали», № 51, 1899 г.).

В период 1893-1897 гг. в состав «Месаме-даси» входили: Ной Жордания, С. Джибладзе, Игнатий Ниношаили, Исидор Рамишвили, Миха Цхакая, Филипп Махарадзе, С. Цулукидзе, Карло Чхеидзе, Е. Вападзе, Севериан Джугели, В. Цабадзе, Дм. Каландаришвили, Л. Дарчиашвилд, Р. Каладзе, И. Какабадзе, Петр Гелейшвили, А. Цитлидзе, И. Квицаридзе и др.

В эту группу в 1897 г. вступил Ладо Кецховели. а в 1898 г. - товарищ И. Сталин, внеся новое, революционное в жизнь группы.

«Месаме-даси» и ее большинство, во главе с Жордания, в период 1893-1898 гг. сыграло известную положительную роль. Оно положило начало распространению марксистских идей в Грузии и Закавказье и при всех своих недостатках все же дало толчок революционной молодежи и передовым рабочим в деле ознакомления и изучения марксизма.

«Месаме-даси» практиковала посылку за границу и в центральные районы России марксистской молодежи для изучения марксизма. От «Месаме-даси» были посланы за границу Ной Жордания, Карло Чхеидзе, С. Цулукидзе, Акакий Чхенкели и другие.

Однако большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, не пошло дальше мирной легальной пропаганды идей марксизма и узко-пропагандистской кружковой работы с рабочими. Большинство «Месаме-даси» не признавало необходимости легальной революционной прессы, массовой политической агитации и организации политической революционной борьбы рабочего класса против царизма и буржуазии.

Внутри «Месаме-даси» в 1898 г. зародилась и оформилась революционная марксистская группа - С. Цулукидзе Кецховели и И. Сталин. Эта группа представляла меньшинство «Месаме-даси», которое по целому ряду основных вопросов расходилось с большинством «Месаме-даси».

Первое острое разногласие возникло по вопросу о нелегальной печати в 1898 г.

Меньшинство «Месаме-даси», придавая огромное значение нелегальной печати в деле пропаганды и распространения революционного марксизма, политической агитации против самодержавия и капитализма, организации политической борьбы рабочего класса и строительства подлинной пролетарской революционной партии, выдвигало задачу создания нелегальной газеты.

Большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания отрицало необходимость нелегальной печати.

Второе острое разногласие возникло с приездом в 1900 г.. русского социал-демократа, искровца В. Курнатовского, по вопросу о том, нужно ли ограничиться кружковой работой или назрело время перейти на массовую агитацию, к открытой борьбе с самодержавием,

Меньшинство требовало перехода от занятий с pa6очими в кружках к руководству массовой борьбой рабочего класса и пропаганды к открытым формам политической борьбы самодержавия, выдвинув задачи перевода экономических стачек на политические рельсы, организации и проведения демонстраций рабочих, более широкого использования улицы для политической борьбы за свержение самодержавия.

Большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, отрицало необходимость перехода на массовую агитацию и открытую борьбу с самодержавием.

Тов. В. Курнатовский немалую помощь оказал грузинским социал-демократам в деле проведения ленинско-искровской линии.

Виктор Курнатовский являлся подготовленным, образованным марксистом, крепким и последовательным сторонником ленинской «Искры».

Тов. Виктора Курнатавского следующим образом вспоминают передовые рабочие тт. Аракел Окуашвили и Георгий Чхеидзе, знавшие его по работе и сидевшие вместе с ним в тифлисской тюрьме в 1902 г.:

«Надо сказать, что к Курнатовскому обращались все товарищи во время всяких споров и дискуссий. Его выводы и заключения всегда принимались без возражения. Курнатовский был крепким и непримиримым революционером».

(Из воспоминаний А. Окуашвили и Г. Чхеидзе).

Меньшинству (тт. Сталину, Кецховели, Цулукидзе) в решительней борьбе с большинством «Месаме-даси», расширяя свое влияние в рабочих социал-демократических кружках в 1899 - 1900 гг., удается перевести тифлисскую социал-демократическую организацию на массовую агитацию и политическую борьбу против самодержавия.

Эта группа (меньшинство «Месаме-даси») послужила зародышем революционной социал-демократии.

На огромной революционной работе товарищей из меньшинства «Месаме-даси» нам придется дальше остановиться более подробно.

Разногласия между большинством и меньшинством «Месаме-даси», возникшие в 1898-1900 гг., превратились в общие разногласия по вопросам большевизма и меньшевизма после II съезда партии, главным образам с конца 1904 г. и в начале 1905 г.

Большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, особенно после отхода Плеханова к меньшевикам, определилось на позициях меньшевизма, а меньшинство - ленинско-искровская группа «Месаме-даси» стала на позиции большевизма и в конце 1904 г., под руководством товарища Сталина, оформилась как ленинская большевистская организация.

В конце 1904 г. и в начале 1905 г. в тифлисскую большевистскую организацию входили тт. Сталин, С. Цулукидзе (Ладо Кецховели был убит в 1903 г. в Метехском замке царскими палачами), М. Цхакая, А. Джапаридзе, Ст. Шаумян, М. Давиташвили, С. Инцкирвели, Спандарян, Буду Мдивани, Котэ Цинцадзе, С. Кавтарадзе, Н. Карцивадзе, Ф. Махарадзе, М. Торошелидзе и такие передовые рабочие, как М. Бочоридзе, В. Стуруа, Г. Телия, 3.Чодришвили, А. Окуашвили, Я. Кочетков, В. Болквадзе, Л. Думбадзе, Азнаурашвили, Георгий Чхеидзе и др.

Таким образом, в решительной и непримиримой борьбе против грузинского легального марксизма, против большинства «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, зародилась, оформилась и выросла под руководством товарища Сталина революционная ленинско-искровская социал-демократическая большевистская организация в Закавказье. [Аплодисменты].

Между тем в ряде своих работ тов. Ф. Махарадзе допускает неправильное освещение истории «Месаме-даси» и дает неверную оценку роли и значения «Месаме-даси».

Тов. Махарадзе представляет «Месаме-даси» как однородную, последовательно революционную марксистскую социал-демократическую организацию, умалчивая о тех больших и острых разногласиях и внутренней борьбе, которая там имела место.

Говоря о «Месаме-даси», Ф. Махарадзе пишет:

«Это было совершенно новое направление; новая идеология, которая противопоставлялась идеологии всех господствующих классов и которая объявила беспощадную борьбу, борьбу не на жизнь, а на смерть всем классам-поработителям».

(Ф. Махарадзе, "К 30-летию существования тифлисской организации" изд. 1925 г., стр. 25).

«В тогдашних закавказских социал-демократических организациях [у т. Махарадзе речь идет о периоде с 1893- 1904 г. - Л. Б.] вообще оппортунистические и ревизионистские тенденции мало встречались, можно даже сказать, что вовсе не имели места».

(Ф. Махарадзе, «Предисловие к книге А. Цулукидзе», изд. 1927 г.).

«У нас марксистскому течению почти не приходилось вести борьбу с каким-нибудь другим течением в рабочем классе, как это произошло в других странах...»

(См. Ф. Махарадзе, «К 30-летию существования тифлисской организации», изд. 1925 г., стр. 42-13).

Тов. Ф. Махарадзе, во-первых, об'являет «Месаме-даси» целиком подлинной революционной марксистской социал-демократической организацией, допуская идеализацию роли и значения «Месаме-даси», и, во-вторых, замазывает борьбу ленинско-искровской группы против большинства «Месаме-даси».

И это в то время, когда еще в 1904 г. даже меньшевистская газета «Искра» (новая «Искра») вынуждена была признать легально-марксистский оппортунистический характер большинства «Месаме-даси» и ее теоретического органа - газеты «Квали».

Вот что писала меньшевистская «Искра» о газете «Квали» периода 90-х годов:

«Впрочем, склонность к теоретическим схемам, отвлеченность, преобладание общей идеи об «экономическом факторе», если хотите, некоторая безжизненность, характеризовали «Квали» еще в эту пору. В этом отношении «Квали» шла до известной степени по стопам русского легального марксизма первой половины 90-х годов, отражением которого эта газета и являлась».

(См. газету «Искра», № 60, 1904 г.).

В период 1898-1900 гг. сложилась и оформилась руководящая центральная социал-демократическая группа тифлисской организации, в состав которой входили: Сильвестр Джибладзе, Ал. Цулукидзе, Л. Кецховели, И. Сталин, Сев. Джугели и передовые рабочие Тифлиса - М. Бочоридзе, 3. Чодришвили, В. Стуруа, А. Окуашвили, Г. Чхеидзе.

Громадную помощь, как уже было отмечено, в деле пропаганды революционного марксизма и создания социал-демократической организации тт. Сталину, Цулукидзе, Кецховели и др. оказали находившиеся в Тифлисе, высланные из России, революционные социал-демократы Виктор Курнатовский, Иван Лузин, И. Франчески, Г. Коган, Родзевич, М.Калинин, С. Аллилуев, Левашкевич, Казаренко, Анна Краснова и др.

В период 1898-1900 гг. тифлисская центральная социал-демократическая группа провела огромную революционно-пропагандистскую и организационную работу по созданию нелегальной социал-демократической партийной организации; члены центральной партийной группы вели интенсивную революционную пропаганду, каждый из них руководил рабочими кружками.

Только у одного товарища Сталина было более 8 рабочих социал-демократических кружков. Тифлисская центральная партийная группа, наряду с пропагандой идей революционной социал-демократии, руководила забастовками и политической борьбой тифлисского пролетариата.

В 1898 г. в Тифлисе впервые в железнодорожных мастерских организуется крупная забастовка, и в дальнейшем до 1900 г. был организован и проведен ряд крупных забастовок на фабрике Бозарджянца, конке, кожевенном заводе Адельханова, в типографиях и т. д., а также ряд маевок и демонстраций тифлисских рабочих. Усилиями главным образом тт. Сталина, Кецховели и передовых рабочих организуется нелегальное печатание листовок и прокламаций и их распространение среди рабочих Тифлиса, а также в отдельных районах Закавказья.

Политическая, организаторская работа центральной тифлисской партийной группы в 1901 г. завершается организацией Тифлисского комитета РСДРП ленинско-искровского направления.

По инициативе товарища Сталина (в этот период тов. Л. Кецховели находился в Баку, а тов. С. Цулукидзе лечился в Батуме) была созвана 11 ноября 1901 г. первая тифлисская конференция социал-демократической организации, на которой были представлены почти все социал-демократические кружки в составе 25 делегатов. Конференция избрала первый Тифлисский комитет РСДРП, в который вошли 9 членов и несколько кандидатов к ним. В комитет были избраны тт. Сталин (бурные аплодисменты), Васо Цабадзе, С. Джибладзе, Аракел Окуашвили, Захарий Чодришвили, Калистрат Гогуа, Севериан Джугели и др.

Вот как вспоминают тт. Аракел Окуашвили и Георгий Чхеидзе об организации первого Тифлисского комитета:

«Первый Тифлисский (выборный) комитет социал-демократической организации был создан в 1901 г. Инициатива создания выборного Тифлисского комитета принадлежала тов. Сталину и его кружку [Бурные аплодисменты].

В состав Тифлисского комитета вошли следующие тт.: Сталин, В. Цабадзе, Аракел Окуашвили, Захарий Чодришвили, Георгий Чхеидзе, Калистрат Гогуа, Севериан Джугели и др.»

(Из воспоминаний Аракела Окуашвили и Георгия Чхеидзе).

В 1900-1901 гг. Батум оставался вне влияния тифлисской социал-демократической организации.

В 1896 г. русскими социал-демократами Лузиным и Франчески в Батуме был организован небольшой социал-демократический кружок, который разгромила и ликвидировала царская полиция в начале 1898 г. В 1899-1900 гг. в Батуме находились Карло Чхеидзе и Исидор Рамишвили - сторонники большинства «Месаме-даси», стоявшие на позиции «легального марксизма» и отрицавшие необходимость нелегальной партийной организации и революционной политической борьбы рабочего класса. Они вели легальную культурно-просветительную и самообразовательную работу среди небольшой группы батумских рабочих, главным образом читали лекции в общеобразовательной школе рабочих, т. е. проводили на практике линию большинства «Месаме-даси».

Ввиду того, что Батум представлял один из крупнейших промышленных и рабочих центров Закавказья, Тифлисский комитет пытался основать там социал-демократическую организацию, для чего был послан член Тифлисского комитета тов. Георгий Чхеидзе в Батум. Георгий Чхеидзе, но приезде в Батум, обратился за содействием к Карло Чхеидзе и Исидору Рамишвили, но они отказали ему в содействии под предлогом невозможности нелегальной революционной работы в условиях города Батума. -

Вот что рассказывают об этом факте тт. Окуашвили и Г. Чхеидзе:

«До товарища Сталина в Батуме не было никакой рабочей социал-демократической организации. Еще до тов. Сталина в Батум был делегирован член Тифлисского комитета Георгий Чхеидзе с заданием основать там социал-демократический кружок. Георгий Чхеидзе связался с находившимся тогда в Батуме Карло Чхеидзе и обратился к нему за содействием, но Карло Чхеидзе заявил Георгию, что в Батуме все видно, как на ладони, и здесь создать какую-нибудь революционную организацию немыслимо, и посоветовал уехать обратно, что и было сделано и о чем доложил комитету Георгий Чхеидзе после своего приезда из Батума».

(См. воспоминания А. Окуашвили и Г. Чхеидзе).

Имея такое положение в Батуме, товарищ Сталин, по поручению Тифлисского комитета, в конце ноября 1901 г. переезжает в Батум. Немедленно по приезде в Батум товарищ Сталин непосредственно связался с передовыми рабочими, и в конце декабря 1901 г. ему удалось основать социал-демократические кружки на ряде батумских крупных предприятий.

31 декабря 1901 г. на собрании представителей кружков главных предприятий оформляется батумская социал-демократическая организация (собрание было проведено под видом встречи нового года на квартире рабочего И. Дарахвелидзе).

На этом же собрании была выделена руководящая партийная группа во главе с товарищем Сталиным, игравшая роль Батумского комитета РСДРП. [Аплодисменты].

В январе и феврале 1901 г. в Батуме под руководством товарища Сталина активно заработали 11 социал-демократических рабочих кружков, которыми были охвачены такие предприятия, как заводы Манташева, Ротшильда, Сидеридиса и др.

В это время в батумскую социал-демократическую организацию входили такие передовые батумские рабочие, как Коция Канделаки, Илларион Дарахвелидзе, Сильвестр Тодрия, Михаил Габуния, Котрикадзе, П. Гогиберидзе, Дариспан Дарахвелидзе, Варлам Каландадзе, Геронтий Каландадзе, М. Пирцхелашвили, Теофил Гогиберидзе, Порфирий Куридзе, Хомерики Джолия и другие.

В январе 1902 г. товарищ Сталин вместе с передовыми рабочими организует первую в Батуме крупную забастовку рабочих завода Манташева, которая закончилась победой рабочих.

В феврале этого же года он организует две крупные забастовки на заводах Ротшильда, которые также окончились победой рабочих.

Батумская организация, во главе с товарищем Сталиным, устраивает ряд больших политических демонстраций. Самая крупная демонстрация батумских рабочих состоялась 9 марта 1902 г., в которой принимало участие около 6.000 человек. Эта демонстрация была расстреляна войсками, а ее участники, около 500 революционных рабочих, были высланы из Батума.

Газета «Искра» в № 26 от 15 октября 1902 г. о батумских событиях сообщала:

«Прибывший в Батум кутаисский военный губернатор, собрав стачечников, пригрозил всем тем, которые не пойдут на работу, высылкой этапом на родину, и, когда увещания не возымели действия, полиция «по указанию администрации завода Ротшильда» арестовала в ночь на 8 марта 32 рабочих для высылки по этапу. 8 марта толпа, человек в 400, явилась в полицейское управление, требуя «освобождения задержанных товарищей». От полицейского управления толпа направилась к зданию тюрьмы, куда прибывший за ней пом. военного губернатора полк. Дрягин вызвал роту 7 Кавказского стрелкового батальона. Толпа требовала, чтобы или арестованных выпустили или арестовали всех. Полк. Дрягин исполнил последнее и, арестовав 348 человек, вместе с 32 заключенными ранее в тюрьме, увез всех в пересыльную тюрьму. На следующее утро, 9 марта, в девятом часу, к пересыльной части подошла огромная толпа рабочих с вожаками впереди, шествуя правильными рядами с песнями, шумом и свистом. Вышедшему навстречу полк. Дрягину стоявшие во главе толпы рабочие Мих. Хиримьянц и Теофил Гогоберидзе заявили от имени толпы то же требование - или освободить заключенных или арестовать всех. На этот раз полковник ответил приказом расходиться. В виду отказа толпы исполнить это приказание Дрягин вызвал в подкрепление к стоявшей здесь команде крепостного батальона роту 7 Кавказского стрелкового батальона. На попытку солдат очистить площадь от рабочих последние ответили градом камней. Рабочие пытались отнять ружья у солдат, и слышны были крики: «Бей их, бери ружья, они не могут стрелять». К рабочим, бывшим на площади, присоединились заключенные в пересыльной части, бросавшие оттуда камни и под конец вырвавшиеся из тюремного двора. В заключение войска стали стрелять и убили 14 рабочих и многих ранили» 2.

(См. «Искра», № 26 от 15 октября 1902 г.).

Товарищ Сталин в эти дни проводит огромную политическую работу, пишет прокламации, лозунги, организует их печатание в нелегальной типографии (которую он основал в январе 1902 г. в Батуме) и распространение среди батумских рабочих, а также рассылку в ближайшие районы Грузии (Гурия, Имеретия, Мингрелия).

Особенно широко была распространена прокламация, написанная товарищем Сталиным по поводу батумских событий 9 марта 1902 г., призывавшая рабочих и крестьян к революционной борьбе за свержение царизма.

В день похорон жертв 9 марта товарищ Сталин организует манифестацию, которая превратилась в грандиозную политическую демонстрацию.

Батумские события явились предвестниками под'ема революционной волны во всем Закавказье. Они оказали огромное революционизирующее влияние на грузинскую деревню (Западная Грузия).

Нужно отметить, что в этот период находящиеся в Батуме Карло Чхеидзе и Исидор Рамишвили не только не принимали никакого участия в революционной борьбе батумских рабочих, но неоднократно подсылали людей к товарищу Сталину и сами лично уговаривали уехать из Батума, мотивируя это тем, что ему, т. е. Сталину, не удастся основать нелегальную социал-демократическую организацию и поднять батумских рабочих на политическую борьбу, а самое главное, это делали потому, что боялись того, что из-за нелегальной работы товарища Сталина они могли попасть в неприятную историю и подвергнуться преследованию.

Таким образом, батумскую социал-демократическую организацию организовал товарищ Сталин, и он первым поднял батумских рабочих на революционную борьбу против самодержавия и капитализма. Товарищу Сталину вместе с передовыми рабочими Батума удалось охватить революционным движением широкие массы рабочих Батума.

О работе товарища Сталина в Батуме царская охранка сообщала следующее:

«Осенью 1901 г. Тифлисский комитет РСДРП командировал в гор. Батум для пропаганды между заводскими рабочими одного из своих членов - Иосифа Виссарионовича Джугашвили, бывшего воспитанника 6 класса Тифлисской духовной семинарии. Благодаря деятельности Джугашвили... стали возникать на всех батумских заводах социал-демократические организации, вначале имевшие главой Тифлисский комитет. Плоды социал-демократической пропаганды уже обнаружились в 1902 г. в продолжительной забастовке в гор. Батуме на заводе Ротшильда и в уличных беспорядках».

(Центроархив Грузии, донесение пом. нач. Кут. губ. жанд. управления по Батумской области, дело № 1011).

В период своей работы в Батуме товарищ Сталин поддерживал тесную связь с тифлисской партийной организацией, часто наезжал в Тифлис и направлял работу тифлисской социал-демократической организации.

Товарищ Сталин 5 апреля (18 апреля) 1902 г. был арестован на заседании батумской руководящей партийной группы вместе с рабочими К. Канделаки, Д. Дарахвелидзе и др. и заключен в батумскую тюрьму.

В тюрьме товарищу Сталину удается наладить связь с оставшимися на свободе членами социал-демократической организации и направлять их работу. Одновременно он проводит большую политическую работу среди заключенных. Товарищ Сталин просидел в батумской тюрьме с 5 апреля 1902 г. до 19 апреля 1903 г., а 19 апреля 1903 г. его перевели в кутаисскую тюрьму.

Товарищ Сталин в кутаисской тюрьме, так же как и в батумской, ведет большую политическую работу среди заключенных, устанавливает связь со всеми камерами политических заключенных, проводит среди них пропаганду ленинско-искровских идей, резко разоблачает оппортунизм большинства «Месаме-даси», газеты «Квали» и Ноя Жордания, пропагандирует идеи гегемонии пролетариата и необходимость пролетарского руководства крестьянским движением.

Товарища Сталина в ноябре 1903 г. обратно переводят в батумскую тюрьму, откуда его ссылают в Сибирь (Иркутскую губ.) в конце ноября 1903 г.

Выдающуюся роль в деле создания ленинско-искровской социал-демократической организации Закавказья играл тов. А. (Саша) Цулукидзе. Тов. Цулукидзе раньше других товарищей из меньшинства начал работу и вместе с тем борьбу с большинством «Месаме-даси». Тов. Цулукидзе вступил в «Месаме-даси» в 1895 г. и всю свою сознательную жизнь отдал революционной борьбе рабочего класса. Однако тов. Цулукидзе не суждено было полностью развернуться ввиду его тяжелой болезни - туберкулеза, что нередко отрывало его от практической революционной работы.

Тов. Цулукидзе был одним из образованных марксистов того времени, талантливым пропагандистом и публицистом, революционером, до конца преданным делу рабочего класса, ближайшим другом товарища Сталина и Л. Кецховели.

Тов. Цулукидзе является автором ряда марксистских работ: «Новый тип в нашей жизни» - газ. «Квали», 1898 г.; «Беседа с читателями» - 1899 г.; «Из истории экономической науки» - 1899 г.; «Наши разногласия» - 1900 г.; «Мечта и действительность» - 1903 г.; «Отрывки из политической экономии» - 1904 г.; «Маленькое замечание по большому вопросу» - 1905 г.; «Автономия и интересы пролетариата» - 1905 г. и др.

Тов. Цулукидзе с исключительной глубиной и последовательностью развивал в своих работах марксистские взгляды по вопросам классовой борьбы пролетариата, политической экономии капитализма, необходимости политической партии для рабочего класса, по национальному вопросу и т. д.

В 1903 г. тов. Цулукидзе издал брошюру «Мечта и действительность», в которой подверг уничтожающей критике теорию «общей почвы» лидера грузинских социал-федералистов - Арчила Джорджадзе и лидера грузинских «легальных марксистов» - Ноя Жордания.

Тов. Цулукидзе в своей брошюре камня на камне не оставил от буржуазной теории «общей почвы», вскрыв и доказав с неумолимой логикой ее буржуазно-националистический характер.

Тов. Цулукидзе обосновал, что язык является не почвой для совместного действия классов и партий, как это утверждал Джорджадзе, а орудием классовой борьбы.

«Язык легко принять за «общую почву». Поскольку он употребляется всеми, он представляет «общую почву», так же как арена борьбы, но поскольку этим духовным оружием выражается скрытое социальное противоречие, постольку он является оружием для взаимного поражения. Нечего говорить, что для всех желательно заострить это оружие, развить его, но это развитие становится не «почвой для совместного действия», а оружием для уничтожения этой почвы. Пока существуют современные условия жизни, пока не будет вырвано с корнем основное противоречие, до тех пор и язык не может служить «общей почвой». Только будущее готовит одну большую «почву» для «совместного действия», на которой все «основы» изменятся, ненависть и вражда уничтожатся».

(С. Цулукидзе, собр. соч., 1927 г., см. статью «Мечта и действительность», стр. 157-158).

Далее тов. Цулукидзе писал, что развитие капитализма, капиталистической торговли и промышленности создает не почву для совместных действий классов и партий, а пропасть между ними.

«Там, где торговля и промышленность развиты и буржуазия крепнет, неизбежно существует другой общественный класс, и ему как раз в этот первый период больше нужны интеллигентские усилия, чем позже, когда сами условия жизни, об'единенная физическая и умственная работа создадут прочную социальную силу, которая в состоянии будет справиться и с сильным. Идеологи буржуазии всегда так затемняли глаза обществу, уверяли рабочий класс: «Ваши интересы требуют усиления, обогащения торговцев и промышленников, так как вы должны быть убеждены, что они и вас не позабудут и общее «национальное» дело сделают». Эти песни не раз слышала европейская демократия. Сегодня их повторяет у нас г. Арчил Джорджадзе».

(Статья «Мечта и действительность», собр. соч., стр. 155).

Тов. Цулукидзе, отстаивая марксистский тезис о классовом расслоении деревни, решительно отвергает идею «общей почвы» как между дворянством и крестьянством, так и внутри крестьянства.

«И в деревне мы замечаем то экономическое расслоение, которое является неизбежным результатом и условием развития промышленности; и в деревне появляются наши Дроидзе, которые каждое новое изобретение, предназначенное для усиления беспощадного соотечественника, использовывают в своих интересах; и здесь возникло и углубляется то противоречие, которое осветило действительное отношение и тем самым «общую почву» сделало еще более отдаленной мечтой и окончательно спело ей отходную...»

«Крестьянский банк... не поможет мелкому собственнику деревни, не двинет вперед его хозяйство, не остановит роста экономической нужды крестьянства, не уничтожит экономического противоречия, а значит и «общей почвой» тоже не пригодится».

(Статья «Мечта и действительность», собр. соч., стр. 168).

Тов. Цулукидзе, изобличая Джорджадзе как певца капитализма и буржуазного национализма, указывая на практику развития капитализма на Западе, развивал тезис о невозможности классового мира и сотрудничества классов.

«Ни одна из европейских наций не миновала классовой борьбы и ни одна не сумела удержаться «на почве совместных действий», хотя у них были проповедники не хуже Джорджадзе. Один только Бастия стоил нескольких Джорджадзе, но даже его гармоническая теория не сумела уничтожить классовой борьбы, и действительность развивалась, минуя его».

(Статья «Мечта и действительность», собр. соч., стр. 147)

Тов. Цулукидзе обосновывал марксистский тезис обострения противоречий капитализма и классовой борьбы:

«Современное капиталистическое производство построено на прибавочной стоимости, которая представляет собой неоплаченный труд, даром присвоенную силу трудящегося. Труд есть единственный источник стоимости, и для умножения и увеличения последней необходимо увеличение первого. Как можно больше труда и как можно меньше оплаты труда - вот к чему стремится собственник орудий производства. Как можно меньше труда и как можно большая оплата труда - вот в чем заключается постоянное стремление производителя. Это взаимоотношение между двумя элементами общества является характерным свойством капиталистического способа производства, необходимым условием его существования, и поэтому развитие торговли и промышленности представляется развитием этого противоречия».

(Статья «Мечта и действительность», собр. соч., стр. 147).

Тов. Цулукидзе после длительной болезни (туберкулез) скончался 8 июня 1905 г. в возрасте 29 лет. Похороны тов. Цулукидзе состоялись в Хони 12 июня 1905 г. Похороны тов. Цулукидзе, на которых присутствовало, по рассказу очевидцев, свыше 10,000 человек, превратились в грандиозную политическую демонстрацию против самодержавия.

На похоронах тов. Цулукидзе товарищ Сталин выступил с блестящей речью, в которой, наряду с оценкой работы Саши Цулукидзе, развернул задачи и картину революционной борьбы рабочих и крестьян против самодержавия. Речь товарища Сталина имела огромное большевистское революционизирующее значение.

Выступление товарища Сталина вызвало резкое недовольство со стороны меньшевиков и подняло на новую, высшую ступень борьбу большевиков с меньшевиками во всей Грузии и Закавказье.

Одним из выдающихся организаторов ленинско-искровской революционной социал-демократии являлся также тов. Ладо Кецховели. Как мы раньше указывали, тт. Цулукидзе, Кецховели, Сталин первыми начали борьбу против большинства «Месаме-даси» и издаваемой ими газеты «Квали». Как было сказано, они организуют и направляют социал-демократические кружки, переводят их работу на нелегальные рельсы, переводят социал-демократические организации на массово-политическую агитацию, организуют издание нелегальной прессы и нелегальной газеты «Брдзола» и т. д.

Революционная деятельность тов. Ладо Кецховели начинается с 1893 г. в Тифлисской духовной семинарии, откуда его исключили за участие в «бунте» учащихся, и он был вынужден в 1894 г. переехать в гор. Киев для продолжения образования.

В 1894- 1896 гг. тов. Л. Кецховели принимал активное участие в киевских революционных марксистских кружках. В 1896 г. тов. Л. Кецховели арестовала полиция и после 3-месячного тюремного заключения выслала на родину (в Грузию) под надзор полиции.

В январе 1900 г., укрываясь от преследования полиции, тов. у Л. Кецховели по указанию центральной тифлисской партийной группы (тт. Сталин и С. Джибладзе) переезжает для нелегальной партийной работы в Баку. В период 1900-1901 гг. тов. Л. Кецховели в Баку развил большую работу по укреплению социал-демократической организации.

Первые социал-демократические кружки в Баку возникли в период 1896-1897 гг. Тов. Кецховели удается оживить и укрепить социал-демократические кружки, наладить политическую агитацию среди рабочих нефтяных промыслов и железной дороги и организовать первый Бакинский комитет ленинско-искровского облика.

В начале 1901 г. тов. Кецховели в Баку с помощью Тифлисского социал-демократического комитета удается организовать подпольную типографию.

Тифлисский комитет снабдил тов. Кецховели шрифтом, оборудованием и деньгами для организации подпольной типографии в Баку.

С переездом тов. Кецховели в Баку и организацией там нелегальной типографии Тифлисскому комитету представилась возможность издания своей нелегальной газеты.

Как известно, идею создания нелегальной революционной газеты тт. Сталин и Кецховели выдвинули еще в 1898 г. в целях пропаганды революционного марксизма и борьбы против грузинского большинства «Месаме-даси» и их легальной газеты «Квали».

В сентябре 1901 г. тов. Кецховели в Баку выпустил первый номер газеты «Брдзола» («Борьба») - орган тифлисской социал-демократии.

О бакинской нелегальной типографии тов. Вано Болквадзе, который вместе с тов. Кецховели работал в этой типографии с момента ее основания, дает следующее сообщение:

«Самым активным, выдающимся тогда во всей организации был товарищ Сталин. Активисты-рабочие обычно за директивами во время конфликтов с предпринимателями, или во время организации забастовок, или по вопросам работы кружков, обращались к товарищу Сталину или к Джибладзе. Больше всего связь обычно поддерживалась с товарищем Сталиным, и если его находили, то не было нужды обращаться к Джибладзе. Товарищ Сталин при всех конфликтах и забастовках на предприятиях всегда лично связывался с рабочими, интересовался каждой мелочью, помогал формулировать требования перед предпринимателями и всегда придавал этим требованиям политический, боевой характер.

Активно был связан с товарищем Сталиным в период 1899 - 1900 гг. тов. Ладо Кецховели. Тов. Кецховели входил в центральную партийную группу, принимал активное руководящее участие во всей революционной политической работе этой группы. В 1900 г. тов. Кецховели преследовала полиция после забастовки рабочих тифлисской конки, и он вынужден был скрываться. Поэтому, по решению центральной партийной группы, ему было предложено выехать в Баку для нелегальной партийной работы.

В Баку тов. Кецховели установил связь с бакинскими социал-демократическими кружками и обратился к тифлисской группе с предложением о создании нелегальной типографии. С помощью тифлисской центральной группы и бакинских товарищей тов. Кецховели удалось приобрести печатную машину, а также все необходимое для типографии оборудование и основать типографию. Тов. Кецховели потребовал от тифлисской партийной группы наборщика, и я был командирован в его распоряжение.

Вначале в типографии работали всего двое - Кецховели и я. Через некоторое время, примерно месяца через два, когда работы стало много, тов. Кецховели потребовал у тифлисской группы другого товарища, и к нам был прислан тов. Виктор Цуладзе. Никто в этой типографии, кроме тов. Кецховели и нас двоих, не работал.

Типография нами была ликвидирована после ареста тов. Ладо Кецховели в сентябре 1902 г. в виду опасного положения типографии.

В типографии мы печатали различные брошюры, прокламации, листовки, журнал «Брдзола» и другую революционную литературу. Все названия мне трудно вспомнить. Первый номер журнала «Брдзола» нами был выпущен в сентябре 1901 г. Этот журнал был органом тифлисской социал-демократической группы. Всего было нами издано 4 номера журнала. Начиная с номера 1-го, мы получали статьи, письма и заметки из Тифлиса. Ряд материалов и статей был прислан тт. Сталиным, Бочоришвили и др. Большинство политических статей там печаталось без подписей. Всю литературу, которую мы печатали, газеты, брошюры главным образом мы доставляли в Тифлис, а тифлисская партийная группа ее распределяла. Транспортировку этой литературы в Тифлис мы проводили через Миха Бочоришвили и др.»

(Из воспоминаний тов. Вано Болквадзе).

Между тем, А. Енукидзе в своей авторизованной биографии и брошюре «Наши подпольные типографии на Кавказе» допустил ряд грубых извращений истории большевистских организаций Баку и Тифлиса.

А. Енукидзе пишет:

«В то время в Баку не было других социал-демократических организаций, кроме небольшой группы рабочих, высланных из Москвы Зубатовым. Вместе с этими рабочими Енукидзе в начале 1899 года сорганизовал в трех районах Баку кружки из рабочих (в городе, в Сабунчах и Балаханах); таким образом, было положено начало бакинской социал-демократической организации. С приездом в Баку покойного Владимира Кецховели, высланного из Тифлиса за организацию трамвайной забастовки, начинается работа по расширению и укреплению бакинской организации. За годы 1899-1901 Енукидзе и Кецховели удалось организовать Бакинский комитет РСДРП, расширить работу в районах, создать небольшую нелегальную типографию. С весны 1901 г., по предложению партии, Енукидзе целиком ушел в революционную работу и вместе с Кецховели работал в подполье, принимая деятельное участие в организации в Баку группы «Искры». За это время, благодаря, главным образом, энергии Енукидзе, в Баку была оборудована большая нелегальная типография, в которой, между прочим, печатались отдельные номера «Искры», «Южного рабочего» и др.; был также налажен транспорт заграничной литературы через Батум».

(См. «Б. С. Э.», том XXIV, стр. 522).

А в книжке «Наши подпольные типографии на Кавказе» у Енукидзе оказано:

«В то время в Баку еще не было рабочей партийной организации и даже ни одного кружка (это относится к осени 1898 г.), а жили лишь отдельные товарищи, частью высланные из России (большей частью высланные из Москвы Зубатовым), частью вернувшиеся из заграничной эмиграции».

(А. Енукидзе, «Наши подпольные типографии на Кавказе», изд. 1934 г., стр. 10).

Как видите, Енукидзе исказил известные исторические факты, чрезмерно преувеличил свою роль, приписал себе роль основоположника и организатора бакинской социал-демократической организации и первой нелегальной бакинской типографии.

Как известно, А. Енукидзе, ввиду явной очевидности этих ошибок и извращений, был вынужден признать эти ошибки на страницах «Правды» от 16 января 1935 г.

Газета «Брдзола» - первая нелегальная газета тифлисской социал-демократической организации, её ленинско-искровской группы, отстаивала теоретические основы революционного марксизма и задачи революционно-классовой борьбы пролетариата.

Газета «Брдзола» обосновывала и развивала необходимость перехода социал-демократических организаций на массовую политическую агитацию, на организацию революционной политической борьбы рабочего класса против самодержавия и ленинскую идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции.

Газета «Брдзола» рассматривала себя как местный орган общероссийского социал-демократического движения, отстаивая неразрывную связь революционной борьбы закавказского пролетариата с революционной борьбой всего российского рабочего класса.

Идею газеты «Искра» об организации единой революционной партии, на основе широкой политической агитации и пропаганды идей революционного марксизма, газета «Брдзола» сделала своим руководящим принципом.

Газета «Брдзола» вслед за «Искрой», которая писала: «Мы, русские социал-демократы (пишет Ленин в «Искре»), должны сплотиться и направить все усилия на образование крепкой партии, борющейся под единым знаменем революционной социал-демократии...», - выдвигала задачу широкого развертывания агитации и пропаганды идей революционной борьбы пролетариата.

Газета «Брдзола» в первом же номере провозгласила:

«Грузинское социал-демократическое движение не представляет собой обособленное, только лишь грузинское, рабочее движение, с собственной программой. Оно идет рука об руку со всем российским движением и, следовательно, подчиняется российской социал-демократической партия. Отсюда ясно, что грузинская социал-демократическая газета должна представлять из себя лишь местный орган, который должен освещать преимущественно местные вопросы и выражать лишь местное движение...

Само собой разумеется, что для социал-демократического организационного движения главным средством является широкая агитация и пропаганда революционных идей».

(«Брдзола» № 1, сентябрь 1901 г. - от редакции).

Газета «Искра», резко поставив вопрос об отмежевании от экономистов и «легального марксизма», писала:

«Прежде чем об'единиться и для того, чтобы об'единиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

(«Искра» № 1 - от редакции).

Аналогичные задачи революционной борьбы ставит и газета «Брдзола».

«Здесь не надо только забывать социал-демократических принципов и революционных способов борьбы. Если мы всякое движение будем измерять такой меркой, мы будем свободны от всякой бернштейнианской бредни».

(«Брдзола» № 1).

«Брдзола» с первого же номера, в отличие от газеты «Квали» (орган правого крыла «Месаме-даси»), решительно отстаивает и пропагандирует ленинскую идею гегемонии пролетариата в российском революционном движении.

Вот что писала «Брдзола» о гегемонии рабочего класса:

«Но спросим, какой класс в силах сразиться с этим врагом? Кто будет представлять основной революционный нерв? Достаточно окинуть взглядом общественную жизнь России, взаимоотношения различных классов ее, чтобы убедиться, что «в России главную силу представляет соединенная сила революционного пролетариата. Буржуазия, опирающаяся на свой бездонный карман, прекрасно себя чувствует под самодержавным скипетром.

Пролетариат - вот та стойкая сила, которая должна разрушить самодержавие; Социал-демократическая партия должна об'явить самодержавию смертельную борьбу; социал-демократия, опирающаяся и на те общественные элементы, на которые давит абсолютизм, опирающаяся на их прямую или косвенную помощь, пойдет в атаку, и крепкая стена российского деспотизма разрушится до основания».

А. Енукидзе в своей книжке «Наши подпольные типографии», после того, как постарался умалить роль и значение тов. Кецховели и выдвинуть свою персону на первый план, милостиво оговаривается, что он не сомневается в том, что если бы Кецховели удалось дожить до момента раскола РСДРП, он бы целиком стоял в рядах большевиков.

Едва ли требуется такое «благосклонное» отношение к тов. Кецховели, который является одним из первых большевиков-«искровцев» в Закавказье.

Соратник товарища Сталина и С. Цулукидзе на заре зарождения большевизма в Закавказье и Грузии, непосредственный организатор нелегальной газеты «Брдзола», человек, который придал большевистско-«искровский» облик бакинской организации, едва ли нуждается в таких снисходительных отзывах Енукидзе.

Работа тов. Л. Кецховели не могла пройти незамеченной.

Ротмистр Рунич в секретном донесении на имя тифлисского жандармского управления от 10 августа 1903 г. сообщал о работе тов. Кецховели:

«Обвиняемый Владимир Кецховели… изобличен в том, что был главным организатором тайной типографии, печатавшей почти все прокламации и другие революционные издания, распространявшиеся до ареста Кецховели, т. е. до сентября 1902 г., в разное время в районах Тифлисской, Кутаисской и Бакинской губерний. При чем тем же дознанием Кецховели... изобличен в том, что совместно с некоторыми из обвиняемых печатал в своей тайной типографии прокламации к войскам, имеющие целью призвать войска к явному неповиновению и бунту, каковые прокламации к тому же, как установлено, имели самое широкое распространение среди войск.

... Кецховели, благодаря своим обширным революционным связям и знакомствам, под чужими фамилиями, с подложными паспортами... сумел сорганизовать такое сложное и рискованное предприятие, как тайная типография, функционирующая почти в течение двух лет, часть коей к тому же до сих пор так и осталась не обнаруженной».

(Арх. ф. 36, д. № 467, стр. 59, см. матер. Инст. Шаумяна о Кецховели, стр. 111-112).

Тов. Кецховели был арестован в Баку 2 сентября 1902 г., после чего подпольная типография была временно ликвидирована тов. И. Болквадзе.

Центральная партийная типография, которая упоминается: А. Енукидзе, существовала в городе Баку с середины 1903 г. по конец 1905 г. Эта типография была создана (вернее вначале была восстановлена старая типография, основанная тов. Л. Кецховели) по поручению Ленина товарищами Л. Красиным и Семеном (он же Трифон) Енукидзе и до ноября 1903 г. она обслуживала ленинскую «Искру».

После же II с'езда и перехода «Искры» и ЦК в руки меньшевиков типография обслуживала по указаниям Л. Красина новую, меньшевистскую «Искру» и меньшевистский ЦК.

В этой типографии с самого начала ее основания и впоследствии работали тт. И. Болквадзе, Сильвестр Тодрия, Вано Стуруа, Джаши, А. Хумарян, Авель Енукидзе и др.

Вот что пишет в своих воспоминаниях об этой типографии тов. Вано Болквадзе:

«После ареста тов. Кецховели во второй половине 1903г. по заданию тов. Красина Семеном (он же Трифон) Енукидзе была восстановлена типография (т. е. типография, основанная тов. Кецховели), которая просуществовала до конца 1905 года...

Типография печатала по заданию тов. Красина новую «Искру» и другую литературу».

(См. воспоминания тов. И. Болквадзе).

Наряду с центральной партийной типографией в Баку в этот период существовала типография Бакинского комитета, которая обслуживала нужды бакинской организации. Впоследствии туда были прикомандированы из центральной типографии тт. С. Тодрия и А. Хумарян.

Об этой типографии Бакинского комитета тов. Георгий Стуруа сообщает следующее:

«По решению Бакинского комитета мне было предложено перейти на работу по организации нелегальной типографии. В виду того, что бакинская нелегальная типография перед этим была провалена и Бакинский комитет решил восстановить ее... организовали небольшую нелегальную типографию, где печатались разные прокламации Бакинского комитета...

Впоследствии, когда эта типография была расширена, из центральной нелегальной типографии, которая находилась тогда в Баку, были прикомандированы к Бакинскому комитету тт. Силия Тодрия и Ашот Хумарян».

(См. воспоминания Георгия Стуруа).

Тов. Кецховели около года просидел вначале в бакинской, а затем в тифлисской тюрьме (Метехи).

Тов. Кецховели в тюрьме держит себя стойко, как настоящий пролетарский революционер, выступает в роли обвинителя полицейских палачей и агитирует среди заключенных против реакционного самодержавия.

Полиция применяет самый гнусный метод расправы с этим замечательным пролетарским борцом. Собака тюремной полиции - ротмистр Рунич 10 августа 1903 г., ровно за семь дней до убийства тов. Кецховели, писал тифлисскому жандармскому управлению:

«Было бы полезно... в виду доказанных дознанием серьезности и значения Кецховели для революционного движения, чтобы против Кецховели во время высылки были бы приняты какие-либо особые меры, так как Кецховели, получив свободу, при первой же возможности убежит за границу и в будущем по своим крайним убеждениям, наверное, принесет много зла».

(Арх. ф. 36, д. 467, стр. 59).

Эти «особые меры» выразились в том, что 17 августа Кецховели был застрелен в тюремной камере.

По поводу гнусного убийства Кецховели Тифлисским комитетом партии была выпущена следующая прокламация:

«Товарищи! В воскресенье, в девять с половиной часов утра, выстрелом убили в Метехской тюрьме неустанного борца за свободу и социализм Ладо Кецховели. С молодых лет до последнего вздоха он неустанно защищал священные права человека и протестовал против всяких насилий и своеволий…

Будучи ещё юным учащимся, он принял горячее участие в волнениях в семинарии в 1893 г., за что был исключен из училища. Затем он учился в Киевской семинарии, но и там его дважды посадили в тюрьму. С 1897 г. он принимал деятельное участие в рабочем движении на Кавказе. В Тифлисе он организовал первую стачку служащих конки... Ему же принадлежит впервые организация редакции «Брдзола».

Припадем к твоему праху, бесстрашный борец за свободу народа.

Товарищи! Не оставим без протеста это гнусное, жуткое убийство и, как Ладо, мощно крикнем:

Долой самодержавие!
Да здравствует демократическая республика!
Долой капитализм!
Да здравствует социализм!

Тифлисский комитет».

Кавказский союзный комитет Российской социал-демократической партии в 1903 г. выпустил брошюру «О жизни и революционной деятельности Ладо Кецховели», в которой говорится:

«Ладо первый создал грузинскую революционную литературу. Он же первый организовал у нас революционную типографию, он же первый выпустил грузинский революционный периодический орган, он же первый заложил среди бакинских рабочих семена революции... Ясно, что Ладо был опаснейшим врагом самодержавных зверей и всех тиранов. Последние и сами понимали это хорошо, и именно поэтому так бессовестно, так гнусно и вероломно убили они его».

(См. брошюру «О жизни и революционной деятельности Ладо Кецховели», 1903 г.).

Вот как характеризовал Кавказский союзный комитет тов. Кецховели и его роль в революционном движении Закавказья.

Таким образом:

1) Первые семена марксизма в Закавказье были занесены в период первой половины 90-х годов высланными из центральных районов России русскими революционными социал-демократами - с одной стороны, и легальными марксистами из грузин, побывавшими за границей, - с другой.

2) «Месаме-даси» является первой грузинской марксистской, социал-демократической организацией, сыгравшей известную положительную роль (в период 1893-1898 гг.) в деле ознакомления, изучения и распространения идей марксизма, а также в борьбе с откровенными шовинистическими течениями грузинской дворянской и буржуазной интеллигенции.

3) «Месаме-даси», однако, не была однородной организацией. Большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, представляло оппортунистическое течение - «легальный марксизм», вульгаризировавшее и искажавшее основы революционного марксизма, отрицавшее идею гегемонии пролетариата в революционном движении, политическую революционную борьбу рабочего класса против самодержавия и идею пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Большинство «Месаме-даси» вульгаризировало и приспособляло учение марксизма к интересам буржуазно-капиталистического развития и буржуазного национализма.

4) Меньшинство «Месаме-даси», во главе с товарищами Кецховели, Сталиным и Цулукидзе А., представляло революционно-марксистское интернационалистское крыло «Месаме-даси», которое организовало непримиримую борьбу против большинства «Месаме-даси» во имя принципов старой «Искры».

Меньшинство «Месаме-даси», во главе с товарищем Сталиным и др., в борьбе против всяких извращений революционного марксизма, пропагандировало, обосновало и отстояло основы революционного марксизма, - это меньшинство послужило ядром ленинско-искровского направления.

5) Разногласия и борьба между большинством и меньшинством в «Месаме-даси» переросли и превратились в общие разногласия по вопросу большевизма и меньшевизма после II с'езда РСДРП, главным образом в конце 1904 г. и в начале 1905 г., после отхода Плеханова к меньшевизму. Большинство «Месаме-даси», во главе с Н. Жордания, целиком стало на позицию меньшевизма, а меньшинство, во главе с товарищем Сталиным, - на позицию Ленина - большевизма. [Бурные аплодисменты].

К концу 1904 г. в Тифлисе оформилась большевистская организация РСДРП.

6) Основоположником ленинско-искровской социал-демократической организации в Грузии и Закавказье является товарищ Сталин [аплодисменты] вместе с тт. С. Цулукидзе и Ладо Кецховели и русскими социал-демократами, находившимися в Тифлисе (Курнатовский и др.).

Под руководством товарища Сталина в Грузии и Закавказье в непримиримой борьбе с врагами марксизма-ленинизма, в первую голову в борьбе с грузинскими «легальными марксистами» (с большинством «Месаме-даси» во главе с Н. Жордания, С. Джибладзе. и др.) зародились и выросли большевистские организации. [Бурные аплодисменты].

II. К истории большевистских организаций Закавказья в период первой русской революции (1905-1907 гг.)

Товарищ Сталин в феврале 1904 г., после побега из ссылки (Сибирь), возвращается в Тифлис и становится во главе большевистских организаций Закавказья, организует и направляет борьбу против меньшевиков, которые после II с'езда партии, за время отсутствия товарища Сталина, особенно активизировались.

Товарищ Сталин и остальные закавказские большевики развернули борьбу за созыв III с'езда партии, твердо проводя линию на раскол, на разрыв с меньшевиками. При его руководстве Кавказский союзный комитет РСДРП порвал связь с ЦК РСДРП, который перешел в руки меньшевиков после II с'езда, и потребовал созыва III с'езда партии.

В ноябре 1904 г. в Тифлисе состоялась большевистская конференция кавказских комитетов (в составе 15 делегатов), которая приняла решение об организации широкой агитации и борьбы у за созыв III с'езда партии.

В решении конференции было сказано:

«Возникший немедленно после II с'езда, вследствие нежелания так называемого «меньшинства» подчиниться партийной дисциплине, партийный кризис в течение всего после с'ездовского периода не позволял партии обслуживать сколько-нибудь удовлетворительно интересы российского пролетариата...

Надеяться на то, что наши центральные учреждения одними собственными усилиями вывели бы партию из столь затруднительного положения, по указанным выше причинам нет никакого основания... Если кто и может это сделать, то только сама же партия путем с'езда; только законным путем партийного с'езда можно вернуть центрам утраченное доверие, необходимое для их дееспособности. Необходимый в интересах внутрипартийного мира немедленно созванный экстренный с'езд крайне нужен и по условиям данного исторического момента, требующего исключительной согласованности и единства в действиях отдельных частей партии для решительного натиска на царское самодержавие».

(Из резолюции конференции кавказских комитетов, ноябрь 1904 г.).

Ноябрьская конференция кавказских комитетов избрала бюро для организации борьбы за созыв 111 с'езда.

В период революции (1905-1907 гг.) товарищ Сталин совместно с Миха Цхакая руководит работой Кавказского союзного комитета РСДРП. В это время в состав союзного комитета, кроме товарищей Сталина и Миха Цхакая, разновременно входили: А. Цулукидзе, Ст. Шаумян, А. Джапаридзе, Л. Каменев, Б. Кнуниянц, Ф. Махарадзе, С. Ханоян, М. Бочоридзе, М. Торошелидзе, М. Давиташвили, Аладжарова и др.

Кавказский союзный комитет РСДРП развернул борьбу с меньшевиками, требуя от всех местных социал-демократических организаций неуклонного проведения в жизнь тактических и организационных принципов большевизма.

В июне 1904 г. Кавказский союзный комитет распустил выступивший против созыва III с'езда партии меньшевистский Бакинский комитет и организовал новый, большевистский Бакинский комитет.

Тифлисский комитет РСДРП во главе с С. Джибладзе и Н. Рамишвили уклонился от проведения большевистских директив союзного комитета и 17 января 1905 г. принял решение о выходе из Кавказского союза РСДРП. Тогда Кавказский союзный комитет решил распустить меньшевистский комитет и организовал большевистский Тифлисский комитет партии.

Союзный комитет 4 февраля 1905 г., в связи со своим решением о роспуске Тифлисского комитета, в специальном обращении к членам тифлисской организации РСДРП писал:

«Центральный орган Кавказского союза - союзный комитет по поводу выхода из союза Тифлисского комитета постановил: подобный поступок Тифлисского комитета (выход из союза) нарушает принятые II с'ездом партийные принципы, союзный устав и этим самым оставляет вне партии теперешних членов Тифлисского комитета; поэтому союзный комитет учреждает новый Тифлисский комитет, который будет подлинным представителем партии в Тифлисе и вместе с другими кавказскими товарищами поведет нас на борьбу против правительства и буржуазии».

(Из обращения союзного комитета «об'единенным рабочим Тифлиса» от 4 февраля 1905 г.)

В период 1904-1905 гг. закавказские большевики, под руководством товарища Сталина, проводят борьбу по разоблачению меньшевизма и завоеванию рабочих масс на свою сторону.

В 1905 г. в Тифлисе организуется бюро большевиков - руководящий центр большевистских организаций Закавказья.

Закавказские большевики во всех промышленных районах Закавказья: Баку, Тифлисе, Кутаисе, Чиатурах, Самтреди, Пота и др., развернули большую идейно-организационную борьбу против меньшевизма; большевики, разоблачая оппортунизм и предательскую роль меньшевиков в революции, строят и укрепляют свои партийные организации.

Тифлисское бюро большевиков проводит дискуссию с меньшевиками в ряде городов и районов.

Большая дискуссия проходит в Тифлисе среди социал-демократических рабочих железнодорожных мастерских, депо, завода Адельханова, табачных фабрик и др. На этих дискуссиях товарищ Сталин выступает и разоблачает меньшевистских лидеров Ноя Жордания, И. Церетели, Н. Рамишвили и др.

Также большая дискуссия проходит в Батуме, на которой товарищ Сталин выступал против Н. Рамишвили, Р. Арсенидзе и других главарей меньшевиков.

Ряд дискуссий проводится разновременно в Чиатурах, почти во всех марганцевых рудниках (Перевиси, Шукурты и др.). От большевиков на этих дискуссиях выступал товарищ Стадия, а также вместе с ним в разное время участвовали тт. А. Цулукидзе, Б. Мдивани, Инцкирвели и К. Цинцадзе, а со стороны меньшевиков - меньшевистские главари Г. Лордкипанидзе, Хомерики, Нинидзе, 3. Гурули и др.

На чиатурских дискуссиях меньшевики потерпели полное поражение. Подавляющее большинство социал-демократических рабочих примкнуло к большевикам.

Товарищ Сталин в Чиатурах организует большевистский уездный комитет партии, выделяет группу пропагандистов из передовых рабочих-активистов, а также подготавливает специальную группу актива для работы среди крестьян Чиатурского района.

Дискуссии были проведены в Кутаисе, где меньшевики Г. Лордкипанидзе, Н. Хомерики, К. Сулаквелидзе и др. сумели привлечь на свою сторону большинство социал-демократических организаций.

По инициативе товарища Сталина в Кутаисе оформляется большевистский Имеретино-мингрельский комитет, руководивший партийными организациями бывшей Кутаисской губернии. Товарищ Сталин при Кутаисском комитете организует группу пропагандистов и подготавливает их для партийно-агитационной работы.

Товарищ Сталин совместно с Миха Цхакая, Ф. Махарадзе, С. Кавтарадзе, Ш. Элиава и др. проводит ряд дискуссий против меньшевиков в Хонском районе (Хони, Кухи). После дискуссии оформляется Хонский большевистский комитет.

Меньшевики, во главе с Н. Жордания, Н. Рамишвили и др., против большевиков прибегали к злостным инсинуациям и демагогии, клеветнически обвиняя большевиков, в особенности Ленина и Сталина, в «бланкизме», «якобинстве», «диктаторстве» и т. п.

В конце 1904 г. товарищ Сталин направляется в Баку для усиления кампании за созыв III с'езда партии и дальнейшего развертывания борьбы против меньшевиков, в частности против представителя меньшевистского ЦК Глебова (Носков), находившегося тогда в Баку.

Товарищ Сталин и закавказские большевики развертывают беспощадную борьбу с националистическими партиями: дашнаками, федералистами, анархистами и др. Ряд крупных дискуссий был проведен против анархистов, федералистов и др.

Большая дискуссия была проведена в Тифлисе против анархистов-кропоткинцев К. Гогелия, М. Церетели, закончившаяся полной победой большевиков. Также большая, дискуссия была проведена против Ш. Месхишвили (эсер), Н. Мдивани (федералист), с лидером анархистов Гогелия и другими в Чиатурах. Во всех этих дискуссиях товарищ Сталин играл выдающуюся роль. Вот как вспоминает об этой дискуссии тов. Кекелидзе:

«В мае месяце 1905 г. было созвано собрание, которое превратилось в дискуссионный митинг, на котором присутствовало до двух тысяч рабочих. На митинге выступили товарищи Коба-Сталин, от меньшевиков - Г. Лордкипанидзе, социал-революционеров - Ш. Месхишвили, федералистов - С. Мдивани, анархистов - К. Гогелия и др. Открывается митинг. Первым выступает Коба. Развернулись большие прения... Тогда как каждый противник ругался и «бесился», тов. Коба спокойно и непоколебимо разрушал и уничтожал все положения противников. Таким образом, и здесь победили большевики: рабочие единогласно поддержали тов. Коба».

(Из воспоминаний тов. Кекелидзе Батломе - члена партии с 1903 г.).

В период первой революции (1905 - 1907 гг.) товарищ Сталин являлся твердым проводником ленинской линии, вождем и руководителем большевиков и революционных рабочих и крестьян Закавказья. (Бурные аплодисменты).

На первую Всероссийскую большевистскую конференцию в Таммерфорсе (декабрь 1905 г.) товарищ Сталин и передовой рабочий Г. Телия посылаются делегатами от закавказских большевистских организаций.

На этой конференции товарищ Сталин был избран в политическую комиссию по редактированию резолюций конференции.

Здесь товарищ Сталин лично связался с Лениным, которого знал раньше только по переписке.

Вот как вспоминает о переписке товарища Сталина один из участников лейпцигской группы большевиков Д. Сулиашвили:

«От товарища Сталина мы получали вдохновенные письма о Ленине. Письма получал тов. М. Давиташвили 3. Товарищ Сталин в этих письмах восхищался Лениным, его неуклонной, чисто марксистской тактикой, решением с его стороны вопросов партийного строительства и т. д. В одном из писем товарищ Сталин называл Ленина «горным орлом» и восторгался его непримиримой борьбой против меньшевиков. Мы эти письма переслали Ленину и скоро получили от него ответ, в котором он Сталина называл «пламенным колхидцем».

(Из воспоминаний Д. Сулиашвили).

В Закавказье революция 1905 г., как и все революционное движение, возникла под непосредственным воздействием революционного движения русского пролетариата.

В 1905 г. в Закавказье революционная борьба рабочих и крестьян против самодержавия приняла широкий размах. Революционный под'ем начался в 1904 г. декабрьскими стачками бакинского пролетариата.

Политические стачки и забастовки охватили все Закавказье.

В Тифлисе 18 (31) января состоялась всеобщая забастовка тифлисского пролетариата, открывшая полосу всеобщих стачек и забастовок: в Батуме, Чиатурах, Кутаисе, Самтреди и других городах.

По официальной статистике на каждого рабочего за 1905 г. Приходились стачек: в Баку - 4,56 раза, в Тифлисе - 4,49 раза. Стачки и забастовки обычно перерастали, под руководством большевистских организаций, в вооруженные демонстрации и вооруженные столкновения рабочих с полицией и войсками.

Особенно большой под'ем революции мы имели в закавказской деревне.

В ряде районов Грузии (Озургетский, Зугдидский, Сенакский, Горийский, Душетский, Тифлисский и Телавский уезды), в особенности в Гурии (Озургетский уезд), происходили крупные вооруженные восстания крестьян. Крестьянские революционные комитеты - органы вооруженного восстания революционного крестьянства - осуществляли захват помещичьих земель, отмену всяких налогов, бойкот помещиков, духовенства и правительственных учреждений.

По поводу вооруженной борьбы на Кавказе в статье «Современное положение России и тактика рабочей партии» Ленин писал:

«Нас опередили в этом отношении и Кавказ и Польша и Прибалтийский край, т. е. именно такие центры, где движение всего дальше ушло от старого террора, где восстание подготовлено всего лучше, где массовый характер пролетарской борьбы всего сильнее и ярче выражен».

(Ленин, соч., том IX, стр. 27).

В период 1904-1907 гг. товарищ Сталин, находясь у руля закавказских большевиков, ведет огромную теоретически-организационную работу. Он руководит и направляет борьбу всей большевистской печати.

В этот период в Закавказье издавались большевистские газеты: в Тифлисе - «Кавказский рабочий листок», «Борьба пролетариата» (на грузинском, русском и армянском языках), «Новое время» («Ахалидроеба»), «Время» («Дро»), «Новая жизнь» («Ахали цховреба»), «Наша жизнь» («Чвени цховреба»), в Баку - «Искра» («Канц» - на армянском языке), «Новое слово» («Норхоск». - на армянском языке), «Бакинский рабочий», «Бакинский пролетарий», «Голос рабочего» («Банвори дзаин» - на армянском языке), «Рядовой», «Гудок», «Призыв», «Кочдевет» (на тюркском языке) и др.

Товарищ Сталин в своих трудах и статьях развертывает борьбу против меньшевиков, отстаивает, обосновывает и пропагандирует ленинское учение о пролетарской партии и организационные принципы большевизма.

В брошюре «Вскользь о партийных разногласиях», написанной в начале 1905 г., которая вышла нелегальным изданием летом 1905 г., и в статье «Ответ социал-демократу», опубликованной в газете «Пролетариатис брдзола», товарищ Сталин дает уничтожающую критику меньшевистской оппортунистической теории стихийности и обосновывает марксистско-ленинское учение о значении революционной теории и политической партии для рабочего класса. Здесь товарищ Сталин выступает в защиту «Что делать» Ленина:

«Стихийное рабочее движение - движение без социализма, неизбежно мельчает и принимает тред'юнионистскую окраску - подчиняется буржуазной идеологии.

Но можно ли вынести отсюда то заключение, что социализм - все, рабочее же движение - ничто? Конечно, нет! Только идеалисты могут утверждать это. В конце концов экономическое развитие безусловно приведет рабочий класс к социальной революции и освободит его от буржуазной идеологии: но дело в том, что это путь зигзагов и блужданий.

С другой стороны - социализм вне рабочего движения останется фразой и теряет значение, на какой бы научной почве он ни стоял. Но можно ли отсюда заключить, что рабочее движение - все, социализм же - ничто? Ни в каком случае. Так могут рассуждать только те квази-марксисты, для которых идея теряет всякое значение и уже потому не имеет никакого значения, что она выработана жизнью. Но социализм можно внести в рабочее движение и из пустой фразы превратить в могучее орудие.

Каков вывод? Рабочее движение должно соединиться с социализмом, практическая деятельность должна тесно связаться с теорией и тем придать стихийному рабочему движению социал-демократический смысл и физиономию...»

(И. Сталин, «Вскользь о партийных разногласиях», стр. 15-16, 1905 г.).

В этой же брошюре товарищ Сталин обосновывает руководящую роль революционной социал-демократии:

«Мы, социал-демократы, должны помешать стихийному рабочему движению идти по тред'юнионистскому пути, должны вводить его в социал-демократическое русло, вносить социалистическое сознание в это движение и сплачивать передовые силы рабочего класса в централизованную партию. Наш долг - всегда и везде руководить движением, энергично бороться со всеми - будет ли то враг, или «друг» - кто становится на пути к осуществлению нашей святой цели».

(И. Сталин, «Вскользь о партийных разногласиях», стр. 16, 1905 г.).

В своей статье «Ответ социал-демократу» (см. газету «Пролетариатис брдзола» № 11 от 15 (28) августа 1905 г.) товарищ Сталин развивает тезис Ленина о внесении социалистического сознания в стихийное рабочее движение, тезис о необходимости соединения революционной теории с массовым рабочим движением.

«Современная жизнь устроена капиталистически. Здесь, существуют два больших класса: буржуазия и пролетариат, и между ними идет борьба не на жизнь, а на смерть. Первого его жизненное положение вынуждает укреплять капиталистические порядки. Второго же то же положение вынуждает подорвать и уничтожить капиталистические порядки. Соответственно этим двум классам и сознание вырабатывается двоякое: буржуазное и социалистические. Положению пролетариата соответствует сознание социалистическое...

Но какое значение имеет одно социалистическое сознание, если оно не имеет распространения в пролетариате? Оно останется лишь пустой фразой и больше ничем! Совершенно по-другому повернется дело, если это сознание найдет распространение в пролетариате: пролетариат осознает свое положение и ускоренным шагом устремится к социалистической жизни. Вот здесь и появляется социал-демократия (а не только интеллигенты социал-демократы), которая вносит в рабочее движение социалистическое сознание...»

(См. газету «Пролетариатис брдзола», № 11, 1905 г., от 15 (28) августа).

Ленин, дал блестящую оценку статьи товарища Сталина «Ответ социал-демократу». В ЦО партии «Пролетарий» № 22 за 1905 г. Ленин писал:

«В статье: «Ответ социал-демократу» мы отметим прекрасную постановку вопроса о знаменитом «внесении создания извне».

Автор расчленяет этот вопрос на четыре самостоятельные части;

1) Философский вопрос об отношении сознания к бытию: бытие определяет сознание. Сообразно существованию двух классов и сознание вырабатывается двоякое: буржуазное и социалистическое. Положению пролетариата соответствует сознание социалистическое.

2) «Кто может и кто вырабатывает это социалистическое сознание (научный социализм)?»

«Современное социалистическое сознание может возникнуть лишь на почве глубокого научного знания», т. е. выработка его «есть дело нескольких интеллигентов, социал-демократов, обладающих требуемыми к тому средствами и досугом».

3) Как проникает это сознание в пролетариат? «Тут-то и выступает социал-демократия (а не только интеллигенты-социал-демократы), которая вносит в рабочее движение социалистическое сознание».

4) Что встречает социал-демократия в самом пролетариате, идя в него с проповедью социализма? Инстинктивное влечение к социализму. «Вместе с пролетариатом, с естественной необходимостью зарождается социалистическая тенденция как у самих пролетариев, так и у тех, кто усваивает точку зрения пролетариата, так об'ясняется зарождение социалистических влечений».

Меньшевик делает отсюда смехотворный вывод: «Отсюда ясно, что социализм не вносится извне в пролетариат, но, наоборот выходит из пролетариата и входит в головы тех, которые усваивают воззрения пролетариата».

(См. журнал «Пролетарская революция», № 4, 1934 г., стр. 95-96).

В статьях «Партия «независимцев» и задачи социал-демократии» (газета «Гантиади» № 5 от 10 марта 1906 г.) за подписью «И. Бесошвили» и «Реорганизация в Тифлисе» («Ахали цховреба» № 5 от 25 июня 1906 г.) за подписью «Коба» товарищ Сталин развивает дальше вопрос о роли и значении партии. Он доказывает, почему профессиональные интересы, совместная экономическая борьба рабочих вызывают необходимость организации профессиональных союзов, а интересы борьбы за общеклассовые задачи пролетариата требуют создания классовой политической партии.

«Для профессиональных дел - профессиональные... организации, для партийных дел - партийные организации, - вот на какой основе должна быть проведена реорганизация. В первые должны входить все те, кто является сторонниками борьбы с хозяевами, независимо от их политического направления, а во вторые должны входить все члены партии, независимо от профессии».

(Статья «Реорганизация в Тифлисе», см. газету «Ахали цховреба» № 5 от 25 июня 1906 г.).

Товарищ Сталин, в связи с революционным под'емом, создавшим известные возможности легальной работы партии, ставит вопрос о проведении внутрипартийной демократии. Он обосновывает большевистское понимание внутрипартийного демократизма:

«Настоящий демократизм состоит в том, чтобы в партийной организации действовала партийная масса, партийная масса решала как партийные, так и общие практические вопросы, партийная масса выносила свои резолюции и обязывала свои организации проводить в жизнь эти резолюции.

Демократизм не состоит только в демократических выборах. Демократизм выборов еще не может быть назван настоящим демократизмом: Наполеона III избрали всеобщим голосованием, но кто не знает, что этот избранный император был величайшим поработителем народа?

У нас речь идет о демократизме действия, когда партийная масса сама решает вопросы и сама действует. И вот мы говорим, что именно такой демократизм должен лечь в основу нашей социал-демократической организации».

(Статья «Реорганизация в Тифлисе», см. газету «Ахали цховреба» № 5 от 25 июня 1906 г.).

Товарищ Сталин развертывает борьбу за массовые рабочие организации и подвергает резкой критике позицию дашнаков, требовавших организации партийных, по существу национальных, профессиональных союзов.

В статье «Профессиональные союзы в Тифлисе» товарищ Сталин пишет:

«Что значит партийные профессиональные союзы? - спрашивает товарищ Сталин и отвечает:

- Это, прежде всего, значит, что члены различных партий должны об'единиться в различные союзы... федералистам - отдельный профессиональный союз, дашнакцаканам - отдельный, грузинам - отдельный, армянам - отдельный и т. д. Тогда как все фабриканты об'единяются, независимо от их политических убеждений, в один союз, дашнакцаканы нам советуют разбиться на отдельные группы и этим подорвать наше единство».

(Статья «Профессиональные союзы в Тифлисе», см. газету «Ахали цховреба» № 12 от 15 августа 1906 г.).

Далее он показывает, какой вред может принести лозунг "партийных профсоюзов":

«Дело в том, - пишет товарищ Сталин, - что партийные профессиональные союзы вырывают яму между сознательными и несознательными рабочими. Все знают, что имеются такие рабочие, которые ни к какой партии не принадлежат.... Разве не нужно привлечь их? И вот вместо того, чтобы привлечь и их, дашнакцаканы закрывают им двери профессиональных союзов, отпугивают их, ломают мост между сознательными и несознательными рабочими и тем самым значительно обессиливают рабочее единство».

(Статья «Профессиональные союзы в Тифлисе», см. газету «Ахали цховреба» № 12 от 15 августа 1906 г.).

В статьях «Партия «независимцев» и социал-демократия» (газета «Гантиади» № 5 от 10 марта 1906 г. за подписью «И. Бесошвили»), «Борьба классов» (газета «Ахали дроеба» № 1 от 14 ноября 1906 г.) и др. товарищ Сталин обосновал необходимость крепкого партийного руководства профессиональными союзами.

В годы первой революции каждый шаг революционного движения рабочих и крестьян Закавказья завоеван большевиками в непримиримой борьбе с меньшевиками.

Закавказские меньшевики, отвергая большевистскую оценку характера движущих сил и задачи революции, выступили против лозунга революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, против перерастания буржуазно-демократической "революции" в социалистическую.

Меньшевики решительно отвергли необходимость революционного правительства и всеобщего вооруженного восстания и выдвинули требования: организации революционного самоуправления, союза с буржуазией, конституционных демократических средств борьбы с самодержавием, об'явив диктатуру пролетариата и крестьянства бланкистской схемой.

Жордания так сформулировал стратегию и тактику закавказских меньшевиков:

«Сломить реакцию, отвоевать и провести конституцию - будет зависеть от сознательного об'единения и направления к единой цели сил пролетариата и буржуазии. Поэтому политическая зрелость и организованность этих классов является необходимым условием победы. Правда, в движение будет вовлечено крестьянство, которое придаст ему стихийный характер, но решающую роль все-таки будут иметь эти два класса, и крестьянское движение будет лить воду на их мельницу».

(Н. Жордания, статья «Злободневные вопросы», см. «Избранные произведения», стр. 533).

Меньшевики с начала же революции выдвинули и отстаивали требование созыва и поддержки представительного учреждения (Думы).

Н. Жордания в статье «Земский собор и наша тактика» выдвинул требование либерально-конституционной тактики в революции, решительно отказался от тактики подготовки вооруженного восстания и предлагал сделать центром политической борьбы пролетариата проектируемый царским правительством земский собор.

Н. Жордания писал:

«Весь российский пролетариат не настолько еще сознательный и организован, чтобы один только он мог произвести революцию. Да если бы он мог это сделать, он произвел бы не буржуазную, а пролетарскую (социалистическую) революцию. Стало быть, в нашем интересе, чтобы правительство осталось без союзников, не могло раз'единить оппозицию, не присоединило бы к себе буржуазию и не оставило бы пролетариат изолированным...

... в противном случае поражение пролетариата и победа правительства неизбежны...

... Положим, мы не обратили никакого внимания на земский собор, а начали сами готовиться к восстанию и в один прекрасный день вышли вооруженными на улицу, на борьбу. И вот здесь, перед нами - не один, а два врага: правительство и земский собор. В то время, как мы готовились, они успели сговориться, войти в соглашение между собой, выработать выгодную для них конституцию и поделили между собой власть. Это - прямо выгодная для правительства тактика, и мы должны самым энергичным образом отказаться от нее.

... вторая тактика, наоборот, заключается в том, чтобы поставить земский собор под наш надзор, не дать ему возможности действовать по своей воле и войти в соглашение с правительством...

... Благодаря такой тактике правительство останется постоянно одиноким, оппозиция сильной, и тем облегчится установление демократического строя».

(См. газету «Социал-демократ» № 1 от 7 (20) апреля 1905 г., статья «Земский собор и наша тактика»).

Ленин в книге «Две тактики социал-демократии в демократической революции» разоблачил и заклеймил откровенный оппортунизм, буржуазный либерализм Н. Жордания и нанес сокрушительный удар закавказским меньшевикам. Ленин писал:

«Итак, в интересах пролетариата, чтобы царское правительство не могло раз'единить буржуазии и пролетариата! Да не по ошибке ли назван грузинский орган «Социал-демократом» вместо того, чтобы быть названным «Освобождением»? И заметьте, какая бесподобная философия демократической революции! Разве не видим мы здесь воочию, как бедный тифлисец окончательно сбит с толку резонерски-хвостистским толкованием понятия: буржуазная революция»? Он обсуждает вопрос о возможной изолированности пролетариата в демократическом перевороте и забывает... забывает о мелочи... о крестьянстве! Из возможных союзников пролетариата он знает и облюбовывает земцев-помещиков и не знает крестьян. И это на Кавказе! Ну, разве не правы мы были, сказав, что новая «Искра» своими рассуждениями опускается до монархической буржуазии, вместо того, чтобы поднимать к себе в союзники революционное крестьянство?»

(См. том VIII, стр. 67).

Первая закавказская меньшевистская конференция 14 апреля 1905 г. отвергла лозунг революционного правительства и высказалась за созыв Государственной думы.

В резолюции этой конференции мы читаем:

«Считая своей задачей использовать революционный момент для углубления социал-демократического сознания пролетариата, конференция в целях обеспечения для партии полнейшей свободы критики нарождающегося буржуазно-государственного строя высказывается против образования социал-демократического временного правительства и вступления в него, а считает наиболее целесообразным оказывать давление извне на буржуазное временное правительство для посильной демократизации государственного строя. Конференция полагает, что образование социал-демократами временного правительства или вступление в него повело бы, с одной стороны, к отпадению от социал-демократической партии широких масс пролетариата, разочаровавшихся в ней, так как социал-демократия; несмотря на захват власти, не сможет удовлетворить насущным нуждам рабочего класса, вплоть до осуществления социализма, с другой, заставит буржуазные классы отшатнуться от дела революции и тем ослабит ее размах».

(Цитата по Ленину, соч. т. VIII, стр. 192-193).

Как только царское правительство 6 августа 1905 г. декларировало о созыве так называемой Булыгинской думы, меньшевики выступили за участие в Думе.

2-я закавказская конференция меньшевиков (1905 г., конец августа) решительно высказалась за поддержку Булыгинской думы. Меньшевики после августовской конференции организовали кампанию за сохранение и поддержку Думы, решительно выступили против подготовки вооруженного восстания рабочих и крестьян и всячески тормозили массовые революционные выступления.

Закавказская большевистская организация являлась единственной пролетарской революционной партией, руководившей революцией в Закавказье.

Большевики с самого начала революции отстаивали и проводили ленинскую стратегию и тактику революции, они боролись за организацию вооруженного восстания рабочих и крестьян, за победу революции, за установление революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

В январе 1905 г. Кавказский союзный комитет выдвинул необходимость вооруженного натиска на самодержавие:

«Русская революция неизбежна, она так же неизбежна, как неизбежен восход солнца.

... Главными силами этой революции явится городской и сельский пролетариат. Знаменосцем же их - социал-демократическая партия, а не вы, господа либералы...

Когда царское самодержавие колеблется, наша обязанность готовиться к решительному натиску».

(Арх. ф. № 158, 1905 г., дело Я° 1287, лист 31).

Кавказский союзный комитет неустанно пропагандировал и звал рабочих и крестьян к вооруженному восстанию:

«Руководителем революции, его знаменосцем... настоящим вдохновителем революции является пролетариат...

... ныне, когда пролетариат жаждет революции, когда он сознательно желает руководить революцией, когда его классовые интересы возлагают на него верховенство, - обязанность партии пролетариев организовать дело восстания и этим укрепить почву подлинному верховодству пролетариата».

(См. прокламацию Кавказского союзного комитета от 26 марта 1905 г.).

Кавказский союзный комитет в той же прокламации отстаивал ленинскую идею о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую:

«Прямая обязанность нашей партии - организовать восстание...

Только тогда, когда наша партия организует восстание и, следовательно, пролетариат выступит настоящим руководителем революции, только тогда мы сможем надлежащим образом воспользоваться разгромом старых порядков, только тогда мы сможем прочно укрепиться в будущей свободной России и достойным образом проложить себе дорогу к той «обетованной земле», которая называется социалистической жизнью...»

(Прокламация союзного комитета от 26 марта 1905 г.).

Большевистская газета «Кавказский рабочий листок» в передовой статье следующим образом сформулировала революционные задачи пролетариата:

«1) Решительная, отчаянная схватка, о которой мы говорили выше.
2) Революционная армия, организованная в процессе этой «схватки».
3) Демократическая диктатура пролетариата и крестьянства в виде временного революционного правительства, выдвинутого в результате победоносной «схватки», и
4) учредительное собрание...»

(См. газету «Кавказский рабочий листок» № 1 за 1905 г.).

Меньшевики с августа 1905 г. усердно проводили совместно с либералами кампанию по созыву Государственной думы и введению земства в Закавказье.

Закавказские меньшевики последовательно проводили свою предательскую тактику срыва революции, гнуснейшим образом предавали рвавшихся к революционному восстанию рабочих и крестьян, звали их на путь соглашения с буржуазией, вели их на переговоры с правительством.

Как известно, в результате такой политики меньшевиков 29 августа 1905 г. разыгралось кровавое столкновение безоружных тифлисских рабочих с полицией в стенах городской управы и на бывшей Эриванской площади, в Тифлисе.

Меньшевики с радостью и восторгом встретили октябрьский царский манифест 1905 г., который, по их мнению, открывал эпоху буржуазно-конституционного строя России.

Вот как вспоминает тов. М. Торошелидзе о меньшевистском отношении к царскому манифесту от 17 октября 1905 г.:

«В день об'явления манифеста 1905 г. в Надзаладеви (в Тифлисе) созывается митинг. Известный меньшевик Ной Рамишвили стоит на трибуне и, опьяненный «победой», торжественным тоном вещает: «Отныне самодержавия нет, самодержавие умерло. Россия выходит в ряды конституционных монархических государств. Отныне нашим лозунгом будет «не долой самодержавие», а «долой монархию». За ним идет несколько ораторов, которые повторяют то же самое. Наконец, один оратор свою речь кончает так: «Мы не хотим оружия, долой оружие». Народ и ему аплодирует горячо... В это время на трибуне появляется тов. Коба (Сталин): «У вас одна плохая привычка, о чем я должен вам прямо сказать,- начинает он, - кто бы ни вышел и что бы ни сказал, вы встречаете с радостью и аплодисментами. Вам говорят: «да здравствует свобода» - вы аплодируете, «да здравствует революция» - вы аплодируете, это хорошо. Но когда говорят: «долой оружие», вы и этому аплодируете. Какая революция может победить без оружия и кто тот революционер, который говорит: долой оружие? Оратор, который это говорит, наверное, толстовец, а не революционер, и кто бы он ни был, он враг революции, свободы народа». Народ зашевелился, раздались голоса: «Кто он? Как ядовито говорит! Язык якобинца!» Коба продолжает: «Что нужно, чтобы действительно победить? Для этого нужны три вещи, хорошо поймите и запомните: первое, что нам нужно, - вооружение, второе - вооружение, третье - еще и еще раз вооружение». [Аплодисменты].

Раздаются громкие аплодисменты, и оратор сходит с трибуны».

(М. Торошелидзе, газета «Коммунист» № 294, 1929 г.).

После октябрьского манифеста меньшевики усилили кампанию за созыв Государственной думы, открыто звали рабочих и крестьян к восстановлению порядка, к разоружению и к организации конституционной борьбы за реформы.

Большевики Закавказья после октябрьского манифеста еще более усилили борьбу за разоблачение предательской тактики меньшевизма и за организацию вооруженного восстания рабочих и крестьян против царизма.

Под руководством товарища Сталина IV большевистская конференция кавказского союза РСДРП, на которой были представлены бакинский, имеретино-мингрельский, тифлисский, батумский комитеты и гурийская группа, в ноябре 1905 г. выносит решение об усилении борьбы за подготовку и проведение вооруженного восстания, за бойкот царской Думы, за развертывание и укрепление революционных организаций рабочих и крестьян - стачечных комитетов, советов рабочих депутатов и революционных крестьянских комитетов.

Конференция еще раз подчеркнула необходимость вооруженного восстания, как единственного средства освобождения народа, и заклеймила Государственную думу, как орудие укрепления реакции.

Конференция учредила кавказское бюро для руководства бойкотом Думы и подготовки всеобщего вооруженного восстания.

30 ноября 1905 г. Кавказский союзный комитет в газете «Кавказский рабочий листок» об итогах работ конференции сообщал следующее:

«... Подчеркнув приближение момента «решительной схватки» и высокую роль в этой «схватке», принадлежащую крестьянам и солдатам, конференция по вопросу о крестьянах, в целях поднятия революционного духа последних и сплочения их вокруг пролетариата, рекомендовала приняться за немедленное осуществление демократически построенных революционных крестьянских комитетов, имеющих своей целью фактическое раскрепощение деревни; по вопросу же о солдатах конференция, указав на необходимость связывать движение солдат с движением пролетариата и оценивать его лишь с точки зрения этого движения, предложила ввести сознательность и организованность в движение солдат, подчинив его движению авангарда революции - российскому пролетариату. Далее, конференция перешла к вопросу о вооружении и «решительной схватке». Подчеркнув необходимость «уличной схватки», как единственного средства освобождения народа, и заклеймив всякие реформы и государственные думы, как средство укрепления старого режима, конференция предложила учредить «кавказское бюро» для подготовки к практическому разрешению указанных вопросов». (Газета «Кавказский рабочий листок» № 8, за 1905 г.).

Кавказский союзный комитет неустанно раз'яснял рабочим и крестьянам задачи революции и звал их на дальнейшую самоотверженную борьбу. Союзный комитет на второй день после издания царского манифеста выступил со следующим воззванием:

«Свергнем царскую Думу и создадим народное учредительное собрание, вот что говорят ныне российские пролетарии.

И вот в России все сильнее и сильнее слышен революционный клич рабочих: долой Государственную думу, да здравствует Учредительное собрание! Вот куда ныне стремится российский пролетариат...

Только на костях угнетателей можно создать освобождение народа, только кровью угнетателей можно удобрить почву самодержавия народа. Только тогда, когда вооруженный народ последует за пролетариатом и подымет знамя всеобщего восстания, только тогда возможно свергнуть подкрепляемое штыками царское правительство...

Только временное правительство может создать всенародное учредительное собрание, которое должно ввести в жизнь демократическую республику, революционную армию и временное революционное правительство... Царское самодержавие преграждает путь народной революции, оно пытается вчерашним своим манифестом приостановить это великое движение, - ясно, волны революции поглотят и далеко выбросят царское самодержавие».

(См. воззвание «Ко всем рабочим», октябрь 1905 г.).

В конце 1905 г. революционная борьба рабочих и крестьян Закавказья идет на убыль благодаря предательской, соглашательской тактике меньшевиков и распространению конституционных иллюзий, усердно насаждавшихся меньшевиками.

Товарищ Сталин в борьбе с закавказскими меньшевиками отстаивает, обосновывает и пропагандирует ленинскую теорию революции, большевистский стратегический лозунг демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, идею перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую и тактические задачи пролетариата.

Товарищ Сталин неустанно, повседневно ведет идейно-теоретическую и политическую борьбу против общероссийских и закавказских меньшевиков:

Товарищ Сталин (Иванович), выступая на IV об'единительном с'езде РСДРП (Стокгольм, 1906 г.), обосновывает необходимость гегемонии пролетариата в революции:

«Мы накануне нового взрыва, революция подымается, и мы должны довести ее до конца. В этом все сходимся. Но в какой обстановке мы можем и должны сделать это: в обстановке гегемонии пролетариата, или в обстановке гегемонии буржуазной демократии? Вот где начинается основное расхождение. Тов. Мартынов еще в «Двух диктатурах» говорил, что гегемония пролетариата в текущей буржуазной революции - вредная утопия. Во вчерашней его речи сквозит та же мысль. Товарищи, аплодировавшие ему, должно быть, согласны с ним. Если это так, если, по мнению товарищей-меньшевиков, нам нужна не гегемония пролетариата, а гегемония демократической буржуазии, тогда само собой ясно, что ни в организации вооруженного восстания, ни в захвате власти мы не должны принимать непосредственного активного участия. Такова «схема» меньшевиков.

Наоборот, если классовые интересы пролетариата ведут к его гегемонии, если пролетариат должен идти не в хвосте, а во главе текущей революции, то само собой понятно, что пролетариат не может отказаться ни от активного участия в организации вооруженного восстания, ни от захвата власти. Такова «схема» большевиков. Или гегемония пролетариата, или гегемония демократической буржуазии - вот как стоит вопрос в партии, вот в чем наши разногласия».

(Протоколы IV (об'единительного) с'езда РСДРП, изд. 1934 г., стр. 235).

Товарищ Сталин в своей брошюре «Текущий момент и об'единительный с'езд рабочей партии» (1906 г.) обосновывает и развивает большевистские взгляды о характере и движущих силах революции, об отношении к Государственной думе и вооруженном восстании и вместе с тем дает развернутую, уничтожающую критику либерально-буржуазных взглядов меньшевиков:

«Теперь ни для кого не тайна, что народная революция не погибла, что, несмотря на «декабрьское поражение», она все же растет и стремительно несется к высшей точке. Мы говорим, что это так и должно быть: движущие силы революции не утихают; разразившийся кризис все больше и больше усиливается; голод, вконец разоряющий деревню, изо дня в день углубляется и расширяется, - а это означает, что близок час, когда грозным потоком хлынет революционное возмущение народа.

Да, факты нам говорят, что в жизни готовится новое наступление, - более ожесточенное и могучее, чем декабрьское наступление, - мы переживаем канун восстания.

С другой стороны, набираются силы, и постепенно укрепляется ненавистная народу контрреволюция. Она уже успела организовать камарилью; она зовет под свое знамя все темные силы; она становится во главе «движения» черносотенцев; она готовит новое нападение на народную революцию; она собирает вокруг себя кровожадных помещиков и фабрикантов, - таким образом с помпой и треском готовится сокрушить народную революцию.

И чем дальше, тем резче страна делится на два враждебных лагеря: лагерь революции и лагерь контрреволюции; тем более грозно противопоставляются друг другу два главаря двух лагерей - пролетариат и царское правительство, и тем более становится ясным, что между ними сожжены все мосты. Одно из двух: либо победа революции и самодержавие народа, либо победа контрреволюции и царское самодержавие. Кто садится меж двух стульев, тот продает революцию. Кто не с нами, тот против нас! Жалкая Дума с ее жалкими кадетами как раз между этих двух стульев застревает. Она хочет революцию примирить с контрреволюцией, чтобы и волки и овцы вместе паслись, - и таким образом «одним ударом» утихомирить бурю революции. Поэтому-то Дума до сих пор занимается только толчением воды; потому-то она никакого народа не сумела собрать вокруг себя и вынуждена беспочвенно болтаться в воздухе. Главной ареной борьбы опять остается улица. Это говорят факты. Кроме того, те же факты нам говорят, что в сегодняшней борьбе, в уличной борьбе, а не в болтовне Думы силы контрреволюции с каждым днем слабеют и расшатываются, в то время как силы революции растут и мобилизуются, что сплочение и организация революционных сил происходит под главенством передовых рабочих, а не буржуазии. А это означает, что победа нынешней революции и доведение ее до конца возможно. Однако, возможно только в том случае, если ее и в дальнейшем будут возглавлять передовые рабочие, если сознательный пролетариат достойно выполнит дело руководства революцией».

В июле 1906 г., в связи с роспуском I Государственной думы, товарищ Сталин зовет массы к внедумской революционной борьбе:

«Реакция распустила Думу, - следовательно, наш долг не удовлетвориться в будущем лжепарламентом вроде Думы, и еще более самоотверженно бороться за действительный парламент, за демократическую республику».

(Статья «Реакция ожесточается, теснее об'единяйтесь», газета «Ахали цховреба» № 17, от 11 июля 1906 г.).

«... За разогнанной Думой должна притти организованная улица, на развалинах Думы должна быть построена мощь улицы».

(Статья «Разогнанная Дума и об'единенная улица», газета «Ахали цховреба» № 18, от 12 июля 1906 г.).

Товарищ Сталин обосновывает большевистскую программу аграрного вопроса.

В газете «Элва» за март 1906 г. в №№ 5, 9, 10 и 11 помещены статьи товарища Сталина по аграрному вопросу (за подписью И. Бесошвили), в которых он решительно отстаивает лозунг конфискации земель:

«Только это (конфискация) может довести до конца крестьянское движение, только это может усилить энергию народа, только это может развеять застарелые остатки крепостничества».

(«Аграрный вопрос», статья 1-я, газета «Элва» от 17 марта 1906г.).

Отсюда вывод:

«Сегодняшнее движение деревни - это движение освобождения крестьян.

... Для освобождения крестьян необходимо уничтожение остатков крепостничества, для уничтожения же этих остатков необходима конфискация всей земли помещиков и пра- вительства».

(«Аграрный вопрос», статья 2-я, газета «Элва» от 22 марта 1906 г.).

Товарищ Сталин дает сокрушительный отпор тем, кто цепляется за старую постановку земельного вопроса, за требование конфискации отрезков (1903 г.):

«В 1903 г., когда партия говорила об «отрезках», российское крестьянство еще не было втянуто в движение. Обязанностью партии было бросить в деревню такой лозунг, который бы зажег сердца крестьян и поднял бы крестьянство против остатков крепостничества. Как раз такой лозунг был «отрезки», которые ярко напоминали российскому крестьянству о несправедливости остатков крепостничества.

После того времена изменились. Крестьянское движение выросло... Сегодня речь идет не о том, как должно быть приведено в движение крестьянство, а о том, что должно требовать пришедшее в движение крестьянство. Ясно, здесь необходимы определенные требования, и вот партия говорит крестьянству, что они должны требовать конфискацию всех земель».

(«Аграрный вопрос», статья 1-я, газета «Элва», 17 марта 1906 г.).

В предисловии к брошюре Каутского «Движущие силы российской революции» (февраль 1907 г.) товарищ Сталин вновь обосновывает и развивает взгляды большевиков о характере и движущих силах русской революции, о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства, о гегемонии пролетариата и контрреволюционной роли буржуазии, об участии во временном революционном правительстве.

«Первый вопрос, который на две части раскалывает российскую социал-демократию, - это вопрос об общем характере нашей революции. Что наша революция - буржуазно-демократическая, а не социалистическая, что она должна закончиться разрушением феодализма, а не капитализма, - это для всех ясно. Но, спрашивается, кто будет руководить этой революцией и кто об'единит вокруг себя недовольные элементы народа: буржуазия или пролетариат? Пойдет ли пролетариат в хвосте за буржуазией, как это имело место во Франции, или буржуазия пойдет за пролетариатом? Вот как стоит вопрос.

Меньшевики устами Мартынова говорят, что наша революция - буржуазная, она является повторением, французской революции и, так как французской революцией, как буржуазной революцией, руководила буржуазия, то поэтому и нашей революцией должна руководить буржуазия. «Гегемония пролетариата - вредная утопия»... «Пролетариат должен итти за крайней буржуазной оппозицией». (См. «Две диктатуры» Мартынова).

Большевики же говорят, что, правда, наша революция является буржуазной, но это

совершенно не означает, что она будто бы является повторением французской революции,стало быть, не означает и того, что ею непременно должна руководить буржуазия, как это случилось во Франции. Во Франции пролетариат представлял собой малосознательную и неорганизованную силу, вследствие чего гегемония в революции осталась за буржуазией; у нас же пролетариат представляет собой сравнительно более сознательную и организованную силу, вследствие чего он уже не довольствуется ролью прихвостня буржуазии и, как наиреволюционнейший класс, становится во главе современного движения. Гегемония пролетариата не утопия, она - живой факт, пролетариат фактически об'единяет вокруг себя недовольные элементы. И кто ему советует «следовать за буржуазной оппозицией», тот лишь препятствует самостоятельности пролетариата, тот российский пролетариат превращает в орудие буржуазии. (См. «Две тактики» Ленина).

Второй вопрос наших разногласий: может ли либеральная буржуазия быть, по крайней мере, союзником пролетариата в теперешней революции?

Большевики говорят, что не может. Правда, во французской революции либеральная буржуазия играла революционную роль, но это потому, что там классовая борьба не была так обострена, пролетариат был малосознателен, он довольствовался ролью придатка у либералов, тогда как у нас классовая борьба чрезвычайно обострена, пролетариат гораздо более сознателен и с ролью либерального придатка никак не примирится. Там, где пролетариат сознательно борется, либеральная буржуазия перестает быть революционной. Поэтому-то кадеты-либералы, отпугиваемые борьбой пролетариата, ищут защиты под крылышком реакции. Поэтому они борются больше с революцией, чем с реакцией. Поэтому кадеты скорее с реакцией заключают союз против революции, чем с революцией. Да, наша либеральная буржуазия и ее защитники кадеты являются союзниками реакции, они «просвещенные» враги революции. Совершенно иное представляет из себя, крестьянская беднота. Большевики говорят, что только беднейшее крестьянство протянет руку революционному пролетариату и только оно может заключить прочный союз с пролетариатом на весь период нынешней революции. Пролетариат, в свою очередь, именно его должен поддерживать против реакции и кадетов. И если эти две силы заключат союз между собой, если рабочие и крестьяне будут поддерживать друг друга, тогда и победа революции будет обеспечена. Без этого победа революции невозможна. Поэтому большевики не поддерживают кадетов ни в Думе, ни вне Думы, на первой стадии выборов. Поэтому большевики поддерживают только революционных представителей крестьян как в выборах, так и в Думе против реакции кадетов. Поэтому большевики широкие народные массы об'единяют лишь вокруг революционной части Думы, а не вокруг всей Думы. Поэтому большевики не поддерживают требования кадетского министерства. (См. «Две тактики» и «Победа кадетов» - Ленина).

Совершенно иначе рассуждают товарищи меньшевики. Правда, либеральная буржуазия колеблется между реакцией и революцией, но, по их мнению, в конце-то концов она все-таки присоединится к революции, все-таки сыграет революционную роль. Почему? Потому что либеральная буржуазия и во Франции сыграла революционную роль, потому что она стоит в оппозиции к старым порядкам и, следовательно, она вынуждена будет примкнуть к революции.

По мнению меньшевиков, либеральную буржуазию и защищающих ее кадетов нельзя назвать изменниками в нынешней революции, они являются союзниками революции. Вот почему меньшевики поддерживают их и во время выборов и в Думе. Меньшевики твердят, что классовая борьба никогда не должна затмевать общей борьбы. Именно потому-то они призывают народные массы об'единиться вокруг всей Думы, а не вокруг только ее революционной части, именно потому они всеми силами поддерживают требование кадетского министерства, именно потому меньшевики готовы предать забвению программу-максимум, урезать программу-минимум и отвергнуть демократическую республику, лишь бы не отпугнуть от себя кадетов. Может быть, иной читатель все это сочтет за клевету, взводимую на меньшевиков, и потребует у нас фактов. Вот вам факты.

Накануне выборов вождь меньшевиков Череванин писал так:

«Со стороны пролетариата было бы глупостью и безрассудством, если бы он, как советуют ему некоторые, вместе с крестьянами ввязался в борьбу против правительства и буржуазии для завоевания полновластного и всенародного учредительного собрания». Мы, говорит он, теперь добиваемся соглашения с кадетами и кадетского министерства... (См. журнал «Наше дело» № 1).

Но все это только писалось. Второй вождь меньшевиков». Плеханов, этим уже не ограничился и пожелал написанное привести в исполнение. В то время, когда в партии шла ожесточенная дискуссия по вопросу об избирательной тактике, когда вас спрашивали: возможно или нет соглашение с кадетами на первой стадии выборов, - Плеханов даже соглашение с кадетами считал недостаточным и начал проповедывать. прямой блок с кадетами, временное слияние с ними. Вспомните газету «Товарищ» от 24 ноября (1906 г.), где Плеханов поместил свою маленькую статейку. Один из читателей «Товарища» спрашивает Плеханова: возможно или нет установление общей платформы между социал-демократами и кадетами, - а если возможно, то «какова должна быть... эта общая избирательная платформа»? Плеханов отвечает, что общая платформа является необходимой и такой платформой «должна служить полновластная Дума... Иной ответ представляется немыслимым». (См. «Товарищ» от 24 ноября 1906 г.).

Что означают слова Плеханова? Они означают только то, что во время выборов партия пролетариев, т. е. социал-демократия, фактически должна присоединиться к партии предпринимателей, т. е. к кадетам, она вместе с ними должна издавать агитационные листки к рабочим, фактически должна отказаться от лозунга всенародного учредительного собрания, от социал-демократической программы-минимум и вместо нее должна выставить кадетский лозунг полновластной Государственной думы. Действительно, это есть отказ от нашей программы-минимум для завораживания кадетов, для поднятия собственной репутации в их глазах.

Как видите, меньшевики до того увлечены «революционностью» либеральной буржуазии, так много надежд возлагают они на ее «революционный» характер, что в угоду ей готовы предать забвению самую социал-демократическую программу...

Третий вопрос наших разногласий: в чем состоит классовая сущность победы нашей революции, или, иначе говоря, какие классы должны одержать победы в нашей революции» какие классы должны завоевать власть?

Большевики утверждают, что так как главными силами теперешней революции являются пролетариат и крестьянство и так как победа их без взаимной помощи представляется невозможной, то именно они и завоюют власть, поэтому победа революции будет представлять из себя диктатуру пролетариата и крестьянства. (См. «Две тактики» и «Победа кадетов» - Ленина).

Меньшевики же, напротив, отвергают диктатуру пролетариата и крестьянства, они не верят, что власть будет завоевана пролетариатом и крестьянством; по их мнению власть должна попасть в руки кадетской Думы. Вследствие этого они с необыкновенным увлечением поддерживают кадетский лозунг ответственного министерства.

Таким образом, меньшевики вместо диктатуры пролетариата и крестьянства предлагают нам диктатуру кадетов. (См. «Две диктатуры» Мартынова, также газеты «Голос труда»» «Наше дело» и др.).

Четвертый вопрос наших разногласий. Само собой понятно, что во время революционных бурь естественно возникает так называемое временное революционное правительство, - допустимо ли, чтобы социал-демократия приняла участие в революционном правительстве?

Большевики говорят, что участие в таком временном правительстве не только допустимо с точки зрения принципов, но оно будет необходимо и в практическом отношении,.. и это для того, чтобы там, во временном революционном правительстве, социал-демократия достойным образом защищала интересы пролетариата в революции. Если пролетариат в борьбе на улице вместе с крестьянами сокрушит старые порядки, если он вместе с ними прольет кровь, естественно, вместе с ними же должен вступить во временное революционное правительство, чтобы ход революции довести до желательных результатов. (См. «Две тактики» Ленина).

Меньшевики же отвергают участие во временном революционном правительстве - это, мол, недопустимо для социал-демократии, это не подобает социал-демократу, это, якобы, погубит пролетариат. (См. «Две диктатуры» Мартынова).

Итак, кто согласен с меньшевиками и с кем согласны меньшевики?

По этому вопросу вот что рассказывает история. 27 декабря (1906 г.) в Соляном городке (Петербурге) состоялось дискуссионное собрание. Во время дебатов вождь кадетов П. Струве заявил: «Все вы станете кадетами. Меньшевиков уже называют полукадетами. Плеханова многие считают кадетом, и, действительно, много из того, что говорит теперь Плеханов, кадеты могут приветствовать. Жаль только, что он этого не сказал, когда кадеты были в одиночестве». (См. «Товарищ» от 28 декабря 1906 г.).

Вот кто согласны с меньшевиками.

Что удивительного, если и меньшевики будут с ними согласны и станут на путь либерализма?» (См. предисловие товарища Сталина к брошюре Каутского: «Движущие силы российской революции и ее будущее»).

В 1906-1907 гг. товарищ Сталин в связи с наплывом в Закавказье анархистов-кропоткинцев выступает с рядом теоретических статей на тему «Анархизм или социализм». (См. газету «Ахали цховреба» №№ 2, 4, 9 от 21, 24 и 28 июня и № 16 от 9 июля 1906 г., газету «Ахали дроеба» №№ 5, 6 и 7 от 11, 18 и; 25 декабря 1906 г. и № 8 от 1 января 1907 г., газету «Чвени цховреба» №№ 3 и 9 от 23 и 27 февраля 1907 г. и газету «Дро» -№№ 21, 22 и 23 от 4, 5 и 6 апреля 1907 г.).

В этих статьях товарищ Сталин развивает марксистское учение об основах диалектического материализма. Он с исключительной глубиной разрабатывает вопрос о неизбежности и неотвратимости социалистической революции и диктатуры пролетариата, вопрос о необходимости боевой пролетарской партии, а также задачи ее стратегии и тактики. Эти работы показывают образец увязки глубоких вопросов теории марксизма-ленинизма с насущными задачами революционной классовой борьбы пролетариата.

Приведем некоторые выдержки из этих работ товарища Сталина:

О реформизме:

«Реформизм (Бернштейн и др.), который считает социализм только далекой целью и больше ничем, реформизм, который фактически отрицает социалистическую революцию и пытается мирным путем установить социализм, реформизм, который проповедует сотрудничество классов, а не борьбу классов - этот реформизм изо дня в день разлагается, изо дня в день теряет всякий социалистический признак».

(«Анархизм или социализм», газета «Ахали дроеба» № 5, от 11 декабря 1906 г.).

Об анархизме:

«Марксизм и анархизм построены на совершенно различных принципах, несмотря на то, что оба под социалистическим флагом выходят на арену борьбы. Краеугольный камень анархизма - личность, освобождение которой, по его мнению, является главным условием освобождения массы, т. е. по мнению анархизма освобождение массы невозможно до тех пор, пока не освободится личность, в виду чего его лозунг: «Все для личности», тогда как краеугольный камень марксизма - масса, освобождение которой, по его мнению, является главным условием освобождения личности, т. е., по мнению марксизма, освобождение личности невозможно до тех пор, пока не освободится масса, в виду чего его лозунги: «Все для массы».

(«Анархизм или социализм», газета «Ахали дроеба;» № 5, от 11 декабря 1906 г.).

О связи между марксистской философией и научным коммунизмом:

«Марксизм не есть только теория социализма, это есть цельное мировоззрение, философская система, из которой логически вытекает пролетарский социализм Маркса. Эта философская система называется диалектическим материализмом».

(«Анархизм или социализм», газета «Ахали цховреба» № 2, от 21 июня 1906 г.).

О диалектическом методе:

«Что такое диалектический метод?.. Говорят, что жизнь заключается в непрерывном росте и развитии, и это верно:

жизнь не является чем-то неизменным, застывшим, она никогда не останавливается на одном уровне - она в вечном движении, в разрушении-созидании. Не напрасно говорил Маркс: «вечное движение, вечное разрушение-созидание - такова сущность жизни». Поэтому-то в жизни всегда существует новое и старое, растущее и умирающее, революция и реакция - в ней непременно что-нибудь умирает и в то же время непременно что-нибудь рождается...

Диалектический метод говорит, что жизнь нужно рассматривать именно так, как она в действительности существует. Жизнь находится в непрерывном движении, стало быть наш долг рассматривать жизнь в ее движении, в разрушении и созидании. Куда идет жизнь, что умирает и что рождается в жизни, что разрушается и что созидается - вот вопросы, которые должны, в первую очередь, интересовать нас. Таков первый вывод диалектического метода.

То, что в жизни рождается и изо дня в день растет, непобедимо, приостановить его движение вперед - невозможно, его победа неизбежна, т. е., если например, в жизни рождается пролетариат и он изо дня в день растет, как бы слаб и малочислен ни был он сегодня, в конце концов он все же победит. И, наоборот, то, что в жизни умирает и идет к могиле, неизбежно должно потерпеть поражение, т. е., если, например, буржуазия теряет почву и изо дня в день идет назад, как бы сильна и многочисленна ни была она сегодня, в конце концов она все же должна потерпеть поражение и сойти в могилу. Отсюда и возникает известное диалектическое положение: все то, что действительно существует, т. е. все то, что изо дня в день растет - разумно.

Таков второй вывод диалектического метода.

В 80-х годах XIX столетия в среде русской революционной интеллигенции возник замечательный спор. Народники говорили, что главная сила, которая может взять на себя «освобождение России», - это бедное крестьянство. Почему? спрашивали их марксисты. Потому, - говорили они, - что крестьянство многочисленнее всех и в то же время беднее всех в русском обществе. Марксисты отвечали: правильно, что крестьянство сегодня составляет большинство и очень бедно, но разве дело в этом? Крестьянство уже давно составляет большинство, но до сих пор оно без помощи пролетариата никакой инициативы не проявляло в борьбе за «свободу». А почему? Потому, что крестьянство, как сословие, изо дня в день разрушается, распадается на пролетариат и буржуазию, тогда как пролетариат, как класс, изо дня в день растет и крепнет. И бедность не имеет тут решающего значения: «босяки» беднее крестьян, но никто не может сказать, что они возьмут на себя «освобождение России».

Дело лишь в том, кто растет и кто стареет в жизни. И так как пролетариат единственный класс, который непрерывно растет и устремляется к жизни, поэтому наш долг встать рядом с ним и признать его главной силой русской революции, - так отвечали марксисты. Как видите, марксисты с диалектической точки зрения смотрели на вопрос, в то время как народники рассуждали метафизически, так как на жизнь смотрели как на «застывшую на одной точке». (См. Ф. Энгельса «Философия, политэкономия и социализм»).

Так смотрит диалектический метод на движение жизни.

Но есть движение и движение. Движение жизни было в «декабрьские дни», когда, разогнувши спину, пролетариат нападал на склады оружия и наступал на реакцию. Но движением жизни надо назвать и движение предыдущих лет, когда «успокоившийся» пролетариат создавал маленькие союзы и кое-где бастовал. Ясно, что движение имеет разные формы. И вот диалектический метод говорит, что движение имеет двоякую форму: эволюционную и революционную. Движение эволюционно - когда прогрессивные элементы стихийно продолжают свою повседневную работу и вносят мелкие, количественные изменения в старые порядки. Движение революционно, когда те же элементы об’единяются, проникаются одной идеей и ускоренными шагами устремляются к вражескому лагерю, чтобы в корне уничтожить старый порядок с его характерными чертами и установить новый. Эволюция подготовляет и дает почву революции, а революция увенчивает эволюцию и содействует ее дальнейшей работе». (Газета «Ахали цховреба» № 2, стр. 2-3, 21 июня 1906г.).

О противоречии между формой и содержанием в процессе диалектического развития:

«Сознание и бытие, идея и материя - это две различные формы одного и того же явления, которое называется, говоря вообще, природой. Стало быть - они и не отрицают, друг друга и в то же время не представляют собой одного и того же явления...

Это вовсе не противоречит той мысли, что между формой и содержанием существует конфликт. Дело в том, что конфликт существует не между содержанием и формой вообще, а между старой формой и новым содержанием, которое ищет новой формы и стремится к ней».

(«Анархизм или социализм», газета «Ахали дроеба» № 7, от 25 декабря 1906 г.).

О материалистической теории:

«Что такое материалистическая теория? Все меняется на свете, все движется в мире, но как происходит это изменение и в каком виде совершается это движение - вот в чем вопрос...

Некоторые говорят, что природе и ее развитию предшествовала мировая идея, которая потом легла в основу этого развития, так что ход явлений природы оказывается пустой формой развития идей. Этих людей назвали идеалистами, которые впоследствии разделились на несколько направлений. Некоторые же говорят, что в мире изначально существуют две противоположные друг другу силы - идея и материя, что в соответствии с этим явления делятся на два ряда - идеальный и материальный, между которыми происходит постоянная борьба: так, что развитие явлений природы, оказывается, представляет из себя постоянную борьбу между идеальными и материальными явлениями. Этих называют дуалистами, которые подобно идеалистам делятся на различные направления. Материалистическая теория Маркса в корне отрицает как дуализм, так и идеализм. Нечего говорить, что в мире действительно существуют идеальные и материальные явления, но это вовсе не означает того, что они будто бы отрицают друг друга. Наоборот, идеальные и материальные явления суть две различные формы одного и того же явления, они вместе существуют и вместе развиваются, между ними существует тесная связь. Стало быть, нет у нас никакого основания думать, что они друг друга отрицают. Таким образом, так называемый дуализм в корне рушится. Единая и неделимая природа, выраженная в двух различных формах - идеальной и материальной, - вот как нам надо смотреть на развитие природы. Единая и неделимая жизнь, выраженная в двух различных формах - идеальной и материальной, - вот как нам надо смотреть на развитие жизни.

Таков монизм материалистической теории Маркса.

В то же время Маркс отрицает и идеализм. Неправильна та мысль, что будто идея и вообще духовная сторона в своем развитии предшествует природе и вообще материальной стороне…

Получается, что для развития самой духовной стороны необходимо то или иное строение организма и развитие его нервной системы. Получается, что развитию духовной стороны, развитию идей предшествует развитие материальной стороны - развитие бытия. Ясно, что сначала изменяются внешние условия, сначала изменяется материя, а затем соответственно изменяются сознание и другие духовные явления - развитие идеальной стороны отстает от развития материальных условий. Если материальную сторону, если внешние условия, если бытие и т. п. Мы назовем содержанием, тогда идеальную сторону, сознание и т. п. явления мы должны назвать формой. Отсюда возникает известное материалистическое положение: в процессе развития содержание предшествует форме, форма отстает от содержания. То же самое нужно сказать и про общественную жизнь. И здесь материальное развитие предшествует идеальному развитию и здесь форма отстает от своего содержания. Научного социализма еще не было и в помине, как уже существовал капитализм и велась усиленная классовая борьба, еще нигде не возникла социалистическая идея, как процесс производства уже имел общественный характер.

Поэтому, говорит Маркс, «не сознание людей определяет их общественное бытие, а их общественное бытие определяет их сознание» (см. «К критике политической экономии» Маркса). Итак, по мнению Маркса, экономическое развитие является материальной основой жизни, ее содержанием, а юридически-политическое и религиозно-философское развитие «идеологической формой» этого содержания - ее «надстройкой», - поэтому Маркс говорит: «с изменением экономической основы рано или поздно изменяется и ее надстройка» (см. там же).

Да, и в жизни сначала изменяются внешние, материальные условия, а затем мышление людей. Их мировоззрение - развитие содержания предшествует возникновению и развитию формы. Конечно, это вовсе не значит, что будто по мнению Маркса возможно содержание без формы, как это показалось Ш.Г. (см. «Ноб» №1 «Критика монизма»). Содержание без формы невозможно, но дело в том, что та или иная форма, в виду ее отставания от содержания, никогда полностью не соответствует этому содержанию, и, таким образом, часто новое содержание «вынуждено» временно облечься в старую форму, что вызывает конфликт между ними. Сегодня, например, общественный характер производства не соответствует частному характеру присвоения продуктов производства, и как раз на этой почве происходит сегодняшний социальный «конфликт». С другой стороны, та мысль, что идея является формой существования, вовсе не означает того, будто сознание по своей природе - это та же самая материя. Так думали лишь вульгарные материалисты (например, Бюхнер и Молешотт), которые в корне противоречат материализму Маркса и над которыми справедливо насмехался Энгельс в своем «Фейербахе»…

Не трудно понять, какое значение должен иметь монистический материализм Маркса - Энгельса для практической деятельности людей. Если наши мировоззрения, наши нравы и обычаи вызваны внешними условиями, если негодность юридических и политических форм зиждется на экономическом содержании, тогда ясно, что мы должны содействовать коренному переустройству экономических отношений, чтобы вместе с ними в корне изменились нравы и обычаи народа и политический строй страны».

(газета «Ахали цховреба» № 7 , 1906 г., 28 июня, стр. 2-3).

О классовой борьбе и неизбежности пролетарской революции:

«Забастовки, бойкот, парламентаризм, манифестация, демонстрация - все это очень хорошо, как средства, подготавливающие и организующие пролетариат. Но ни одно из этих средств не в состоянии уничтожить существующее равенство.

Пролетариат не сможет достигнуть социализма примирением с буржуазией, - он обязательно должен стать на путь борьбы, и эта борьба должна быть классовой борьбой, борьбой всего пролетариата против всей буржуазии. Либо буржуазия с ее капитализмом, либо пролетариат с его социализмом! Вот на чем должно основываться действие пролетариата, его классовая борьба».

(«Анархизм или социализм», газета «Чвени цховреба» № 9, от 28 февраля 1907 г.).

«Все эти формы борьбы являются только подготовительными средствами для пролетариата, но ни одна из этих форм отдельно взятая не представляет собою решающего средства, при помощи которого пролетариат сумеет разгромить капитализм.

Таким средством является социалистическая революция».

(«Анархизм или социализм», газета «Чвени цховреба» № 9, от 28 февраля 1907 г.).

О диктатуре пролетариата, о его классовой борьбе и основах тактики пролетарской партии в социалистической революции:

«Социалистическая революция не есть неожиданный и кратковременный удар, - это длительное действие пролетарских масс, которое поражает и отнимает позиции у буржуазии. И, так как победа пролетариата в то же время будет господством над побежденной буржуазией, так как во время столкновения классов поражение одного означает господство другого, то первой ступенью социалистической революции будет политическое господство пролетариата над буржуазией».

(«Анархизм или социализм», газета «Чвени цховреба» № 9, от 28 февраля 1907 г.).

«Социалистическая диктатура пролетариата, захват политической власти пролетариатом - вот чем должна начаться социалистическая революция.

Пока буржуазия полностью не побеждена, пока богатство у нее не будет конфисковано, пролетариат обязательно будет иметь в своем распоряжении военную силу, у него обязательно будет «пролетарская гвардия», при помощи которой он отразит контрреволюционные атаки умирающей буржуазии...»

(«Анархизм или социализм», газета «Чвени цховреба» № 9, от 28 февраля 1907 г.).

«Из этого общего принципа вытекают все остальные тактические взгляды. Забастовки, бойкот, демонстрации, парламентаризм только постольку имеют значение, поскольку они способствуют организации пролетариата, укреплению - расширению его организации, для созревания социалистической революции».

(«Анархизм или социализм», газета «Чвени цховреба» № 9, от 28 февраля 1907 г.).

О классовых организациях пролетариата и необходимости пролетарской партии:

«Цель союзов - борьба (главным образом) с промышленным капиталом за улучшение положения рабочих...

Цель кооперативов - борьба (главным образом) против торгового капитала, за расширение потребления рабочих путем снижения цен на необходимые предметы.

...Упомянутые организации не могут выйти из капиталистических рамок... - рабочие же хотят полного освобождения от капиталистического рабства, рабочие же хотят разбить эти самые рамки.

Поэтому нужна еще такая организация, которая соберет вокруг себя сознательные элементы рабочих всех профессий, превратит пролетариат в сознательный класс и поставит главнейшей целью разгром капиталистических порядков, подготовку социалистической революции».

(«Анархизм или социализм», газета «Дро» № 21, от 4 апреля 1907 г.).

О строительстве пролетарской партии нового типа:

«Эта партия должна быть классовой партией, совершенно независимой от других партий, и это потому, что она есть партия класса пролетариев, освобождение которых может совершиться только их же собственными руками.

Эта партия должна быть революционной партией, и это потому, что освобождение рабочих возможно только революционным путем, при помощи социалистической революции.

Эта партия должна быть интернациональной партией, двери партии должны быть открыты для каждого сознательного пролетария, и это потому, что освобождение рабочих- это не национальный, а социальный вопрос, который одинаковое значение имеет как для пролетария-грузина, так и для русского пролетария и пролетариев других наций.

Отсюда ясно, что чем теснее сплотятся пролетарии разных наций, чем основательнее разрушатся воздвигнутые между ними национальные стены, тем сильнее будет партия пролетариата, тем более облегчится организация пролетариата в один неделимый класс».

(«Анархизм или социализм», газета «Дро» № 21, от 4 апреля 1907г.).

Всю свою теоретическую работу товарищ Сталин проводил с исключительной последовательностью и принципиальностью, беспощадно борясь против оппортунизма в русском и международном движении, против бернштейнианства и русского меньшевизма, против грузинских меньшевиков, этих «бернштейнов в миниатюре» (Сталин), пытавшихся приспособить марксизм к нуждам буржуазии.

Таким образом, закавказские большевики, под руководством товарища Сталина, вооруженные ленинской стратегией и тактикой революции, являлись единственной революционной организацией, которая возглавила борьбу рабочих и крестьян за доведение революции до победного конца, за свержение самодержавия и установление демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Между стратегией и тактикой закавказских большевиков, с одной стороны, и стратегией и тактикой меньшевиков - с другой стороны, лежит пропасть. Они исключают друг друга. Отсюда - непримиримая борьба большевиков Закавказья с меньшевиками.

Как назвать после всего этого утверждение тов. Мамия Орахелашвили о том, что

«Революцию 1905 г. мы, большевики, проделали вместе с меньшевиками, представляя в единой социал-демократической партии революционное, принципиально непримиримое, марксистское и интернациональное крыло».

(См. М. Орахелашвили, «Закавказские большевистские организации в 1917 г.», стр. 8).

Не очевидно ли, что тов. Орахелашвили допускает фальсификацию истории борьбы большевизма за революцию 1905 г.

Тов. Ф. Махарадзе в своей книге «Очерки революционного движения в Закавказье» (изд. 1927 г.) допускает еще более грубую ошибку.

Он пишет:

«Здесь же вкратце должен отметить одно обстоятельство, сыгравшее, к сожалению, в достаточной мере задерживающую роль в деле развития революции 1904 г. Я говорю о расколе среди русской социал-демократии, происшедшем на II с'езде партии.

Большая часть энергии партийных работников тратилась, на распри, полемику и внутрипартийную борьбу. Для всех было очевидно, что обстоятельство это чрезвычайно ослабляло и затрудняло руководство партии в целях усиления революционного движения в массах. Действительно, разногласия и раскол в то время, когда нужно было ее руководство ширившимся революционным движением, наносили большой, ущерб делу».

(Ф. Махарадзе, «Очерки революционного движения в Закавказье», стр. 124-125, 1927 г.).

У тов. Махарадзе получается как излишняя «распря» всемирно-исторического значения борьба между большевизмом и меньшевизмом. Он недооценивает борьбу Ленина (большевиков) с международным оппортунизмом и российским меньшевизмом. Эта борьба определила судьбу марксизма и всего рабочего движения. Ведь надо понять, что только в непримиримой борьбе с оппортунизмом (с легальным марксизмом, с экономизмом и меньшевизмом) большевики строили и построили свою партию. (Аплодисменты).

«Прежде, чем об'единиться, и для того, чтобы об'единиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

(Ленин, соч., том IV, стр. 39-40).

«Большевизм провел за три года, 1900-1903,, старую «Искру» и вышел на борьбу с меньшевизмом, как цельное направление».

(Ленин, соч., том XIV, стр. 163).

Большевики, начиная с 1900 г., под руководством Ленина, строили свою партию в непримиримой борьбе с меньшевиками. И у нас, в Закавказье; большевистские организации выросли и закалились в решительной борьбе с меньшевизмом.

Между тем М. Орахелашвили допускает грубую ошибку в книжке «Закавказские большевистские организации в 1917 году», где он пишет:

«Закавказские большевики, как и вообще российские большевики, были в одной организации с меньшевиками. Но в сущности это было с 1904 г. лишь сожительство под одной партийной крышей двух партий. Большевики еще верили в возможность «исправления» меньшевиков, превращения их хоть в захудалых, но честно преданных слуг пролетариата, ведущего борьбу. Но большевики страховали себя и пролетариат от колебаний, отступлений и прямых измен меньшевиков тем, что имели свою собственную фракцию, имели свой руководящий центр, свою отдельную кассу, собственное издательство».

(М. Орахелашвили, «Закавказские большевистские организации в 1917 году», Заккнига, 1927 г., стр. 10).

У тов. Орахелашвили получается, во-первых, что большевики верили в возможность исправления меньшевиков, во-вторых, что самое главное, - верили в возможность превращения меньшевиков в преданных слуг пролетариата, и, в-третьих, что большевики строили свою организацию лишь только в целях страховки от возможных колебаний меньшевиков.

Как иначе назвать подобное утверждение, как те фальсификацией истории большевизма?

Известно, что Ленин, Сталин, большевики не только не верили в возможность исправления меньшевиков, превращения их в какой бы то ни было мере в преданных слуг пролетариата, а вели на протяжении всей истории самую непримиримую борьбу по разоблачению и разгрому меньшевиков. Большевики создавали и строили свою партию не для страховки от оппортунизма меньшевиков, а для руководства борьбой пролетариата против царизма и капитализма, за социалистическую революцию и диктатуру пролетариата, для разгрома оппортунизма - меньшевизма в рабочем движении. (Аплодисменты).

Известно, что раскол на II с'езде был подготовлен всей борьбой Ленина с оппортунизмом как в России, так и во всем II Интернационале.

«Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года». (Ленин, том XXV, стр. 174).

Большевики на II с'езде, доведя борьбу с меньшевиками до раскола, тем самым указывали международному пролетариату, что раскол с оппортунистами есть единственный путь строительства подлинно революционной рабочей партии.

Вот что пишет по этому вопросу товарищ Сталин:

«Всякий большевик знает, если он действительно большевик, что Ленин еще задолго до войны, примерно с 1903- 1904 гг., когда оформилась в России группа большевиков и когда впервые дали о себе знать левые в германской социал-демократии, - вел линию на разрыв, на раскол с оппортунистами и у нас, в российской социал-демократической партии, и там, во II Интернационале, в частности в германской социал-демократии. Всякий большевик знает, что именно поэтому большевики уже тогда (1903-1905) снискали себе в рядах оппортунистов II Интернационала почетную славу «раскольников» и «дезорганизаторов».

(И. Сталин, «О некоторых вопросах истории большевизма», «Вопросы ленинизма», изд. X, стр. 468).

Ряд грубейших извращений допущен в книжке А. Енукидзе «Подпольные типографии на Кавказе» (изд. 1934 г.), которая составлена в либерально-меньшевистском духе.

Совершенно не верно утверждение А. Енукидзе о том, что Глебов и В. Красин стояли на большевистских позициях в период между II и III с'ездами партии.

Известно, что в начале 1904 г. внутри ЦК, избранного II с'ездом, взяли верх примиренцы Красин и Глебов (Носков), они отказались признать меньшевиков оппортунистами, агентами буржуазии в рабочем классе, выступали против ленинского плана созыва III с'езда и против осуждения фракционной работы меньшевиков. Беспринципность и примиренчество этих членов ЦК оказали огромную услугу меньшевикам в их антипартийной работе.

По инициативе Красина и Носкова в состав ЦК был кооптирован ряд меньшевиков, и, таким образом, меньшевики завладели ЦК Этот ЦК осенью 1904 г. выпустил специальное обращение к партии, в котором заявлял о примирении с меньшевиками и запретил агитацию за созыв III с'езда.

Являясь агентом этого меньшевистского ЦК, Глебов предпринял специально об'езд кавказских организаций. Вот что пишет в своих воспоминаниях об этом тов. Стуруа В.

«Об'езд ЦК (Глебовым) на Кавказе превратился, как и надо было ожидать, в широкую агитацию против с'езда. Агитация эта приняла форму борьбы и против союзного комитета».

Ленин в 1904 г. уличил Глебова и Красина в систематическом обмане партии, в том, что «они разрушили всякую основу партийной организации и дисциплины» (Ленин, соч. т. VI, стр. 381).

Глебова и Красина, пред'являвших Ленину ультиматум о выходе из ЦК, если не будет прекращения агитации за III с'езд, А. Енукидзе выдает за представителей большевистской фракции, ни слова не говоря о том, что они в этот период представляли меньшевистский ЦК.

Известно, что против меньшевистского ЦК Ленин призвал партийную массу на борьбу за III с'езд и созвал в августе 1904 г. большевистскую конференцию в Женеве. Эта конференция мобилизовала партию для энергичной борьбы за созыв III с'езда, за разрыв с меньшевистскими ЦК и ЦО и осудила фракционную работу меньшевиков.

Неправильно также утверждение А. Енукидзе о том, что новая «Искра» до весны 1905 г. считалась центральным органом нашей партии. Ленин вышел из состава редакции старой «Искры» первого ноября 1903 г. После этого меньшевики завладели «Искрой», превратив ее в центральный орган меньшевистской фракции. Известно также, что Ленин создал в 1904 г. большевистский ЦО - «Вперед».

Меньшевистская «Искра» в 1904-1905 гг. повела бешеную борьбу против Ленина (большевиков). Меньшевики сами подчеркивали, что между старой и новой «Искрой» лежит пропасть. В то время как старая, ленинская «Искра» вела беспощадную борьбу против российского и международного оппортунизма и подготовляла борьбу за пролетарскую партию нового типа, новая «Искра» повела борьбу за разрушение партии, и не только в вопросах организационных, но идейных и тактических, и скатилась к экономизму.

Ленин в своей работе «Шаг вперед, два шага назад» дал убийственную оценку новой, меньшевистской «Искре». Сравнивая ее со старой «Искрой», он писал:

«Старая «Искра» учила истинам революционной борьбы. Новая «Искра» учит житейской мудрости: уступчивости и уживчивости. Старая «Искра» была органом воинствующей ортодоксии, новая «Искра» преподносит нам отрыжку оппортунизма - главным образом вопросах организационных. Старая «Искра» заслужила себе почетную нелюбовь и русских и западно-европейских оппортунистов. Новая «Искра» «поумнела» и скоро перестанет стыдиться похвал расточаемых по ее адресу крайними оппортунистами. Старая «Искра» неуклонно шла к своей цели, и слово не расходилось у нее с делом. В новой «Искре» внутренняя фальшь ее позиции неизбежно порождает - независимо даже от чьей бы то ни было воли и сознания - политическое лицемерие. Она кричит против кружковщины, чтобы прикрыть победы кружковщины над партийностью. Она фарисейски осуждает раскол, как будто бы можно было представить себе какое-либо другое средство против раскола в сколько-нибудь организованной сколько-нибудь партии, кроме подчинения меньшинства большинству. Она заявляет о необходимости считаться с революционным общественным мнением и, скрывая похвалы Акимовых, занимается мелким сплетничеством про комитеты революционного крыла партии. Какой позор! Как они осрамили нашу старую «Искру».

(Ленин, том VI, 1903-1904 гг., стр. 327-328).

И вот об этой-то меньшевистской газете А. Енукидзе говорит, что она «до весны 1905 г. считалась центральным органом партии».

В борьбе за III с'езд партии, в борьбе против меньшевиков и меньшевистского ЦК, как было сказано, крупнейшую роль сыграл товарищ Сталин.

В своей работе «Шаг вперед, два шага назад», которая вышла в 1904 г., Ленин дал уничтожающую характеристику оппортунизма и фракционной борьбы меньшевиков и показал, что раскол на с'езде не был случайным.

Товарищ Сталин в своей брошюре «Вскользь о партийных разногласиях», блестяще отстаивая взгляды Ленина, по-ленински разоблачил общероссийских и закавказских меньшевиков и их фракционную работу.

А. Енукидзе, который набил себе руку на самовосхвалении и саморекламе, должен был знать об этих работах Ленина и Сталина, должен был знать о том, что раскол с меньшевиками был проведен большевиками задолго до 1905 г., т. е. на II с'езде партии, что новая «Искра» являлась центральным органом меньшевистской фракции, что Ленин и Сталин вели беспощадную борьбу против Глебова и Красина, сдавших ЦК меньшевикам и пытавшихся сорвать созыв III с'езда партии.

Таким образом:

1. В первой русской революции (1905-1907 гг.) закавказская большевистская организация, руководимая Кавказским Союзным комитетом, была единственной революционной пролетарской организацией, которая возглавляла, организовала и направляла революционную борьбу рабочих и крестьян Закавказья на свержение самодержавия, на борьбу за завоевание революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

2. Каждый успех массового революционного движения в первой революции (1905-1907 гг.) завоеван большевиками в непримиримой борьбе против меньшевизма и против всех мелкобуржуазных националистических партий.

Закавказские большевики, будучи самостоятельной политической партийной организацией, вооруженные ленинской программой и стратегией революции, беспощадно громили грузинских меньшевиков, эсеров, дашнаков, анархистов и федералистов и эта борьба явилась решающим условием крупных успехов большевиков в революции, решающим условием под'ема и развертывания первой русской революции в Закавказье.

3. Во главе большевиков Закавказья в годы первой революции стоял лучший соратник Ленина, основоположник революционного марксизма-ленинизма и первых ленинско-искровских социал-демократических организаций Закавказья - товарищ Сталин. [Бурные аплодисменты].

III. К истории большевистских организаций Закавказья в период реакции. (1907-1913 гг.)

Наступление сил царской реакции против революции, открытый переход буржуазии в лагерь контрреволюции, обострение партийной борьбы между большевиками и меньшевиками как по всей России, так и в Закавказье породили среди рядовых социал-демократических рабочих настроение и требование объединения большевиков и меньшевиков.

Закавказские большевики, под руководством товарища Сталина, вопрос и возможности объединения разрешили в Ленинском духе.

IV конференция большевиков еще в конце 1905 г. принципиально высказалась за об'единение на основе обязательного признания и проведении в жизнь ленинских организационных, принципов.

В решениях IV конференции Кавказского Союза РСДРП было сказано:

«Констатируя в нашей партии все более усиливающееся течение в пользу полного слияния двух половин партии, как явление отрадное, и принимая во внимание, что такое течение только по выяснении общих условий слияния могло бы повести к желаемым результатам, - IV конференция Кавказского Союза РСДРП полагает:

а) основным условием слияния, как на местах, так и в «верхах» партии, должно быть признание § 1 Устава, принятого на III съезде партии, с вытекающим из этого параграфа организационным централизмом;

б) существующие тактические разногласия, могущие быть разрешенными с'ездами об'единенной партии, не могут и не должны мешать слиянию в единую партии;

в) в интересах действительного обеспечения слияния двух половин партии необходимо немедленно взяться, где только это возможно, за дело слияния на местах на почве вышеупомянутого основного условия, а где это невозможно, пойти - на соглашение с меньшевиками на почве единства тактических лозунгов при открытом выступлении пролетариата.

Что же касается вопроса о том, путем ли конференции или путем с'ездов подготовить полное слияние в нашей партии, - конференция высказывается за план Центрального Комитета о параллельных с'ездах». (См. газету «Кавказский рабочий листок», 1905 г., 3 (16) декабря, № 8).

В 1906 г. состоялись «об'единительные» тифлисская и бакинская конференции и закавказский с'езд большевистских и меньшевистских организаций, на которых проводится формальное об'единение - избираются об'единенные Тифлисский и Бакинский комитеты и Закавказский областной комитет РСДРП.

На деле, однако, меньшевики продолжали скатываться к открытому оппортунизму, и потому об'единению с ними не суждено было осуществиться.

Большевики вынуждены были взять линию раскола, разрыва с меньшевиками и вести борьбу за изоляцию меньшевистских лидеров, имея в виду завоевание социал-демократических рабочих на свою сторону.

Как известно, Ленин и большевики в формальном объединении видели одно из средств разоблачения, меньшевизма и завоевания меньшевистских рабочих на свою сторону. Закавказские большевики в об'единённых организациях разоблачали руководителей-меньшевиков, вскрывая их предательство и оппортунизм. Они неуклонно боролись за проведение своей линии и за отвоевание рабочих у меньшевиков.

В 1906 г., наряду с «об'единенным» Закавказским областным комитетом РСДРП, существовал и работал большевистский центр в виде областного бюро большевиков в составе тт. И. Сталина, Миха Цхакая, Филиппа Махарадзе, М. Давиташвили, С. Шаумяна, А. Джапаридзе, В. Нанейшвили и др.

Большевики на всем протяжении революции 1905-1907 гг. и периода реакции как в России, так и у нас, были и оставались самостоятельной организацией.

В годы реакции развернулась ожесточенная борьба между большевиками и меньшевиками, которая углубила раскол - разрыв между ними - и позволила рабочим лучше разглядеть меньшевиков как агентов буржуазии.

В период реакции (1907-1912 гг.) закавказские меньшевики, подобно контрреволюционным буржуазным либералам (кадетам), открыто отреклись от революции. Лидеры меньшевиков - Н. Жордания, И. Церетели, К. Чхеидзе и др. - доказывали, что буржуазная революция закончена и дальнейшее изменение политического строя будет итти путем думских реформ. Меньшевики заявляли, что пролетариат должен отказаться от безнадежной попытки новой революции и направить свои силы на завоевание избирательных прав, права собраний, союзов, стачек и т. п.

Н. Жордания выступал с утверждением о том, что пролетариат должен отказаться от самостоятельной линии в революции, от лозунга демократической республики и бороться вместе с буржуазией и под гегемонией буржуазии за умеренную конституцию.

Вот что он писал:

«Борьба одного только пролетариата или одной только буржуазии ни в коем случае не свалит реакции... Увлечение своей самостоятельностью означает изоляцию буржуазии, ослабление движения и укрепление реакции и тем превращение в невольное оружие контрреволюции».

(Н. Жордания, газета «Дасацкиси» № 4, 1908 г.).

«Революция победит только в том случае, если, руководителем ее выступит буржуазия, а не пролетариат. Если во главе революции снова станет пролетариат, то она потерпит поражение. Мы теперь должны выработать чисто европейскую тактику. Наша тактика вовсе не должна быть приспособлена к революционным выступлениям. Буржуазия пусть сама ведет собственную революцию, а мы - дело пролетариата».

(Из речи Н. Жордания, см. отчет о V Закс'езде социал-демократических организаций - журнал «Борьба» № 2-4, 1908 г.).

«Положение о руководящей роли пролетариата в буржуазной революции не оправдывается ни теорией Маркса, ни историческими фактами».

(Н. Жордания, газета «Азри» № 17, 1908 г).

Закавказские меньшевики центр своей работы перенесли в Думу, об'явив ее «органом общенародного движения». Во II Думе они составляли значительную часть социал-демократической фракции.

Меньшевистские депутаты Закавказья выбирались в Думу, главным образом, голосами мелкой и средней буржуазии и грузинского дворянства и проводили в Думе открытую оппортунистическую, соглашательскую политику, политику предательства интересов пролетариата.

И. Церетели во II Думе проповедовал, что «за свободу нельзя бороться без того или иного союза с буржуазной демократией», что «водораздел коренных политических делений в нашей революции идет вправо от кадетов, а не влево», и т. д.

В связи с роспуском II Думы меньшевики ограничились пустопорожними декларациями и угрозами по адресу самодержавия и звали рабочих и крестьян к смирению.

Вот как оценивала позицию меньшевиков по поводу разгона Думы царская охранка:

«Бакинские рабочие, находящиеся почти исключительно под влиянием агитации местной революционной организации, под давлением, с одной стороны, своего тяжелого в настоящее время материального положения, не позволяющего открыто реагировать на роспуск Думы без риска лишиться своего заработка, а с другой стороны - благодаря тактике социал-демократов-меньшевиков, отнеслись сдержанно к роспуску Думы».

(Центроархив Грузии, арх. ф. 63, дело № 133, 1906 г., лист 39-45).

Закавказские меньшевики, в годы реакции проводили кампанию за ликвидацию подпольной революционной партии, горячо поддерживая идею русских ликвидаторов о создании широкой, открытой, легальной рабочей партии. Они, считали, что пролетариату нужна не боевая революционная партия, а мирная парламентская рабочая партия по типу западно-европейской социал-демократии, которая была бы приспособлена к мирному сотрудничеству с буржуазией.

Закавказские меньшевики последовательно проводили на практике идею союза, сотрудничества с буржуазией, что обеспечило им немало депутатских мест в Государственной думе.

Н. Жордания и другие лидеры грузинских меньшевиков из кожи лезли для защиты интересов грузинской буржуазии. Известно, что Н. Жордания, Н. Рамишвили и др. в первую голову срывали стачки и забастовки на предприятиях грузинских капиталистов.

Лидеры грузинских меньшевиков (члены Государственной думы) К. Чхеидзе и А. Чхенкели, официально выступая 26 июня 1911 г. от имени демократии на похоронах крупного грузинского капиталиста Д. Сараджишвили, призывали итти на выучку к «культурным капиталистам». Патриарх грузинского меньшевизма Н. Жордания по поводу «светлой памяти» этого «европейски образованного» заводчика разразился сердобольной статьей, в которой писал:

«Неумолимая смерть отняла у нас на днях одного редкого грузина - Д. 3. Сараджишвили... Покойного знали как промышленника, но вряд ли всем известно, что он был первым промышленником европейского типа. Раз как-то он сказал мне: «Трудно у нас материально окрепнуть, достигнуть экономических успехов: как только приобретет кто какую-либо толику состояния, сто голодных потянется за ним и пока его не обглодают - не оставят в покое». В таких условиях в самом деле недюжинный надо иметь талант и большую практическую сноровку, чтобы выдержать натиск стаи голодных и свое состояние разумно использовать. Если покойный Давид был настоящим грузином-промышленником, давно он и кончил бы по-грузински же - от его состояния ничего бы не осталось. Только европеец мог устроить так, чтобы все были им довольны и вместе с тем состояние его не было бы растранжирено... Раз мы повстречались на бульваре, и он издалека мне крикнул: «Смотри-ка, какие вещи пишет этот ваш Бернштейн! Приходи, возьми и прочитай». Книга только-что появилась в Германии, и в Тифлисе ее нельзя было достать. На второй день я пришел к Давиду и взял книгу. - Ваше мнение? - спросил я его. - Мое мнение? Это страшная бомба для Германии. В целой книге мне нравится одно место, где сказано: «Движение - все, конечная цель -ничто...» [Смех в зале].

Раз я застал покойного в конторе очень озабоченным. А он был не из пессимистов. - Что с вами? - спросил я его. - У нас нет будущего, - начал он, - ты говоришь и утверждаешь, что мелкая буржуазия породит крупную, но я этого не замечаю. Для этого требуется наличность гражданственности, культурности, мы же простые сельчане...

Покойный не увлекался революцией, как ветренный юноша, но зато не был и рабом реакции...

И такого исключительного человека мы сегодня предаем земле. Умер он так же, как жил, - широко открытой душой и сердцем. Прощай, дорогой Давид! Твоя светлая память вечно будет жить среди нас».

(Н. Жордания, газета «Кооперация», 10 июля 1911г.).

Кто же был этот «культурный капиталист», перед которым преклоняется Н. Жордания?

Д. 3. Сараджишвили являлся владельцем ректификационного, ликерного и коньячного заводов в Тифлисе, а также коньячных заводов в Кизляре, Эривани, Калараще (Бессарабия) и Геокчае. 1 января 1902 г. он был награжден царским правительством званием коммерции советника «за полезную деятельность на поприще отечественной промышленности и торговли».

Таким образом, в годы, реакции закавказский меньшевизм перерос в ликвидаторство открыто и окончательно, отрекшись от революции, от марксизма, от принципов социал-демократической партии.

Большевики Закавказья повели беспощадную борьбу против ликвидаторства меньшевиков, на каждом шагу срывая с них маски, как с прямых агентов и пособников контрреволюционной, монархической буржуазии.

После V Лондонского с'езда партии, в 1907 г., товарищ Сталин приехал в г. Баку,

В годы реакции закавказские большевики, под руководством товарища Сталина, как всегда, неуклонно боролись за ленинскую стратегию революции, за свержение царизма, за победу буржуазно-демократической революции и ее перерастание в социалистическую революцию.

Большевики неустанно разъясняли рабочим и крестьянам временный характер поражения революции и необходимость новой революции. Они разоблачали политику царизма, аграрную реформу Столыпина, империалистическую и национально-угнетательскую политику самодержавия и развертывали борьбу под большевистскими лозунгами: «демократическая республика», «8-часовой рабочий день», «конфискация всех помещичьих земель» и т. д. Закавказские большевики строили и укрепляли, свои организации в глубоком подполье, успешно проводя в жизнь ленинскую тактику использования всякого рода легальных организаций (Дума, профсоюзы и т. д.) для революционной пропаганды и агитации. Сталин и большевики Закавказья, отстаивая ленинский взгляд на перспективу русской революции, отстаивая неизбежность новой революции, беспощадно разоблачая кадетов, меньшевиков, эсеров и др., готовили пролетариат к новым революционным боям.

В связи с разгоном II Думы газета «Бакинский пролетарий», руководимая товарищем Сталиным, в передовой статье писала:

«Была первая Дума, была и вторая, но ни та, ни другая не «разрешила» - да и не могла «разрешить» ни одного из вопросов революции. По-старому остаются: крестьяне без земли, рабочие без 8-часового рабочего дня, все граждане без политической свободы. Почему? Да потому, что царская власть еще не умерла, она еще продолжает существовать, разгоняя за первой Думой вторую, организует контрреволюцию и старается расстроить силы революции, оторвать от пролетариев многомиллионное крестьянство... Ясно, что без свержения царской власти и созыва Всенародного Учредительного Собрания невозможно удовлетворить широкие массы рабочих и крестьян. Не менее ясно и то, что только в союзе с крестьянством, против царской власти и либеральной буржуазии можно будет разрешить коренные вопросы революции».

(Газ. «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июля 1907 г.)

В период 1907-1912 гг., под руководством товарища Сталина, выросла, укрепилась и закалилась в борьбе с меньшевиками бакинская большевистская партийная организация, завоевав подавляющее большинство социал-демократических рабочих на свою сторону. Все рабочие районы были в руках большевиков (Балаханы, Сураханы, Романы, Биби-Эйбат, Черный Город, Белый Город, железная дорога и др.).

Баку превратился в оплот закавказских большевистских организаций, в несокрушимую крепость ленинской партии.

Непосредственно работая в Баку, товарищ Сталин приезжал в Тифлис для руководства большевистской организацией Грузии и проведения партийных конференций.

В этот период в руководящий орган бакинской большевистской организации - Бакинский комитет разновременно входили: И. Сталин, А. Джапаридзе, С. Шаумян, Павле Сакварелидзе, И. Фиолетов, С. Орджоникидзе, Спандарян, Каспаров, Макар (Ногин), Гванцаладзе (Апостол), М. Мдивани, Саратовец (Смирнов), Стопани, Вацек, Аллилуев, Вепринцев (Петербуржец) и др.

Бакинский комитет создал вокруг себя крепкий актив большевиков из передовых рабочих, которые работали как при БК, так и в районах на промыслах и предприятиях: Я. Кочетков, Анашкин, И. Исаев, М. Мамедяров, Ханлар, И. Боков, В. Стуруа, Плешаков, С. Жгенти, Кази Мамедов, Сеид Якубов, Г. Ртвеладзе, Енукидзе, И. Гаришвили, Е. Севрюгин, Г. Георгобиани, Кирочкин, Аршак (с завода Хатисова), Руденко, С. Масхулия, Авакян, С. Гаришвили, Тронов, И. Медиков, Волошин, Ордзелашвили, Басин, Авакян, Степанов (Левинсон), Маленький Мамед (Мухтадир), Эфендиев С., Н. Губанов, Величко, А. Георков, М. Кучуев, Самарцев (Шилов), Хумарьян, М. Мордовцев, М. Бакрадзе, Железный (Бакрадзе), Лаврентьев (Турецкий), Г. Мазуров, Исай Шендеров и др.

В этот же период ряд большевиков - Лядов, Ногин (Макар), К. Ворошилов, Радус-Зенькович (Егор) и др. русские с.-д. приезжали из России для связи и информации в Баку. Некоторые из них оставались в Баку на продолжительное время, оказывали значительную помощь и входили в состав БК.

В тот же период, наряду с большевистским БК РСДРП, существовала бакинская меньшевистская организация - руководящий коллектив меньшевиков, которую разновременно возглавляли С. Девдариани, И. Рамишвили, Ларин, Мартов (брат), Петров, Герус и др.

Для помощи меньшевистской организации в ее борьбе с большевиками в Баку часто приезжали меньшевистские лидеры - П. Жордания, Ю. Мартов, Н. Рамишвили, Гинзбург, А. Чхенкели и др.

Бакинские большевики развенчали и разгромили меньшевиков, отвоевали у них подавляющее большинство рабочих.

О работе большевистской бакинской организации и ее руководителя товарища Сталина в этот период один из тогдашних активных членов БК тов. П. Сакварелидзе в своих воспоминаниях говорит:

«Руководителем всей работы был Бакинский комитет и его исполнительное бюро, во главе с товарищем Сталиным (в бюро входили 3 товарища). В районах работали районные комитеты... Центр тяжести всей идейной и организационной борьбы по укреплению и сплочению большевистской организации лежал на товарище Сталине. Он во всю работу вкладывал душу и об'единял их. Одновременно он руководил нелегальной газетой «Бакинский рабочий», издание которой в этот период представляло большую трудность... организовывал работу среди мусульманских рабочих (с помощью организации «Гуммет»), руководил забастовками нефтяников и т. д. Он вел интенсивную борьбу за изгнание меньшевиков и эсеров из рабочих районов.

Товарищ Сталин в первую очередь отправлялся в те районы, где меньшевики и эсеры усиливали свою работу. Наконец, он засел в Биби-Эйбате, который представлял цитадель у меньшевиков в Баку. Тогда же в Биби-Эйбате находились больше всего остатки шендриковшины - своеобразная разновидность полицейского социализма. Под руководством товарища Сталина большевики сломили влияние меньшевиков и эсеров и превратили Биби-Эйбат в большевистский район».

(Из воспоминаний П. Сакварелидзе).

Бакинская большевистская организация руководила всеми классовыми боями бакинского пролетариата против царизма и капитализма. Бакинский пролетариат под руководством большевиков прошел славный путь героической борьбы, находясь в передовых рядах общероссийского революционного рабочего движения.

«Первая общая забастовка в Баку, весной 1903 г., открыла собой знаменитые июльские забастовки-демонстрации южных городов России; вторая общая забастовка в ноябре - декабре м-цах 1904 года послужила сигналом славных январско-февральских выступлений по всей России; в 1905 году, сразу оправившись от армяно-татарской резни, бакинский пролетариат врывается в бой, заражая своим энтузиазмом, «весь Кавказ»; с 1906 года, уже после отступления революции, Баку все-таки не «унимается» и ежегодно лучше, чем где бы то ни было в России, празднует пролетарскую маевку, вызывая в других городах чувство благородной зависти».

(Сталин, статья «Совещание и рабочие», приложение к газете «Бакинский пролетарий» № 5, 1908 г.).

Большевистский Бакинский комитет, во главе с товарищем Сталиным, с боем брал каждый участок у меньшевиков. Наряду с большой организационной практической работой, товарищ Сталин ведет большую теоретическую и пропагандистскую работу.

В статьях «Лондонский с'езд Российской социал-демократической партии» (записки делегата), напечатанных в газ. «Бакинский пролетарий» в 1907 г., товарищ Сталин дает глубокую принципиальную оценку работы и итогов с'езда и разоблачает меньшевистскую либерально-буржуазную оценку движущих сил и перспектив революции и тактику меньшевиков.

В своей статье о Лондонском с'езде товарищ Сталин работу с'езда делит на две части:

«Первая часть: прения по вопросам формальным, вроде порядка дня с'езда, отчета ЦК и отчета думской фракции, вопросам, имеющим глубокий политический смысл, но связанным или связываемым с «честью» той или другой фракции, с мыслью о том, как бы не обидеть ту или другую фракцию, «как бы не вызвать раскол» - и потому называемыми вопросами формальными...

Вторая часть: прения по вопросам принципиальным, вроде вопроса о непролетарских партиях, рабочем с'езде и т. д. Тут уже отсутствовали соображения морали, группировки происходили определенные, по строго определенным принципиальным течениям, соотношение сил между фракциями выяснилось сразу...» --

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.).

Товарищ Сталин, срывая маску с меньшевистского ЦК, показывает его банкротство:

«Меньшевизм, наполнявший тогда ЦК, не способен руководить партией. Он окончательно обанкротился как политическое течение. С этой точки зрения вся история ЦК является историей провала меньшевизма. И когда нас упрекают тов. меньшевики, говоря, что мы «мешали» ЦК, мы «приставали» к нему и т. д. и т. д., мы не можем не ответить этим морализирующим товарищам: да, товарищи, мы «мешали» ЦК нарушать нашу программу, мы «мешали» ему приспособлять тактику пролетариата ко вкусам либеральной буржуазии и будем мешать впредь, ибо в этом наша священная обязанность….»

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.).

В этой же статье товарищ Сталин дает классическую характеристику меньшевизма как сброда всех оппортунистических течений.

Он пишет:

«Меньшевизм не есть цельное течение. Меньшевизм - это сброд течений, не заметных во время фракционной борьбы с большевизмом, но сразу же прорывающихся при принципиальной постановке вопросов текущего момента в нашей тактике».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.)

Далее товарищ Сталин вскрывает известную закономерность об'единения всех оппортунистических групп и группочек, начиная от правых меньшевиков-ликвидаторов, кончая троцкистами, и характеризует троцкизм как центризм.

«...Формальное деление с'езда на 5 фракций (большевики, меньшевики, поляки и т. д.) сохранило известную силу, правда, незначительную, только до обсуждения вопросов принципиального характера (вопрос о непролетарских партиях, о рабочем с'езде и т. д.); с вопросов принципиальных формальная группировка была фактически отброшена, и при голосовании с'езд обыкновенно разделялся на две части: большевиков и меньшевиков. Так называемого центра или болота не было на с'езде; тов. Троцкий оказался «красивой ненужностью».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.)

Товарищ Сталин здесь же дает яркую и убийственную характеристику «Бунду» (кстати, игравшему в Баку вместе с меньшевиками заметную роль):

«Бунд, фактически всегда поддерживавший громадным большинством своих делегатов меньшевиков, формально вел в высшей степени двусмысленную политику... Тов. Роза Люксембург художественно метко охарактеризовала эту политику Бунда, сказав, что политика Бунда не есть политика зрелой политической организации, влияющей на массы, что это - политика торгашей, вечно высматривающих и вечно выжидающих с надеждой - авось завтра сахар подешевеет». (Смех в зале).

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.)

В статьях «Лондонский с'езд Российской социал-демократической рабочей партии» (газета «Бакинский пролетарий» №№ I» 2 1907 г.) товарищ Сталин разоблачает и разбивает меньшевистскую либерально-буржуазную «схему» революции и развивает дальше ленинскую теорию буржуазно-демократической революции:

«Что наша революция буржуазна, что она должна окончиться разгромом крепостных, а не капиталистических порядков, что она может увенчаться лишь демократической республикой - в этом, кажется, все согласны в нашей партии. Далее, что наша революция, в общем и целом, идет к под'ему, а не к убыли, и что нашей задачей является не «ликвидация» революции, а доведение ее до конца,-в этом то же, по крайней мере формально, все согласны, ибо меньшевики, как фракция, нигде еще не заявляли о противном. Но каким образом довести до конца нашу революцию? Какова роль пролетариата, крестьянства, либеральной буржуазии в этой революции? При каком соотношении сил можно довести до конца текущую революцию? С кем итти, кого бить и т. д. и т. д. Вот где начинаются у нас разногласия.

Мнение меньшевиков. Так как наша революция буржуазна, то единственно буржуазия и может быть вождем революции. Буржуазия была вождем великой революции во Франции, она была вождем революций других государств Европы - она же должна быть вождем и нашей русской революции. Пролетариат - главный борец революции, но он должен итти за буржуазией и толкать ее вперед. Крестьянство тоже революционная сила, но у него слишком много реакционного и потому пролетариату с ним гораздо, реже придется выступать совместно, чем с либерально-демократической буржуазией. Буржуазия является более надежным союзником пролетариата. Чем крестьянство. Вокруг либерально-демократической буржуазии, как вокруг вождя, должны сплачиваться все борющиеся силы. Поэтому наше отношение к буржуазным партиям должно определяться не революционным положением: вместе с крестьянством против правительства и либеральной буржуазии, во главе с пролетариатом, - а оппортунистическим положением: вместе со всей оппозицией против правительства во главе с либеральной буржуазией. Отсюда тактика соглашения с либералами. Таково мнение меньшевиков. [Подчеркнуто нами. - Л. Б.],

Мнение большевиков. Наша революция в самом деле буржуазна, но это не значит, что гегемоном будет наша либеральная буржуазия. В 18 столетии французская буржуазия была вождем французской революции, но почему? Потому, что французский пролетариат тогда был слаб, он не выступал самостоятельно, он не выставлял своих классовых требований, у него не было ни сознания, ни организации, он шел тогда в хвосте у буржуазии, и буржуазия пользовалась им, как оружием для своих буржуазных целей. Как видите, буржуазия не нуждалась тогда в союзнике, в лице царской власти, против пролетариата - пролетариат сам был ее союзником, слугой - и потому она могла быть тогда революционной, итти даже во главе революции. Совершенно другое замечается у нас в России. Русский пролетариат далеко нельзя назвать слабым: он уже несколько лет выступает вполне самостоятельно, выставляя свои классовые требования; он достаточно вооружен классовым самосознанием, чтобы понимать свои интересы, он сплочен в свою партию, у него сильнейшая в России партия со своей программой и тактически-организационными принципами, во главе с этой партией он уже одержал ряд блестящих побед над буржуазией... Может ли этот пролетариат довольствоваться ролью хвоста либеральной буржуазии, ролью жалкого оружия в руках этой буржуазии? Может ли, должен ли он итти за этой буржуазией, сделав ее своим вождем, может ли он не быть вождем революции? А посмотрите на действия русской либеральной буржуазии: наша буржуазия, запуганная революционностью пролетариата, вместо того, чтобы итти во главе революции, бросается в об'ятия контрреволюции, вступает с ней в союз против пролетариата. А ее партия, партия кадетов, открыто перед лицом всего света, вступает в соглашение со Столыпиным, голосует за бюджет и армию в пользу царизма, против народной революции. Не ясно ли, что' русская либеральная буржуазия представляет из себя силу антиреволюционную, с которой надо вести самую беспощадную войну?..

Итак: русская либеральная буржуазия антиреволюционна, она не может быть ни двигателем, ни тем более вождем революции, она является заклятым врагом революции, и с ней надо вести упорную борьбу.

Единственным вождем нашей революции, заинтересованным и могущим повести за собой революционные силы России на штурм царского самодержавия, - является пролетариат. Только пролетариат сплотит вокруг себя революционные элементы страны, только он доведет до конца нашу революцию. Задачей соц.-демократии является - сделать все возможное для подготовки пролетариата к роли вождя революции.

В этом гвоздь большевистской точки зрения.

На вопрос: кто же может явиться надежным союзником пролетариата в деле доведения до конца нашей революции - большевики отвечают: единственным сколько-нибудь надежным и сильным союзником пролетариата является революционное крестьянство. Не изменническая либеральная буржуазия, а революционное крестьянство будет биться вместе с пролетариатом против всех устоев крепостных порядков.

Сообразно с этим наше отношение к буржуазным партиям должно определяться положением: вместе с революционным крестьянством против царизма и либеральной буржуазии во главе с пролетариатом. Отсюда - необходимость борьбы с гегемонией (предводительство) кадетской буржуазии и, стало быть, недопустимость соглашения с кадетами. Таково мнение большевиков».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г.)

Товарищ Сталин вскрывает социальную базу меньшевизма и разоблачает тактику меньшевиков как тактику полубуржуазных элементов пролетариата.

«Тактика большевиков является тактикой крупно-промышленных пролетариев, тактикой тех районов, где классовые противоречия особенно ясны и классовая борьба особенно резка. Большевизм - это тактика настоящих пролетариев.

С другой стороны, не менее очевидно и то, что тактика меньшевиков является по преимуществу тактикой ремесленных рабочих и крестьянских полупролетариев, тактикой тех районов, где классовые противоречия не совсем ясны и классовая борьба замаскирована. Меньшевизм - это тактика полубуржуазных элементов пролетариата.

И это не трудно понять, - пишет товарищ Сталин. - Нельзя серьезно говорить среди лодзинских, московских или иваново-вознесенских рабочих о блоках с той самой либеральной буржуазией, члены которой ведут с ними ожесточенную борьбу, то и дело «наказывая» их частичными расчетами и массовыми локаутами - там меньшевизм не найдет себе симпатии, там нужен большевизм, тактика непримиримой пролетарской классовой борьбы. И, наоборот, крайне трудно привить идею классовой борьбы гурийским крестьянам или каким-нибудь шкловским ремесленникам, не чувствующим острых систематических ударов классовой борьбы и потому охотно идущим на всякие соглашения против «общего врага».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июня 1907 г. Подчеркнуто нами. - Л. Б.).

Товарищ Сталин разоблачает ликвидаторство меньшевиков меньшевистскую идею беспартийного рабочего съезда:

«Идея рабочего с'езда, - пишет товарищ Сталин, - взятая в ее конкретном виде, фальшива в корне: ибо она опирается не на факты, а на неверное положение о том, что «у нас нет партии». Дело в том, что у нас есть пролетарская партия, она слишком громко говорит о своем существовании, она слишком серьезно дает о себе чувствовать врагам пролетариата, - об этом очень хорошо знают сами меньшевики - и именно потому, что у нас есть уже такая партия, именно поэтому идея рабочего с'езда является в корне фальшивой».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 2, 10 июля 1907 г.).

Товарищ Сталин доказал, что идея созыва рабочего с'езда есть прямая измена рабочему классу со стороны меньшевиков, которые «по приказу» либеральных буржуа пытались ликвидировать революционную партию рабочего класса и тем самым обезглавить рабочее движение.

«Не даром, - пишет товарищ Сталин, - все буржуазные писатели, от синдикалистов и эсеров до кадетов и октябристов, не даром все они так горячо высказываются за рабочий с'езд: ведь все они враги нашей партии, а практическая работа по созыву рабочего с'езда могла бы значительно ослабить и дезорганизовать партию - как им не приветствовать «идею рабочего с'езда?»

(Газета «Бакинский пролетарий» № 2, 10 июля 1907 г.).

Товарищ Сталин в тех же статьях, подводя итоги с'езда, дает общую оценку характера работ с'езда и определяет его место в истории нашей партии.

Товарищ Сталин пишет:

«... С'езд окончился победой «большевизма», победой, революционной социал-демократии над оппортунистическим крылом нашей партии - над «меньшевизмом»...»

С'езд подвел итог

«...фактическим победам партии над оппортунистическим ЦК, победам, наполнявшим историю внутреннего развития нашей партии за весь истекший год...

Фактическое об'единение передовых рабочих всей России в единую всероссийскую партию, под знаменем революционной социал-демократии - таков смысл. Лондонского с'езда, такой его общий характер».

(Газета «Бакинский пролетарий» № 1, 20 июля 1907 г.)

Вот какую оценку значения Лондонского V с'езда партии давал товарищ Сталин в 1907 г.

А некоторые товарищи в своих работах о Лондонском с'езде допускают грубые извращения.

Так, например, тов. Ф. Махарадзе явно недооценивает значение и смысл V Лондонского с'езда партии, когда пишет:

«И никакой об'единительный с'езд не мог их об'единить иначе, как если бы одна из этих фракций не отказалась от всех своих основных взглядов, что допустить уж никак нельзя было. А потому и следующий общепартийный Лондонский с'езд в 1907 г. и наш последний Кавказский с'езд в начале 1908 г. были лишь пустой тратой времени. Эти два с'езда были последними совместными с'ездами. Партия была окончательно и бесповоротно расколота, и все попытки найти общий язык, неоднократно делавшиеся впоследствии, были заранее обречены на неудачу».

(Ф. Махарадзе, «К истории компартии в Закавказье». Сборник - «25 лет борьбы за социализм», стр. 205)

У тов. Ф. Махарадзе получается, что, якобы, большевики шли на Лондонский с'езд партии в интересах действительного об'единения с меньшевиками. А коль скоро такое об'единение не состоялось, - тов. Махарадзе об'являет У Лондонский с'езд пустой тратой времени.

Известно, во-первых, что Ленин и большевики шли на V Лондонский с'езд так же, как и на IV Стокгольмский об'единительный с'езд партии, не в целях об'единения с меньшевиками, а для того, чтобы разоблачить меньшевиков, показать рабочему классу, что меньшевики являются оппортунистами и предателями дела революции, и об'единить большинство рабочего класса вокруг большевиков.

Во-вторых, большевики никогда не рассчитывали найти общий язык с меньшевиками, а вели непримиримую борьбу как против меньшевизма, так и против примиренчества к нему. Тактика «об'единения» являлась и послужила важнейшим средством разоблачения, изоляции руководителей-меньшевиков и отрыва от них обманутых ими рабочих. Поэтому V с'езд партии не был .пустой тратой времени, выявлялся крупнейшей победой большевизма над меньшевизмом и двинул вперед дело об'единения передовых рабочих в единую революционную пролетарскую партию под знаменем ленинизма.

В годы реакции бакинские большевики, во главе с товарищем Сталиным, руководя классовыми боями бакинского пролетариата, успешно проводят большую кампанию вокруг совещания с нефтепромышленниками (конец 1907 г.).

Нефтепромышленники пытались созвать совещание для того, чтобы окончательно оторвать промысловых рабочих от мастеровых, развратить их вконец, заразить холопским доверием по отношению к нефтепромышленникам, заменить принципы непримиримой борьбы против капитала «принципом» торгашества и лакейского попрошайничества.

В своей статье «Надо бойкотировать совещание», подписанной КО..., товарищ Сталин характеризует два периода борьбы бакинских рабочих:

«Первый период - это период борьбы до последнего времени, когда действующими лицами выступали мастеровые, когда промысловые просто и доверчиво шли за мастеровыми, как за своими вождями, когда промысловые не сознавали еще своей огромной роли в производстве. Тактика нефтепромышленников в этот период может быть квалифицирована, как тактика заигрывания с мастеровыми, тактика систематических уступок мастеровым и систематического игнорирования промысловых рабочих.

Второй период открывается пробуждением промысловых, их самостоятельным выступлением на сцену и одновременно оттеснением на задний план мастеровых... Нефтепромышленники стараются использовать изменившееся положение и меняют свою тактику. Они уже не заигрывают больше с мастеровыми, они уже больше не стараются задабривать мастеровых, ибо хорошо знают, что теперь уже промысловые не всегда пойдут за ними. Наоборот, нефтепромышленники сами стараются провоцировать мастеровых на забастовку без промысловых, чтобы тем самым демонстрировать относительное бессилие мастеровых и сделать их послушными».

(Газета «Гудок» № 4, 1907 г.).

Бакинские большевики развернули работу по политическому просвещению рабочих масс и перевели борьбу рабочих путем бойкота совещания на рельсы сознательной классовой политической борьбы против царизма и буржуазии.

Товарищ Сталин так обосновал бойкот совещания:

«... Итти на совещание - значит, не вытравлять, а закреплять в головах массы «бешкешные» предрассудки; это значит внедрять в сознание массы не недоверие к нефтепромышленникам, а доверие к ним; это значит не сплачивать промысловых вокруг мастеровых, не сближать их с мастеровыми, а отбрасывать их в лапы капиталистов».

(Газета «Гудок» № 4, 1907 г.).

Товарищ Сталин громит меньшевиков, пытавшихся отстоять участие в совещании «во что бы то ни стало», якобы для использования его в целях «организации масс».

«В том-то и дело, что организовать (в нашем смысле» конечно, а не в смысле гапоновском) - это значит прежде всего развивать сознание непримиримой противоположности между капиталистами и рабочими».

(Газета «Гудок» № 4, 1907 г.).

Отсюда большевистская тактика бойкота совещания, как единственно правильная тактика, ибо

«тактика бойкота наилучшим способом развивает сознание непримиримой противоположности между рабочими и нефтепромышленниками.

Тактика бойкота расшатывая «бешкешные» предрассудки и отбрасывая промысловых рабочих от нефтепромышленников, сплачивает их вокруг мастеровых.

Тактика бойкота, вселяя недоверие по отношению к нефтепромышленникам, наилучшим образом подчеркивает в глазах массы необходимость борьбы, как единственного средства для улучшения жизни».

(Газета «Гудок» № 4, 1907 г.).

Большевики провели бойкот совещания под лозунгом: «совещание с гарантиями или никакого совещания».

Бойкотируя старые шендриковские закулисные совещания без рабочих, большевики заявили, что на совещание рабочие должны пойти лишь при условии широкого участия рабочих масс и их союзов во всем ходе совещания. Они выдвинули следующие условия рабочих:

«1) Свободно обсуждать свои требования;
2) Свободно собирать будущий совет уполномоченных;
3) Свободно пользоваться услугами своих союзов;
4) Свободно выбирать момент открытия совещания».

(Статья «Совещание и рабочие», газета «Бакинский пролетарий» № 5)

Эта тактика была проведена большевиками в борьбе против меньшевистской линии на совещание без гарантии, на «совещание во что бы то ни стало» и в борьбе против эсеровской и дашнакской установки на, «бойкот во что бы то ни стало».

В результате этой борьбы громадное большинство бакинских рабочих пошло за большевиками. Из 35.000 опрошенных рабочих за тактику эсеров и дашнаков (безусловный бойкот) голосовало лишь 8.000 человек, за меньшевиков (безусловное совещание) - 8.000, а за тактику большевиков (совещание с гарантиями) - 19.000 человек. После этой крупной победы большевиков в конце 1907 г. начались собрания уполномоченных промыслов и заводов, где вырабатывались требования для пред'явления нефтепромышленникам. Громадное большинство выборных было на стороне большевиков. Под председательством рабочего-большевика тов. Тронова, в период разгула реакции в России, около двух недель заседал в Баку рабочий парламент, где большевики, разрабатывая требования рабочих, развернули пропаганду своей программы-минимум.

Испугавшись требований рабочих, царская власть и нефтепромышленники сорвали созыв совещания, выразив тем самым солидарность с тактикой меньшевиков, эсеров и дашнаков. Тактика большевиков, как и всегда, оказалась единственно правильной.

В январе и феврале 1908 г. Бакинский комитет, руководимый товарищем Сталиным, проводит ряд крупных забастовок, в которых красной чертой проходит переход рабочих от мелкобуржуазных требований (наградные и пр.) к требованиям пролетарским. В результате кропотливой и настойчивой работы большевиков пассивность промысловых рабочих отходит в прошлое, забастовки на промыслах Нобеля, Адамовых, Мирзоева и др. носили организованный и боевой политический характер. Оборонительные частичные забастовки превратились в важный фактор сплочения пролетариата.

Товарищ Сталин за время своей работы в Баку неоднократно подвергается арестам и высылкам. Царская охранка упорно преследовала товарища Сталина. В марте 1908 г. товарищ Сталин был арестован. Из многочисленных полицейских материалов о работе товарища Сталина приведу несколько выдержек из документов жандармского управления.

Первый:

«Вследствие предложения департамента полиции от 30 минувшего сентября за № 136706, Кавказское Районное Охранное Отделение доносит, что по сообщению Начальника Бакинского охранного отделения, бежавший из Сибири «Coco», кличка в организации «Коба», является по установке жителем гор. Тифлиса Оганесом Вартановым Тотомянцом [смех в зале], на каковое имя он и имеет паспорт, выданный Тифлисским полицмейстером от 12 мая с. г. за № 982 на один год...

Из названных лиц «Тотомянц» - «Коба» (по наблюдению кличка «Молочный») стоит во главе бакинской организации РСДРП, двое других входят членами в Биби-Эйбатский район той же организации. За ними ведется постоянное агентурное наблюдение и иногда наружное, и все они войдут в подготовляемую ликвидацию указанной организации».

(Из донесения начальника Тифлисского губернского жандармского управления, 24 октября 1909 года № 13702. Материалы единого партархива ЦК АКП(б), дело № 430)

Второй:

«Джугашвили является членом Бак. комитета РСДРП, известный в организации под кличкой «Коба»... в виду упорного его участия, несмотря на все административного характера взыскания, в деятельности революционных партий, в коих он занимал всегда весьма видное положение, и в виду двукратного его побега из мест административной высылки, благодаря чему он ни одного из принятых в отношении его административных взысканий не отбыл, я полагал бы принять высшую меру взыскания - высылку в самые отдаленные места Сибири на пять лет».

(Из донесения ротмистра Галимбатовского о взятии под стражу Иосифа Виссарионова Джугошвили. 24 марта 1910 г. Материалы единого партархива ЦК АКП(б), дело № 430).

Третий:

«24 марта 1910 г. ротмистр Мартынов сообщает, что задержан - «известный в организации под кличкой «Коба» член Бакинского Комитета РСДРП, являвшийся самым деятельным партийным работником, занявшим руководящую роль».

(Единый партархив ЦК АКП(б), дело № 430)»

Товарищ Сталин с 25 марта по конец сентября 1908 г. просидел в Бакинской тюрьме. Товарищу Сталину из тюрьмы удается наладить связь с Бакинским комитетом и руководить его работой; из тюрьмы же он руководит газетой «Бакинский рабочий».

Тов. П. Сакварелидзе в своих воспоминаниях об этом периоде работы товарища Сталина говорит;

«... Особо должен быть отмечен факт пребывания товарища Сталина в Бакинской (Баиловской) тюрьме. Вокруг него об'единились все большевики...

... В политической коммуне перманентно устраивались дискуссии, на которых обсуждались вопросы революции, демократии и социализма. Дискуссионные собрания в большинстве случаев устраивались по инициативе большевиков. Товарищ Сталин часто выступал на этих собраниях от большевистской фракции, иногда докладчиком, иногда оппонентом... Товарищу Сталину и его товарищам приходилось руководить работой организации в тюрьме. Большевистская фракция сумела упорядочить связь с бакинской организацией, откуда получала точную информацию о текущей работе и давала ей свои советы и указания... Здесь же надо отметить, что товарищ Сталин из тюрьмы руководил изданием органа бакинской организации - газеты «Бакинский рабочий». Был случай, когда весь редакционный материал газеты был заготовлен в Баиловской тюрьме - это был второй номер «Бакинского рабочего».

( Из воспоминаний П. Сакварелидзе)

Из Баку осенью 1908 г. товарищ Сталин был выслан в Вологодскую губернию, в Сольвычегодск, откуда он бежал летом 1909 г., и, возвратившись в Баку, вновь энергично взялся за дальнейшее укрепление большевистских организаций Закавказья.

Товарищ Сталин систематически выступает на районных и межрайонных партийных собраниях, руководит подготовкой и проведением забастовок. Он развертывает дальше беспощадную борьбу по разоблачению и разгрому меньшевиков, эсеров, дашнаков и других мелкобуржуазных партий.

В 1909-1910 гг. товарищ Сталин решительно разоблачает либерально-буржуазную земскую тактику меньшевиков-ликвидаторов.

В № 11 газеты «Социал-Демократ» от 13 февраля; 1910 г. напечатана статья товарища Сталина «Письмо с Кавказа», в которой он отмечает, что проектируемое промысловое самоуправление будет представлять из себя «арену резких столкновений между трудом и капиталом» и что Бакинский комитет решил -

«... использовать проектируемое самоуправление в смысле участия в нем, в целях агитации за общие экономические нужды рабочих и усиленной организации последних».

(«Письма с Кавказа», газета «Социал-демократ» № 11, 13 февраля 1910 г.)

Соглашаясь на участие в промысловых самоуправлениях, большевистская организация требовала

«... равного количества рабочих голосов в самоуправлении, подчеркивая там же, что борьба внутри самоуправления может иметь силу лишь постольку, поскольку она поддерживается борьбой вне самоуправления и служит интересам последней». («Письма с Кавказа», газета «Социал-Демократ» № 11, 13 февраля 1910 г.)

Что означает это подчинение участия в самоуправлении борьбе вне самоуправления, становится предельно ясным, когда товарищ Сталин говорит:

«... Указывая на всеобщее, равное, прямое и тайное голосование, как необходимое условие свободного развития местных самоуправлений и свободного проявления существующих классовых противоречий, Бакинский комитет подчеркивает необходимость свержения царской власти и созыва Всенародного учредительного собрания, как предварительного условия для создания последовательно демократических местных самоуправлений».

(«Письма с Кавказа», газета «Социал-демократ» № 11, 13 февраля 1910г.)

В том же «Письме с Кавказа», посвященном характеристике положения партийной организации, товарищ Сталин выдвигает вопрос об организации издания в России общероссийской партийной газеты. Как известно, это предложение товарища Сталина нашло живой отклик, и через 9 месяцев после опубликования этой статьи вышел первый номер газеты «Звезда» (16 декабря 1910 г.), организованной сначала в качестве об'единенного органа большевиков и меньшевиков-партийцев, а затем, с осени 1911 г., ставшей целиком большевистским органом.

Товарищ Сталин, борясь за укрепление большевистских организаций Закавказья, неустанно вскрывал предательство грузинских меньшевиков и разоблачал на их примере общероссийских .ликвидаторов.

В своих исторических статьях - «Письма с Кавказа» (1910 г.) товарищ Сталин наносит сокрушительный удар тифлисским меньшевикам-ликвидаторам, изобличая их в программном и тактическом ликвидаторстве и срывая маску с ликвидатора Н. Жор-здания, лидера грузинских меньшевиков:

«Программные упражнения нашего автора 4, принятые тифлисскими меньшевиками за «новый» фракционный манифест, являются ликвидацией программы-минимум партии, ликвидацией, требующей приспособления нашей программы к программе кадетов».

(Дискуссионный листок № 2, приложение к газете «Социал-демократ», 24 июня 1910 г.)

Имеется в виду Н. Жордания, статьи которого товарищ Сталин критикует в «Письмах с Кавказа». - Л. Б.

И далее товарищ Сталин писал:

«Теперь все ясно. Для торжества революции нужна умеренная кадетская буржуазия с умеренной конституцией. Но одна она неспособна победить, ей нужна помощь пролетариата. Пролетариат должен ей помочь, ибо ему не на кого рассчитывать, вплоть до крестьянства, кроме умеренной буржуазии. Но для этого он должен отбросить свою непримиримость и, протянув руку умеренной буржуазии, повести общую борьбу за умеренную кадетскую конституцию. Остальное само собой приложится. Партия, видящая залог торжества революции в борьбе рабочих и крестьян против умеренной буржуазии и крепостников, - заблуждается.

Словом, вместо руководящей роли пролетариата, ведущего за собой крестьян, - руководящая роль кадетской буржуазии, ведущей за нос пролетариат.

Такова «новая» тактика тифлисских меньшевиков.

Разбирать всю эту пошло-либеральную рухлядь, по-нашему, нет необходимости. Необходимо только отметить, что «новая» тактика тифлисских меньшевиков является ликвидацией подтвержденной революцией партийной тактики, ликвидацией, требующей превращения пролетариата в хвостик умеренной кадетской буржуазии».

(Дискуссионный листок № 2, приложение к газете «Социал-демократ», 24 июня 1910 г.)

Некоторые наши товарищи допускают грубую ошибку, когда они вульгаризируют и упрощают вопрос о борьбе с меньшевиками Грузии и наивно преуменьшают роль и удельный вес меньшевиков в Грузии.

Вот, например, тов. Ф. Махарадзе пишет:

«Меньшевизм в Грузии зародился искусственно, и не только во время Советов, но и при самодержавии он не имел прочной почвы. Меньшевистская партия была создана у нас совершенно искусственно».

(Газета «Рабочая правда», № 130 за 1923 г.)

Это утверждение тов. Филиппа находится в полном противоречии с историей и с тем, что писал в свое время товарищ Сталин в «Письмах с Кавказа» об удельном весе меньшевиков в Грузии (Тифлисе).

«В смысле развития промышленности Тифлис представляет прямую противоположность Баку. Если Баку интересен как центр нефтяной промышленности, то Тифлис может быть интересен лишь как административно-торговый, и «культурный» центр Кавказа. Всех промышленных рабочих в Тифлисе около 20.000, т. е. меньше, чем солдат и полицейских. Единственное крупное предприятие - мастерские жел. дорог (около 3.500 рабочих). В остальных предприятиях по 200, 100 и большей частью по 40-20 человек. Зато Тифлис буквально заполняют торговые заведения и связанный с ними «торговый пролетариат». Слабая зависимость от крупных рынков России, вечно живых и лихорадочных, накладывает на Тифлис отпечаток застойности. Отсутствие же резких классовых столкновений, свойственных лишь крупным промышленным центрам, превращает его в нечто вроде болота, ждущего толчка извне. Этим именно и об'ясняется, что меньшевизм, настоящий «правый» меньшевизм так долго продержался в Тифлисе. То ли дело в Баку, где резко-классовая - позиция большевиков находит живой отклик среди рабочих!

То, что в Баку «само собой ясно», в Тифлисе становится ясным лишь в результате продолжительных дискуссий, - непримиримые речи большевиков перевариваются с большим трудом. Этим именно и об'ясняется «особая склонность» тифлисских большевиков к дискуссиям и, наоборот, желание меньшевиков по возможности «избавиться» от дискуссий. Но из сказанного вытекает только то, что работа революционных социал-демократов по социалистическому просвещению тифлисского пролетариата очень часто и неизбежно будет выливаться в форме идейной борьбы с меньшевизмом».

(Дискуссионный листок № 2, приложение к газете «Социал-демократ», 24 июня 1910 г.).

Под руководством товарища Сталина, большевики Закавказья и Грузии, на протяжении всей своей истории вели ожесточенную борьбу с меньшевиком, как с главным врагом большевизма в рабочем движении. Товарищ Сталин на всех этапах истории большевиков Закавказья по-ленински бил и громил «легальных марксистов», экономистов и меньшевиков-ликвидаторов. В эпоху глухой реакции, как и в годы революционного под'ема, в жесточайшей борьбе на два фронта, против меньшевиков и эсеров, он сколачивал и сплачивал большевистские партийные организации.

За время своей работы в Баку, в период реакции, товарищ Сталин превратил Баку в крепость большевизма.

Руководимая товарищем Сталиным партийная организация «без перерыва существовала за время контрреволюции» и, несмотря на репрессии, реакции не удалось нанести ей сокрушительный удар. Под руководством товарища Сталина, бакинская организация «принимала во всех проявлениях рабочего движения самое активное участие, она в Баку была массовой партией в полном смысле этого слова». 5

В борьбе с ликвидаторами, троцкистами и другими враждебными большевизму группами и течениями закавказскими большевиками была проведена огромная работа по созыву общероссийской Пражской конференции большевиков.

Как известно, в истории большевизма Пражская конференция большевиков является поворотным пунктом, ибо она оформила раскол с меньшевиками, изгнала из партии ликвидаторов-меньшевиков и положила начало существованию большевистской партии.

Бакинская и тифлисская большевистские организации в подготовке созыва этой конференции сыграли большую роль.

Ленин писал, что российская организационная комиссия, во главе которой стоял тов. Орджоникидзе, обеспечившая созыв Пражской конференции, была «делом организаций Киевской, Екатеринославской, Тифлисской, Бакинской и Екатеринбургской». (См. Ленин, т. XV, стр. 429. Подчеркнуто мною. - Л. Б.).

Товарищ Сталин приезжал в Баку и Тифлис в 1911 г. для организации борьбы за созыв Пражской конференции большевиков. После Пражской конференции товарищ Сталин вновь приезжает в Закавказье (Баку и Тифлис), организует борьбу за реализацию решений Пражской конференции и направляет борьбу закавказских большевиков против меньшевиков - ликвидаторов. Тифлисская большевистская организация (или «Тифлисская большевистская группа», как она тогда называлась) в марте 1912 г. заслушала отчет о работе Пражской конференции и одобрила ее решения.

В резолюции тифлисской большевистской группы было сказано:

«Признавая,

1) что при распылении и дезорганизованностти партийных организаций в стране за последние годы состоявшаяся конференция, насколько было возможно, собрала все дееспособные партийные ячейки и этим самым положила начало об'единению и сплочению всех партийных организаций..

2) Что созданием российского центра (ЦК) конференция стала на правильный путь к об'единению партии, так как отсутствие такого практического руководящего центра гибельно отзывалось на с.-д. работе.

3) Что все принятые решения конференции, как в отношении политической линии с.-д. пролетариата, так и в отношении организационного строительства, вполне правильно намечают линию поведения пролетариата -

Тифлисская группа РСДРП всецело присоединяется к ним и окажет поддержку ЦК в его созидательной работе». («Социал-Демократ» № 26, 1912 г., 8 мая (25) апреля, стр. 9).

В апреле 1912 года тифлисская большевистская организация выступила против Закавказского областного комитета РСДРП, руководимого меньшевиками-ликвидаторами, квалифицировала созываемую, по инициативе областного комитета, Закавказскую конференцию, как ликвидаторскую, и призвала с.-д. организации бойкотировать ее. Как известно, Закавказский областной комитет меньшевиков ставил себе целью срыв решений большевистской Пражской конференции.

В резолюции большевистской группы (апрель 1913 г.) говорилось:

«... Созываемую январским 6 совещанием конференцию мы считаем ликвидаторской и учредительной, так как для участия в ней приглашаются также и инициативные группы, работающие легально и самочинно заявляющие о своей с.-д. Это явно противоречит тем принципам, на основании которых созывались все предыдущие общепартийные с'езды и конференции. Работа по созыву этой конференции является дезорганизующей партию, только-что начавшую сплачиваться вокруг ЦК, и потому мы решительно отказываемся от участия в этой конференции и призываем все с.-д. организации бойкотировать ее».

(Ц. Арх. Гр. ф. № 7, д. № 2467, 1913 г., л. 48 об.-49 «Дело Стасовой и друг.»)

В рядах большевиков Закавказья и Грузии в период 1912 и 1913 гг. получили известное распространение примиренчество к меньшевикам-ликвидаторам и оппортунистическая практика об'единения и сотрудничества с меньшевиками.

После Пражской конференции, изгнавшей из партии ликвидаторов и навсегда покончившей со всякими остатками формального об'единения с меньшевиками, некоторые большевики Закавказья нарушили эту линию и вступили на путь сотрудничества с меньшевиками-ликвидаторами.

Так, например, в 1912-1913 гг. в Кутаисе тт. Шалва Элиава, Тенгиз Жгенти, М. Окуджава, Г. Кучаидзе работали совместно с меньшевиками, состояли в одной организации с меньшевиками, сотрудничали в меньшевистской газете «Мерцхали» и т. д.

Вот как рассказывает об этом Тенгиз Жгенти:

«К концу 1912 г. в Кутаисе начала издаваться легальная газета «Мерцхали» [орган меньшевиков. - Л. Б.]. Был создан Кутаисский комитет, и Кавказский областной комитет продолжил существование. В это время в Кутаисе не было отдельной большевистской организации, а находящиеся там большевики входили в общий комитет.

Кто из партийных работников был тогда в Кутаисе? В газете «Мерцхали» в разное время работали: от меньшевиков Д. Шарашидзе, Ной Рамишвили, Н. Хомерики, М. Арсенидзе, Илья Бахтадзе, Г. Уратадзе, В. Бакрадзе, Илларион Рухадзе и др.; от большевиков работали: Ражден Каладзе, Шалва Элиава, Варлам Хуродзе (Малакиашвили), автор этих строк и др.

Вне газеты работали от меньшевиков - Г. Георгадзе, Самсон Киладзе, Евгений Гегечкори, член Кавказского областного комитета рабочий Мелитон Беришвили, А. Габричидзе (Плебейшвили), приказчик Георгий Сванидзе, приказ чик Георгий Мгеладзе и др.; от большевиков - Б. Бибинейшвили, Г. Кучаидзе, М. Окуджава и др.».

(Статья Тенгиза Жгенти - Некоторые эпизоды из партийной работы после 1905 г.», журнал «Рев. Матиане» № 2 (19) 1928 г стр. 132-133)

Некоторые товарищи (Т. Жгенти, Бибинейшвили и др.) в своих статьях и воспоминаниях замалчивают огромного исторического значения борьбу закавказских большевиков против меньшевиков-ликвидаторов, борьбу большевиков Закавказья и в первую голову, бакинской и тифлисской организаций, под руководством тт. Сталина, Орджоникидзе и Спандаряна, за подготовку Пражской конференции и за реализацию ее решений. Борьбу за окончательный разгром меньшевиков-ликвидаторов они подменяют миром и единым фронтом небольшой группы большевиков-примиренцев (в которую они входили сами) с меньшевиками.

Так, например, тов. Т. Жгенти пишет:

«Тогдашнее внешнее и внутреннее положение почти , смягчило остроту внутрипартийной борьбы, в особенности в Грузии. Обе фракции в борьбе с самодержавием пользовались всеми легальными средствами: газетой, Государственной думой, городскими советами, рабочими клубами, литературными вечерами, т. е. нелегальные организации полностью использовали легальные возможности... в то время в борьбе с самодержавием и в партийной работе в Грузии существовало нечто вроде единого фронта».

(См. статью Т. Жгенти «Некоторые эпизоды из партийной работы после 1905 г.», журнал «Рев. Матиане» № 2 (19) 1928 г. стр. 132)

Не ясно ли, что тов. Жгенти по меньшей мере допустил клевету на большевиков Грузии.

Серьезные ошибки были допущены в 1913 г. и тов. Ф. Махарадзе, который тогда руководил журналов «Чвени Цкаро» (журнал выходил в гор. Баку).

До тов. Махарадзе журнал редактировал Ной Жордания.

В своих статьях Н. Жордания выдвигал и пропагандировал тезис о необходимости синтеза большевизма с меньшевизмом на принципиальных основах меньшевизма, т. е. по существу выдвигал лозунг ликвидации большевизма. Вот что он тогда писал:

«Несомненно только то, что эти два течения - суть два крыла одного и того же движения, две стороны одного и того же явления. Оба они взаимно дополняют друг друга, являются продолжением друг друга».

(См. журнал «Цкаро» № 9, 1913 г., стр. 2)

Ной Жордания в качестве положительного образца партии рабочего класса выставлял социал-демократические партии Запада:

«Мы видим рабочие партии Западной Европы с глубоким расколом и различными течениями. Имеются и такие, которые полностью отрицают основные положения марксизма. Несмотря на это, они в одной партии, вместе идут и борются. У нас же с самого начала, когда разногласия были еще поверхностные, раскол и деление стали целью».

(Журнал «Цкаро» 1913 г., № 9, стр. 3)

Жордания нагло и цинично выступал против Маркса.

Он писал:

«Когда Маркс из Лондона захотел по-своему устраивать партийные дела и написал своим ученикам Либкнехту и Бебелю не об'единяться с лассальянцами, ученики скрыли это письмо, провели об'единение и ответили Марксу - мы, мол, на месте лучше видим необходимость об'единения. И если гениальный мыслитель, оторванный от местных дел, ошибается, что же сказать о других, которые издалека шлют директивы и, как папа Римский, облекаются в мантию безгрешности».

(Журнал «Цкаро» 1913 г., № 9, стр. 3)

С 12-го номера редактором журнала «Цкаро» становится тов. Ф. Махарадзе.

Тов. Ф. Махарадзе вместо того, чтобы вытравить меньшевистский дух из журнала и развернуть против Жордания беспощадную борьбу, предоставил ему возможность сотрудничать в журнале и дальше пропагандировать свои меньшевистские взгляды.

Н. Жордания в ряде статей, помещенных в журнале «Чвени Цкаро», редактируемом Ф. Махарадзе (статья «Внутреннее недоразумение» и др.), отстаивает и пропагандирует тезис о том, что (русский меньшевизм имеет правильную идеологию и тактику, а большевизм лишь крепкую организацию, что большевизм и меньшевизм в России взаимно дополняют друг друга, что закавказский меньшевизм, обладая в отличие от русского меньшевизма обоими, идейно-тактическими и организационными, достоинствами, ликвидировал большевизм.

«...У нас совершился синтез большевизма-меньшевизма в одной и той же группе и тем самым большевизм был уничтожен».

(Статья „Внутреннее недоразумение", журнал „Чвени Цкаро", 1913 г. № 5-15, стр. 3)

Тов. Ф. Махарадзе не только не дал отпора в своем журнале меньшевистско-ликвидаторским взглядам Н. Жордания (очевидно, в интересах мира и сотрудничества с меньшевиками), но и в своих статьях сам допустил ряд грубых оппортунистических ошибок.

В статье «Внутреннее разногласие» тов. Ф. Махарадзе писал следующее:

«Российская соц.-демократия не сумела создать крепкую и непоколебимую дисциплину. И вот, в этом мы должны искать главную причину существующего в нашей соц.-демократии раскола.

... Если бы дисциплина была у нас крепко установлена, то разве возможно было бы возникновение в партии «большевиков» и «меньшевиков» и, в соответствии с этим, разделение партии на две части?.. Мы твердо уверены в том, что если бы Российская соц.-демократия имела крепкую и прочную дисциплину, то такое бессмысленное деление, каковым являлись тогда большевизм и меньшевизм, было бы совершенно невозможно. Соц.-демократия являлась бы организационно одной единой партией. Это вовсе не помешало бы существованию в партии различий и даже разногласий как в технических, так и организационных вопросах. Для примера можем назвать здесь германскую соц.-демократическую партию, которая организационно представляет собой единое целое, хотя внутри ее имеют место различного рода разногласия...

Интересы масс везде одинаковы, здесь могут быть временные разногласия, вытекающие лишь из несознательности. Правда, в некоторых случаях это разногласие внесено сверху, в интересах защиты узких фракционных взглядов, но оно не имеет почвы. Рабочая соц.-демократическая партия может существовать лишь как одна партия, или же совсем не существовать. Невозможно представить себе существование и большевистской и меньшевистской соц.-дем. рабочей партии. Это была бы прямо глупость». [Движение в зале].

(Статья «Внутреннее разногласие», ч. II, журнал «Чвени Цкаро» № 7-17, 1913 г., стр. 5-6. За подписью «Дзвели Дасели»).

Нужно ли доказывать, что такое понимание партии находится в вопиющем противоречии с учением Ленина - Сталина о пролетарской партии, что Махарадзе, борясь за об'единение большевиков с меньшевиками, продолжал дело Каутского- Троцкого, стремившихся под флагом примирения большевиков и меньшевиков разгромить большевизм?

Всемирно-исторического значения борьбу Ленина за создание, развитие и укрепление большевистской партии тов. Ф. Махарадзе об'являл совершенно излишним делом, наносящим вред революционному рабочему движению, и самое существование большевистской партии считал «прямо глупостью».

Не понимая величайшей задачи разрыва с меньшевизмом и создания подлинно пролетарской большевистской партии, тов. Ф. Махарадзе брал под свою прямую защиту ликвидаторов.

В той же статье тов. Ф. Махарадзе писал:

«Здесь же мы должны заметить, что на Кавказе ликвидаторство и ликвидаторские отклонения всегда были слабы и вокруг этого здесь не разгорелась ожесточенная борьба» как это имело место в России...

... Ликвидаторы сильны были, прежде всего, в Петербурге, ибо их главные силы как раз там были сосредоточены.

... Эта кампания происходила почти исключительно в Петербурге. Поэтому местные рабочие в большинстве случаев даже не понимали и не понимают ту ожесточенную борьбу против ликвидаторов, которую там проводила «Звезда» и потом «Правда».

... Как мы знаем, рамками ликвидаторов являлась одна группа литераторов, в которую входили и сейчас входят Потресов, Мартов, Дан, Левицкий, Маевский, Ежов и др. Так как все они раньше были лидерами меньшевиков, то отсюда возникло то недоразумение, что все меньшевики в то же самое время должны были быть и ликвидаторами. Между прочим, этим об'ясняется и то, что почти все кавказские организации окрестили ликвидаторами, что само по себе абсурд. Так понимали ликвидаторство у нас и так, наверное, представляют и сейчас. Но, однако, дело было не так».

(Статья «Внутреннее разногласие», ч. III, журнал «Чвени Цкаро» № 8-18, стр. 7).

Таким образом, тов. Махарадзе в 1913 г., будучи примиренцем, прикрывал закавказских ликвидаторов-меньшевиков и Н. Жордания против большевиков. Тов. Ф. Махарадзе видел борьбу ликвидаторов против партии в Петербурге, но он не видел, не понимал и недооценивал борьбу ликвидаторов, борьбу Ноя Жордания против большевизма в закавказских организациях, примиренчески к ней относился и прикрывал ее.

Товарищ Сталин в своем «Письме с Кавказа» еще в 1909 г. разоблачил ликвидаторство Жордания и закавказских меньшевиков. Оценку ликвидаторству Жордания давал и Ленин.

В письме Ольминскому в 1913 г. Ленин писал:

«...Ловкий дипломат Ан7... ведет очень тонкую8 игру. Вы не знаете Ана! А я его дипломатию изучил годами и знаю, как он весь Кавказ надувает ею!!. Ан хочет сделать вид, что он против «Луча»9 И ТЕМ СПАСТИ «Луч»!! Это ясно для тех, кто хорошо знает историю партии, особенно за январь 1910 года и за август 1912 года!! Ан пожурил Дана за мелочи, сдавая Дану главное (лозунг борьбы за открытую партию) желая показать «своим», что вот де и мы против ликвидаторов. Нет более гибельной ошибки, как поддаться на эту удочку Ана. Вы не знаете (и это понятно) подоплеки в отношениях Троцкого, Ана, Бунда, Брауна и т. д. к «Лучу», - а я ее знаю. Ничем нельзя так помочь ликвидаторам, как признанием Ана антиликвидатором. Это факт. А у них Ан - единственная «серьезная» опора. Это тоже факт...

Р. S. Говорят, в Питере ходит много слухов, как Ан «отнимал» (вместе с Чхенкели) «Луч» у Дана... и не отнял. Я думаю: отнимал для виду и покончил якобы компромиссом, а на деле сдачей Дану!! Дан это - батарея неприятеля, плохо прикрытая. Ан - это тоже батарея того же неприятеля, но ловко прикрытая»...

(См. Ленин, т. XVI, стр. 438).

Утверждения тов. Филиппа Махарадзе об антиликвидаторстве кавказских меньшевиков могли иметь и имели только один смысл. Тов. Махарадзе пытался оправдать свое сотрудничество с Жордания, не понимая того, что «ничем нельзя так помочь ликвидаторам, как признанием Ана антиликвидатором». (Ленин).

Примиренчество к меньшевизму указанной выше небольшой группы большевиков переросло в 1913 г. в полное организационное об'единение и сотрудничество их с меньшевиками-ликвидаторами.

Вопреки линии Ленина - Сталина ряд большевиков-примиренцев: Шалва Элиава, Тенгиз Жгенти, Барон Бибинейшвили и др. приняли участие в Закавказской областной конференции меньшевиков-ликвидаторов осенью 1913 г.

В областной комитет, избранный данной конференцией, вошли, наряду с ликвидаторами, тт. Ф. Махарадзе и Шалва Элиава. Вот что сообщает об этом факте Тенгиз Жгенти:

«Эта конференция состоялась в Кутаисе... Ной Жордания на конференции не смог присутствовать. Он застрял в Баку. Поэтому первый вопрос - национальный, был снят с порядка дня. По этому вопросу докладчиком был Жордания. Были рассмотрены и вынесены резолюции по аграрному вопросу. По кооперации докладчиком был Шалва Элиава. Был избран областной комитет, в который вошел Филипп Махарадзе. На этой конференции были: Ной Рамишвили, Шалва Элиава, Ной Хомерики, Барон Бибинейшвили, Евгений Гегечкори, С. Кухалейшвили и пишущий эти строки».

(См. статью Тенгиза Ж г е н т и «Некоторые эпизоды из партийной работы после 1905 г.», журнал «Рев. Матиане», 1928 г., № 2-19, стр. 136-137).

В резолюциях и извещении этой конференции нет ни одного слова о борьбе против ликвидаторов, нет даже упоминания о Пражской Всероссийской конференции большевиков и новом ЦК РСДРП. Наоборот, в «извещении» конференции мы находим призыв сплотиться вокруг меныпевистско-ликвидаторского областного комитета.

«Областной комитет приглашает всех членов партии сплотиться вокруг него и местных руководящих коллективов и под их руководством работать над укреплением с.-д. организаций и усилением их влияния в широкой рабочей и крестьянской среде».

(См. «Извещение» и резолюции. Выдержка из протокола Тифл. жанд. упр. Центроархив Грузии, ф. № 7, д. № 2742, 1914 г., стр .21-25).

В решении конференции о IV Государственной думе социал-демократическая фракция, вернее меньшевистская фракция, признается достойной парламентской представительницей российского пролетариата, а раскол думской с.-д. фракции, борьба большевиков в думской фракции против меньшевиков расценивается как проявление кружковщины.

«Конференция признает, что с.-д. фракция IV Госуд. думы в общем являлась достойной парламентской представительницей российского пролетариата и что ее деятельность соответствовала принципам международной с. демократии.

Отмечая отдельные промахи, например, голосование по поводу пожелания о восстановлении семичасового рабочего дня почтово-телеграфным служащим и недостаточную интенсивность ее деятельности, конференция важнейшую причину этого усматривает в обострении внутрифракционной борьбы и в упадке дисциплины в среде с.-д. фракции.

Конференция питает уверенность, что благоразумие возьмет верх над кружковщиной и соц.-дем. фракция целиком, как представительница всего российского пролетариата, будет вести дружную и согласованную работу в интересах рабочего класса и всей демократии».

(См. «Извещение» и резолюции. Раздел «О Государственной думе»)

В решениях конференции по крестьянскому вопросу мы находим лишь призыв к апелляции в Государственную думу.

«...Конференция постановляет предложить с.-д. организациям принять все зависящие меры к ограждению законных интересов крестьян. О всех же незакономерных действиях местных властей доводить до сведения с.-д. фракции для внесения соответствующего запроса в Думу.

...Предложить местным организациям усилить организационно-пропагандистскую деятельность и с этой целью распространять в этой среде (среди мелких землевладельцев) социал-демократическую литературу, раз'яснять смысл и значение с.-д. выступлений вообще и с.-д. фракции Гос. думы в частности и втягивать ее представителей в культурно-просветительную деятельность в деревне».

(См. «Извещение» и резолюции. Раздел «О работе среди крестьян»)

По докладу тов. Ш. Элиава о кооперации также была принята меньшевистская резолюция:

«Конференция находит настоящий момент оживления рабочего движения особенно благоприятным для организации потребительских кооперативов, являющихся значительным фактором в деле борьбы со все растущим вздорожанием предметов потребления, и постановляет вести широкую агитацию для их насаждения».

(См. «Извещение» и резолюции. Раздел «О кооперативах»)

Типично меньшевистским и ликвидаторским является решение конференции о профессиональных союзах:

«Конференция считает необходимым организовать на местах в каждом производстве, в каждой профессии комиссии из сознательных рабочих для распространения профессиональной литературы, выработки проекта устава и созыва предварительных собраний для их обсуждения.

В случае отказа в регистрации союза, выработанного согласно правилам от 4 мая, конференция предлагает незаконный отказ обжаловать в Сенат».

(См. «Извещение» и резолюции. Раздел «О профессиональных союзах»)

Таковы решения этой конференции меньшевиков-ликвидаторов.

Характерно, что на конференцию не были допущены представители бакинской и тифлисской большевистских организаций, т. е. как раз тех организаций, которые вели ожесточенную борьбу против ликвидаторов.

По национальному вопросу конференция постановила открыть в печати дискуссию о национально-культурной автономии между сторонниками программы партии и лозунга национально-культурной автономии. И это после того, как краковское совещание ЦК РСДРП еще в январе 1913 г. осудило лозунг национально-культурной автономии.

В Ц. О. партии «Социал-Демократ» этой закавказской областной конференции меньшевиков была дана следующая характеристика:

«На состоявшейся областной конференции присутствовали делегаты от 7 пунктов. Баку не был представлен. От группы тифлисских большевиков также никто не присутствовал...

На конференции присутствовали ликвидаторы чистой воды, но они скрыли, свою физиономию.

В новоизбранный О. К. прошел б-к и еще одна сильно колеблющийся между кавказским меньшевизмом и нашей позицией».

(«Социал-Демократ» № 32, 1913 г„ 15 (28) декабря, стр. 9)

Таким образом, в период 1912-1913 гг. большевики Закавказья вели ожесточенную борьбу не только с меньшевиками-ликвидаторами, меньшевиками-троцкистами, но и с примиренцами среди большевиков, вступившими на путь соглашательства и сотрудничества с меньшевиками по оппортунистическому принципу троцкистского Августовского блока (тт. Ф. Махарадзе, М. Окуджава, Ш. Элиава, Т. Жгенти, Б. Бибинейшвили и др.).

Не менее ожесточённую борьбу большевикам Закавказья пришлось провести против примиренцев и оппортунистических об'единительских тенденций и в период 17-го года. Уже в период февральской революции в 1917 г. тифлисская группа большевиков, по инициативе тов. Ф. Махарадзе, выступила за об'единение с меньшевиками. Тов. Ф. Махарадзе вплоть до апрельской конференции нашей партии в 1917 г. отстаивал и пропагандировал необходимость об'единения с меньшевиками, считая, что большевики и меньшевики стояли на почве единой программы.

Тов. Махарадзе так обосновывал необходимость об'единения:

«Но до тех пор, пока все мы, и большевики и меньшевики, стоим на почве единой программы, одинакового понимания тех великих заданий, выполнение которых история возложила на рабочий класс, мы не должны раскалывать своих сил, а должны соединиться и создать одну мощную организацию.

Само собою разумеется, что и при единой организации не только возможны, но в интересах здорового развития должны существовать идейные расхождения и разногласия. Напротив, эти идейные разногласия должны неустанно оживлять жизнь партии и толкать ее вперед, не давая остановиться на одной точке».

(См. статью Ф. Махарадзе в газете «Кавказский рабочий», № 14, от 28 марта 1917 г.)

Ленин - Сталин, большевики на протяжении всей истории партии вели непримиримую борьбу не только с оппортунизмом, но и со всякого рода примиренчеством к нему.

Ленин в одном из своих писем следующим образом определил опасность примиренчества:

«Примиренчество и об'единенчество есть вреднейшая вещь для рабочей партии в России, не только идиотизм, но и гибель партии. Ибо на деле «об'единение» (или примирение и т. п.) с Чхеидзе и Скобелевым (в них гвоздь, ибо они выдают себя за «интернационалистов») - есть «единство» с Ок(истами), а через него с Потресовым и К°, т. е. на деле лакейство перед социал-шовинистами...

Полагаться мы можем только на тех, кто понял весь обман идеи единства и всю необходимость раскола с этой братией (с Чхеидзе и Ко) в России».

(См. Ленинский сборник II, стр. 278)

Поэтому грубейшей фальсификацией истории большевистских организаций Грузии является попытка некоторых товарищей (тт. Ф. Махарадзе, Т. Жгенти и др.) об'явить примиренчество «законным течением» большевизма и подменить историю борьбы закавказских большевиков против меньшевиков-ликвидаторов и примиренцев историей мира и сотрудничества оппортунистов и примиренцев с меньшевиками-ликвидаторами.

Таким образом:

1) В годы реакции большевики Закавказья, под руководством товарища Сталина, отступили в наибольшем порядке, с наименьшим ущербом для революционного движения и развернули огромную революционную работу по строительству и укреплению нелегальной партийной организации, героическую борьбу за подготовку победоносного штурма самодержавия, за победу революции.

2) Бакинская большевистская организация, непосредственно руководимая товарищем Сталиным, в тяжелые годы реакции была несокрушимой крепостью ленинской партии. Славные большевистские традиции, привитые товарищем Сталиным, выдвинули бакинский пролетариат в ряды передовых борцов за победу революции, за диктатуру пролетариата, за победу социализма.

3) Имея у руля товарища Сталина, большевики Закавказья на всех этапах революционного движения вели непримиримую борьбу против всех врагов рабочего класса и, в первую голову, против меньшевиков, буржуазных националистов, «примирителей» и «соглашателей». Исторические «Письма с Кавказа», в которых товарищ Сталин срывает маски с идеологов и строителей столыпинской «рабочей партии», сыграли крупнейшую роль в деле разоблачения и разгрома меньшевиков.

[Бурные аплодисменты].

IV. К истории борьбы с национал-уклонизмом в рядах коммунистической партии большевиков Грузии (1913-1924 гг.)

Большевики Закавказья и Грузии на протяжении всей своей истории в области национального вопроса вели непримиримую борьбу как против буржуазного национализма меньшевиков и буржуазно-националистических партий - федералистов и дашнаков, так и против всех националистических уклонов в своих собственных рядах.

Товарищ Сталин в области национального вопроса провел с грузинскими меньшевиками борьбу огромного исторического значения. Как известно, против большевистского лозунга «право наций на самоопределение и самостоятельное государственное существование» грузинские меньшевики выставили реакционно-националистическое требование культурно-национальной автономии для национальностей Кавказа. Программа национально-культурной автономии, взятая меньшевиками на прокат у австрийских социал-демократов (меньшевиков) и Бунда, была рассчитана на монархически-либерально-конституционное разрешение национального вопроса в России.

Национально-культурная автономия, не задевая основ буржуазно-помещичьего строя, оставляла всю полноту экономической и политической власти в руках помещиков и буржуазии господствовавшей великорусской национальности и, в случае своего осуществления, превратила бы Закавказье в арену кровавых межнациональных столкновений.

Товарищ Сталин в своей книге «Марксизм и национально-колониальный вопрос» (1913 г.), имеющей историческое значение, обосновал большевистскую теорию национального вопроса, подверг уничтожающей критике и разбил на-голову программу национально-культурной автономии меньшевиков:

«... культурно-национальная автономия... замыкает нации в старые скорлупы, закрепляет их на низших ступенях развития культуры, мешает им подняться на высшие ступени культуры..., задерживает развитие запоздалых наций, превращает еще областную автономию в арену столкновений наций, организованных в национальные союзы.

Таким образом, непригодная вообще, культурно-национальная автономия превратилась бы на Кавказе в бессмысленную реакционную затею». (Сталин, «Марксизм и национально-колониальный вопрос», стр. 37)

В рядах большевиков Грузии и Закавказья в досоветский период мы имели либерально-примиренческое отношение среди отдельных членов партии к меньшевистской националистической программе в области национального вопроса, с одной стороны, и «левацкое» мелкобуржуазное отрицание лозунга Ленина - Сталина - о праве наций на самоопределение (тов. Ф. Махарадзе), с другой стороны. В коммунистических организациях Закавказья особенно острый характер носила борьба с национал-уклонизмом в период советской власти.

Национал-уклонистская оппозиция в рядах коммунистической партии Грузии зародилась и оформилась в 1921 г. Грузинские национал-уклонисты на всем протяжении 1921-1924 гг. вели ожесточенную борьбу против ленинско-сталинской национальной политики нашей партии.

Национал-уклонисты были разбиты, разгромлены и осуждены на II и III с'ездах коммунистической партии Грузии, на II и III с'ездах коммунистических организаций Закавказья и на XII с'езде ВКП(б).

В 1924 г. значительная часть национал-уклонистов примкнула к бывшей троцкистской антипартийной оппозиции.

Национал-уклонизм совершил свою первую вылазку против национальной политики нашей партии в 1921 г. в связи с проведением об'единения железных дорог Закавказья, об'единения Внешторгов республик и ликвидацией таможенных и контрольных пунктов между советскими республиками Закавказья.

Победа советской социалистической революции, установление советской власти и необходимость об'единения усилий для хозяйственного возрождения и совместного социалистического строительства сразу поставили вопрос о создании прочного национального мира и тесного братского сотрудничества народов Закавказья. Поэтому в 1921 г. было положено начало хозяйственного об'единения республик Закавказья. Ленин 9 апреля 1921 г. давал прямую директиву о создании областного хозяйственного органа для республик Закавказья. На информацию тов. С. Орджоникидзе о тяжелом экономическом положении республик Закавказья Ленин тогда писал: .

«Получил вашу шифровку об отчаянном положении Закавказья. Мы приняли ряд мер, дали немного золота Армении, подтвердили всяческие поручения Компроду. Но я должен предупредить, что мы здесь сильно нуждаемся и помогать не сможем. Настоятельно требую создать областной хозяйственный орган для всего Закавказья... постараться купить хоть за границей семян и двинуть орошение в Азербайджане при помощи ресурсов Баку, чтобы развить земледелие и скотоводство, а также постараться развить товарообмен с Северным Кавказом. Усвоили ли вы и грузинские товарищи значение нашей новой политики в связи с прод-налогом? Прочтите это им и извещайте меня чаще».

(Ленин, собр. соч., том XXVI, стр. 188-191)

В течение 1921 г. удалось осуществить лишь объединение Закавказских железных дорог и Внешторгов, так как Группа грузинских национал-уклонистов всячески оттягивала и тормозила хозяйственное об'единение республик Закавказья.

Основным тормозом братского об'единения народов Закавказья являлись пережитки национал-шовинизма, унаследованные от периода существования контрреволюционных националистических правительств меньшевиков, дашнаков и муссаватистов. Поэтому, в целях об'единения усилий республик Закавказья для совместного социалистического строительства, необходима была в первую голову ликвидация элементов национализма и национальной розни, создание атмосферы взаимного доверия и восстановление старых братских интернациональных уз между народами Закавказья.

Вот почему Ленин в своем историческом письме к коммунистам Кавказа (от 14 апреля 1921 г.) придавал исключительное значение установлению национального мира:

«Я позволю себе выразить надежду, - писал в этом письме Ленин, - что их тесный союз создаст образец национального мира, невиданного при буржуазии и невозможного в буржуазном строе».

(«Товарищам-коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской республики», избр. произведения, том V, стр. 152)

Товарищ Сталин в докладе «Об очередных задачах коммунизма в Грузии и Закавказье» на собрании тифлисской парторганизации 6 июля 1921 г. поставил основной политической задачей коммунистов Закавказья беспощадную борьбу с национализмом.

Он говорил:

«Я помню годы 1905-1917, когда среди рабочих и вообще трудящихся национальностей Закавказья наблюдалась полная братская солидарность, когда узы братства связывали армянских, грузинских, азербайджанских и русских рабочих в одну социалистическую семью. Теперь, по приезде в Тифлис, я был поражен отсутствием былой солидарности между рабочими национальностей Закавказья. Среди рабочих и крестьян развился национализм, усилилось чувство недоверия к своим инонациональным товарищам: антиармянского, антитатарского, антигрузинского, антирусского и всякого другого национализма теперь хоть отбавляй. Старые узы братского доверия порваны или по крайней мере сильно ослаблены. Очевидно 3 года существования националистических правительств в Грузии (меньшевики), в Азербайджане (муссаватисты), в Армении (дашнаки) не прошли даром. Эти националистические правительства, ведя свою национальную политику, работая среди трудящихся в духе агрессивного национализма, доработались, наконец, до того, что каждая - из этих маленьких стран оказалась окруженной кольцом враждебной националистической атмосферы, лишившим Грузию и Армению русского хлеба и азербайджанской нефти, а Россию товаров, идущих через Батум. Я уже не говорю о вооруженных столкновениях (грузино-армянская война) и резне (армяно-татарская) как естественном результате националистической политики. Не удивительно, что в этой ядовитой националистической обстановке старые национальные узы порвались, а сознание рабочих оказалось отравленным ядом национализма. И поскольку пережитки этого национализма еще не изжиты среди рабочих, это обстоятельство (национализм) является величайшей помехой делу об'единения хозяйственных и военных усилий Закавказских советских республик... Поэтому очередной задачей коммунистов Грузии является беспощадная борьба с национализмом, восстановление старых братских интернациональных уз, существовавших до появления националистических меньшевистских правительств, и создание, таким образом, здоровой атмосферы для хозяйственных усилий Закавказских советских республик и для хозяйственного возрождения Грузии».

Это указание Ленина и Сталина предопределило создание Закавказской федерации.

Несмотря на об'единение железных дорог и Внешторга, советские республики Закавказья продолжали замкнутую жизнь. Каждая из них имела свою денежную систему и была обнесена таможенными барьерами и контрольными пунктами. Национал-уклонисты вопросы установления границ сделали предметом обсуждения специальной конференции официальных представителей Грузии, Армении и Азербайджана, которую они пытались проводить по всем правилам дипломатического искусства. Буду Мдивани по вопросу о границах на первом с'езде компартии Грузии говорил:

«Что же касается размежевания границ, мы говорили армянским коммунистам, что между нами никаких споров нет, но есть неясности, и по тактическим соображениям лучше устроить референдум в спорных областях». [Смех в зале].

(Цитируется по стеногр. отчету II с'езда коморганизаций Закавказья, изд. ЗКК, 1923 г., стр. 60)

Впервые Кавказское бюро ЦК РКП(б) 2 июля 1921 г. осудило националистический уклон группы грузинских товарищей. В протоколе пленума Кавказского бюро ЦК РКП(б) от 2-3 июля 1921 г. говорится:

«Кавбюро, отмечая факты уклона в сторону национализма, проявившегося при решении вопросов о Внешторге и о территориальном разграничении республик, об упразднении таможен и контрольных пунктов, предлагает ЦК компартий Закреспублик строго внушить всем представителям партии, что надо исходить при разрешении подобных вопросов исключительно из интересов братской связи трудящихся масс этих республик».

(Архив Истпарта, дело № 31, лист 3-й. Протокол пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 2-3 июля 1921 г.)

В конце 1921 г. был поставлен вопрос о необходимости федерации республик Закавказья ввиду того, что тесное хозяйственное и политическое сотрудничество Закавказских республик невозможно было без их государственно-политического об'единения. 3 ноября 1921 г. Кавказское бюро РКП(б) на своем пленуме с участием секретаря ЦК РКП(б) тов. Молотова приняло решение о создании федерации Закавказских республик:

«Обособленное государственное существование Закавказских республик обессиливает их перед лицом капиталистических и буржуазных стран; тесный политический союз послужит прочной гарантией от всяких покушений на них со стороны контрреволюционных сил и укрепит советскую власть на рубеже Ближнего Востока.

Политическое об'единение даст возможность республикам на деле установить между собой тесный хозяйственный союз, попытки к заключению которого делались неоднократно. Между тем разобщенность республик усугубляла и без того тяжелое экономическое положение Закавказья, нищету и разорение народных масс и вызвала целый ряд недоразумений между республиками. Закавказье представляет из себя единое хозяйственное целое, и его экономическое развитие может итти лишь под знаком общекавказского хозяйственного об'единения.

Наконец, существование многочисленных наркоматов и учреждений в республиках поглощает много сил и средств, создает ненужный параллелизм в работе многих органов, поэтому администрирование общими усилиями в главных,. важнейших отраслях государственной жизни усилит и оздоровит советскую работу.

Исходя из этого, Кавбюро считает:
1) Неотложным и необходимым заключение федеративного союза между республиками, прежде всего в области военной, хозяйственной, финансовой работы и иностранной политики.
2) Признать необходимым создание административно-экономического центра Закавказских республик (Союзный Совет).

(Протокол вечернего заседания пленума Кавбюро ЦК РКП(б) 3 ноября 1921 г. Архив Истпарта, дело № 31)

Против создания Закавказской федерации открыто выступила группа старых членов партии в рядах КП(б) Грузии (тт. Буду Мдивани, Котэ Цинцадзе, Ф. Махарадзе, С. Кавтарадзе, М. Окуджава, М. Торошелидзе, Л. Думбадзе и др.). Уклонисты изображали положение вещей таким образом, что якобы федерацию Закавказских республик навязывают Кавбюро и лично тов. С. Орджоникидзе и будто бы Ленин и Сталин не поддерживают идею федерации Закавказья.

Как известно, вдохновителями и организаторами Закавказской федерации являются Ленин и Сталин.

В своем докладе на ХII партс'езде товарищ Сталин по вопросу об образовании Закавказской федерации говорил:

«28-XI 1921 г. тов. Ленин присылает мне проект своего предложения об образовании федерации Закавказских республик. Тут сказано: «1) Признать федерацию Закавказских республик принципиально абсолютно правильной и безусловно подлежащей осуществлению, но в смысле немедленного практического осуществления преждевременной, т. е. требующей несколько недель для обсуждения, пропаганды и проведения снизу; 2) предложить центральным комитетам Грузии, Армении, Азербайджана провести это решение в жизнь». Я списываюсь с т. Лениным и предлагаю не торопиться с этим, подождать, дать некоторый период времени местным работникам для проведения федерации. Я пишу ему: «Тов. Ленин, против вашей резолюции я не возражаю, если согласитесь принять следующую поправку, вместо слов «требующей нескольких недель обсуждения» - в пункте 1, - сказать: «требующей известного периода времени для обсуждения» и т. д., согласно вашей резолюции. Дело в том, что «провести» федерацию в Грузии «снизу» в советском порядке в «несколько недель» нельзя, так как в Грузии советы только начинают строиться. Они еще не достроены. Месяц назад их не было вовсе, и созвать там с'езд советов «в несколько недель» немыслимо, ну, а федерация без Грузии будет бумажной федерацией. Думаю, что нужно положить 2- 3 месяца ни то, чтобы идея федерации одержала победу в широких массах Грузии. Сталин». Тов. Ленин отвечает: «Я принимаю эту поправку». Это решение было принято Политбюро в конце 1921 г., как видите, единогласно. С этого же времени ведет свое начало борьба группы грузинских коммунистов во главе с тов. Мдивани, против директивы ЦК о федерации. Вы видите, товарищи, что дело обстояло не так, как тут его изображал тов. Мдивани. Этот документ я привожу против тех неприличных намеков, которые здесь тов. Мдивани пустил в ход».

(Бюллетень XII с'езда РКП(б), изд. 1923 г., стр. 154)

Грузинские уклонисты неоднократно обращались с протестом против образования Закавказской федерации в ЦК ВКП(б).

В ответ на обращения и жалобы грузинских уклонистов ЦК партии, во главе с Лениным и Сталиным, 5 апреля 1922 г. вторично вынес решение о Закавказской федерации, в котором было сказано:

«Борьба за укрепление национального мира и братская солидарность трудящихся масс Закавказья является по-прежнему основной политической задачей коммунистической партии. В частности ЦК, еще раз подтверждая свое решение о федерации Закавказских республик, вменяет в обязанность коммунистической партии Закавказья безусловное и безоговорочное проведение в жизнь этого решения».

(Цитируется по брошюре «10 лет Закфедерации», стр. 14-15)

Закавказские партийные организации, под руководством Кавказского бюро ЦК РКП(б), через партийные, комсомольские и профсоюзные организации популяризировали идею Закавказской федерации в широких массах трудящихся, мобилизовали их вокруг идеи государственного соединения республик Закавказья.

12 марта 1922 г. полномочная конференция ЦИК'ов Грузии, Азербайджана и Армении установила Федеративный Союз Социалистических Республик Закавказья. На этой конференции был принят союзный договор, которым были созданы Союзный Совет и Высший Экономический Совет при нем на следующих основаниях:

«I. Высшей властью Союза республик является полномочная конференция представителей, избираемых в равном числе правительствами Азербайджана, Армения и Грузии.

II. Исполнительным органом Полномочной конференции является «Союзный Совет», члены которого избираются и отзываются конференцией.

III. В ведение «Союзного Совета» переходят: военные дела, финансы, иностранная политика, внешняя торговля, пути сообщения, народная связь, борьба с контрреволюцией и руководство экономической политикой на территории договаривающихся республик»...

(Архив Истпарта, дело № 31, стр. 12)

Восторженно принятая массами трудящихся. Закавказская федерация встретила бешеное сопротивление со стороны буржуазно-дворянских элементов, шовинистической буржуазной интеллигенции и осколков разгромленных антисоветских партий - меньшевиков, дашнаков и муссаватистов. Отражая эти национал-шовинистические настроения, национал-уклонистская оппозиция повела бешеную атаку против Закавказской федерации и вскоре потребовала ее ликвидации и непосредственного вхождения Грузии в состав Советского Союза.

Приведем два документа.

15 сентября 1922 г. ЦК Грузии, руководимый уклонистами, выносит решение о «сохранении атрибутов независимости»:

«Предлагаемое на основании тезисов тов. Сталина об'единение в форме автономизации независимых республик считать преждевременным.

Об'единение хозяйственных усилий и общей политики считать необходимым, но с сохранением всех атрибутов независимости».

(См. архив ЦК КП(б) Грузии, протокол Пленума ЦК КП(б) Грузии № 13, 15 сентября 1922 г.)

21 октября 1922 г. ЦК Грузии принимает фальшивое и противоречивое решение по докладу Котэ Цинцадзе о результатах поездки специальной комиссии в Москву - о ликвидации федерации:

«1. Доклад в целом принять к сведению.
2. Постановление Пленума ЦК РКП о федерации Советских республик полностью принять к сведению и неуклонному исполнению,
3. Ходатайствовать перед ЦК РКП о непосредственном вхождении Грузии в Союз Социалистических Советских республик.
4. В случае удовлетворения со стороны ЦК РКП ходатайства ЦК КПГр. о непосредственном вхождении Грузии в Союз Сов. республик существование Закавказского Союзного Совета считать излишним».

(См. архив ЦК КП(б) Грузии, протокол Пленума ЦК КП(б)Г № 15 от 21 октября 1922 г.)

В азербайджанской компартии небольшая группа товарищей тоже оказала сопротивление образованию федерации под флагом преждевременности ее проведения. В рядах АКП(б) были и более откровенные противники федерации (тов. Кадырли и др.), которые требовали ликвидации ЗСФСР и непосредственного вхождения Азербайджана в Союз ССР.

Азербайджанская коммунистическая партия, во главе с тов. Кировым, быстро разгромила национал-уклонистов.

Бакинский пролетариат, верный интернациональному знамени Ленина - Сталина, выступил в первых рядах борцов за образование и укрепление Закавказской федерации.

Закавказская партийная организация, под руководством тов. С. Орджоникидзе, нанесла сокрушительный удар национал-уклонизму и обеспечила проведение федеративного союза республик Закавказья.

В конце 1922 г. был сделан шаг вперед к дальнейшему укреплению хозяйственного и политического союза между республиками Закавказья путем превращения федеративного Союза республик Закавказья в единую федеративную республику (ЗСФСР), при сохранении самостоятельности входящих в нее республик.

ЗСФСР стала мощным орудием национального мира, братского сотрудничества народов Закавказья и органом об'единения их усилий в деле социалистического строительства.

Несмотря на решение ЦК ВКП(б) и указания Ленина и Сталина, группа грузинских уклонистов (во главе с Буду Мдивани, Махарадзе, Котэ Цинцадзе, М. Окуджава и др.) не только не прекратила, но еще более обострила антипартийную борьбу против Закавказской федерации. Поэтому ЦК ВКП(б) вынужден был вновь вернуться к вопросу о федерации. Приведем два следующих документа:

I. Телеграмма товарища Сталина на имя ЦК КП(б) Грузии от 16 октября 1922 г.;

«Предложение Груз. ЦК о преждевременности об'единения и сохранения независимости Пленумом ЦК отвергнуто единогласно. Представитель ЦК Грузии Мдивани, в виду такого единодушия Пленума, вынужден был отказаться от предложения Груз. ЦК. Пленумом принято без всяких изменений предложение членов комиссии: Сталина, Орджоникидзе, Мясникова и Молотова - о сохранении Закфедерации и об'единении последней с РСФСР, Украиной и Белоруссией в «Союз Социалистических Советских Республик». Текст резолюции следует с т. Орджоникидзе. ЦК РКП не сомневается, что его директива будет проведена с энтузиазмом».

(См. архив ЦК КП(б) Грузии за 1922 г.)

II. Телеграмма Ленина от 21 октября 1922 г.:

«Удивлен неприличным тоном записки по прямому проводу за подписью Цинцадзе и других, переданной мне тов. Бухариным, а не одним из секретарей ЦК. Я был убежден, что разногласия исчерпаны решением Пленума ЦК при моем косвенном участии, при прямом участии Мдивани. Поэтому я решительно осуждаю брань против Орджоникидзе и настаиваю на передаче вашего конфликта в приличном и лояльном тоне на разрешение Секретариата ЦК, которому и передаю ваше сообщение по прямому проводу. Ленин».

(См. архив Тифлисского филиала ИМЭЛ)

Грузинский национал-уклонизм возник в условиях периода нэпа и представлял откровенно-правую оппортунистическую группу, скатившуюся как в национальном вопросе, так и в вопросах общей политики на меньшевистские позиции. Грузинский национал-уклонизм вырос не столько из тенденции борьбы против русского великодержавного национализма, сколько из тенденции грузинского агрессивного национализма, направленного против негрузинских национальностей Закавказья, и прежде всего против армян.

Национал-уклонизм хотел использовать географические и экономические преимущества Грузии вследствие владения ею такими важнейшими узловыми пунктами, как Тифлис и Батум. На этой основе национал-уклонисты, требуя выхода из федерации хотели создать и развить привилегии для грузин за счет Советского Азербайджана и Армении, и тем более за счет нацменьшинств - абхазцев, аджарцев, осетин, армян и др.

Грузинские уклонисты боролись против предоставления автономии национальным меньшинствам Грузии. Тогдашние ЦК и Ревком Грузии (Б. Мдивани, С. Кавтарадзе, М. Окуджава, К. Цинцадзе и др.) всеми мерами оттягивали предоставление автономии Южной Осетии, Аджаристану и Абхазии. Автономия этих республик была принята и проведена против воли уклонистского большинства ЦК и Ревкома Грузии. Известно, что один из руководителей грузинского уклонизма - Б. Мдивани голосовал против решения о включении гор. Цхинвали в автономную Юго-Осетинскую область, а другой руководитель уклонистов - С. Кавтарадзе отказался послать приветствие Красному Аджаристанскому Меджлису от имени ЦК и Ревкома Грузии. Грузинские уклонисты предлагали центром для Аджаристана не Батум, а Хуло или Кеды. [Смех в зале].

Таким образом отрицание Закавказской федерации и борьба против нее, с одной стороны, отрицание автономии для национальных меньшинств Грузии и борьба против автономии Юго-Осетии, Аджарии и Абхазии - с другой, такова националистическая теория и практика грузинского уклонизма.

Национал-уклонизм представлял собой довольно разностороннюю систему националистических меньшевистских взглядов. Известно, что грузинские уклонисты пытались провести декрет «о разгрузке» Тифлиса, осуществление которого означало бы изгнание инонациональных элементов, и в первую очередь армян. Известен также факт «дикого» - по выражению товарища Сталина - декрета о кордонах, которыми Грузия огораживалась от советских республик, а также декрета о подданстве, которым грузинка, вышедшая замуж за инонационала (не грузина), лишалась прав грузинского гражданства. [смех в зале].

Вот эти документы:

1) 31 марта 1922 г., за подписью председателя ЦИК тов. Махарадзе и зам. пред. Совнаркома тов. М. Окуджава, посылается следующая телеграмма:

«Ростов-Дон, исполкому, копия Центроэваку; Новороссийск, исполком, копия Начэваку; Владикавказ, пред. ЦИК Горреспублики, копия предсовнаркому; Батум, предсовнаркому Аджаристана, копия предисполкому, пред. Зак. ЧК, Наркомвнудел Грузии, пред. ЧК Грузии, начальнику желдорог Закреспублики, пред. ЦИК'а Абхазии, Наркоминдел Грузии:

«От сего числа границы республики Грузии объевляются закрытыми (смех в зале), и дальнейший пропуск беженцев на территорию ССР Грузии прекращен. Просим срочно зависящих распоряжений соответственным органам. Просьба подтвердить получение настоящей телеграммы»...

§ 1. Лица, получающие разрешения на право в'езда в пределы Грузии своих родственников, платят за выдаваемые им разрешения 50.000 руб. [Смех в зале].

§ 2. Правительственные учреждения, возбуждающие ходатайства о выдаче разрешения на в'езд лицам, кои по своим специальным познаниям необходимы, платят 500.000 руб.

§ 5. Лица, после 13 августа 1917 года прибывшие в пределы Грузии и желающие получить право на постоянное жительство в Грузии, в случае удовлетворения их просьбы, платят за выдаваемые им разрешения 1 мил. рублей.

§ 6. Лица, коим к 13 августа 1922 г. исполнилось 5 лет пребывания в пределах Грузии... за право на дальнейшее пребывание в пределах Грузии платят 1 мил. рублей...

§ 8. Право на дальнейшее пребывание в пределах Грузии из лиц, прибывающих в ее пределы после 13 августа 1917 года, имеют:

«...3. Все члены профессиональных союзов, состоящие в союзе 6 месяцев ко дню издания настоящего постановления.

4. Граждане, кои связаны с Грузией деловыми отношениями».

3) «Гражданство Грузии теряет: грузинская гражданка в том случае, если она выйдет замуж за иностранца». [Смех в зале].

(Стеногр. отчет XII с'езда РКП(б), изд. 1923 г., стр. 160-161)

Таким образом, национал-уклонизм представлял явно выраженный наступательный грузинский шовинизм, могущий превратить Закавказье в арену межнациональных столкновений, могущий воскресить времена меньшевистского господства, когда в припадке шовинистического бешенства люди жгли и резали друг друга.

Товарищ Сталин в своем докладе по национальному вопросу на XII с'езде партии дал следующую характеристику грузинского национал-уклонизма:

«Но есть еще третий фактор, тормозящий об'единение республик в один союз, - это национализм в отдельных республиках. Нэп действует не только на русское население, но и на нерусское. Нэп развивает частную торговлю и промышленность не только в центре России, но и в отдельных республиках. Вот этот-то самый нэп и связанный с ним частный капитал питают, взращивают национализм грузинский, азербайджанский, узбекский и пр... Если бы этот национализм был только оборонительный, можно было бы еще не поднимать из-за него шума. Можно было бы сосредоточить всю силу своих действий и всю силу своей борьбы на шовинизме великорусском, надеясь, что коль скоро этот сильный враг будет повален, то вместе с тем будет повален и национализм антирусский, ибо он, этот национализм, повторяю, в конечном счете является реакцией на национализм великорусский,. ответом на него, известной обороной. Да, это было бы так, если бы на местах национализм антирусский дальше реакции на национализм русский не уходил. Но беда в том, что в некоторых республиках этот национализм оборонительный превращается в наступательный.

Возьмем Грузию. Там имеется более 30% негрузинского населения. Среди них: армяне, абхазцы, аджарцы, осетины, татары. Во главе стоят грузины. Среди части грузинских коммунистов родилась и развивается идея - не очень считаться с этими мелкими национальностями: они менее культурны менее, мол, развитые, а посему можно и не считаться с ними. Это есть шовинизм - шовинизм вредный и опасный, ибо он может превратить маленькую Грузинскую республику в арену склоки и он уже превратил ее в эту арену склоки»

(И. Сталин, «Марксизм и национально-колониальный вопрос». Сборник статей и речей. Партиздат, 1934 г., стр. 118)

Грузинские уклонисты в ряде вопросов общей политики партии заняли явно оппортунистическую позицию, скатившись к меньшевизму. В аграрно-крестьянском вопросе уклонисты вступили на путь меньшевистской кулацкой земельной политики. Они решительно сопротивлялись проведению большевистской аграрной реформы, ссылаясь на отсутствие в Грузии помещичьего землевладения и опасаясь за судьбы грузинских князей и дворян. ЦК и Ревком Грузии, в которых преобладали национал-уклонисты, тормозили и оттягивали проведение земельной реформы, и, несмотря на двухлетнее существование советской власти, земля оставалась в руках помещиков, князей и дворян.

Тов. Орджоникидзе 25 января 1923 г., подводя итоги кулацкой земельной политики уклонистов, писал:

«Наркомзем за два года своего существования не имел ясного представления, что делается в нашей деревне. Иначе как же произошло, что в уездах самые крупные землевладения до сих пор остались нетронутыми и там продолжают сидеть б. князья-дворяне..., помещики живут в своих старых поместьях - дедовских имениях. Крестьяне же попрежнему находятся в полной экономической зависимости от своего старого доброго барина-князя... В Борчалинском уезде по докладу председателя исполкома тов. Шабанова дело обстоит не лучше. Старые царские генералы, бывшие князья Абхази, Тумановы, графы Кученбахи сидят в своих поместьях и крестьянам даже не разрешают проводить дороги через «свои» имения. К нашему позору, почти у каждого из этих господ на руках соответствующие грамоты от какого-либо советского чиновника из Наркомзема, охраняющие их неприкосновенность и покой... Такая же безотрадная картина в Сигнахском и Душетском уездах, где сиятельнейшие князья Абхази, Мухранские, Андрониковы, Чолокаевы живут припеваючи в своих барских домах, издеваются над крестьянами и советской властью».

(«Существующим безобразиям в деревне надо положить конец со всей решительностью» -С. Орджоникидзе, «Заря Востока», 25 января 1923 г., № 182).

Грузинские уклонисты открыто отстаивали правооппортунистическую позицию и в вопросах внешней торговли. Известен факт, когда уклонисты требовали денационализации батумских нефтяных резервуаров и сдачи их в концессию империалистическому нефтяному концерну «Стандарт-Ойль».

Известен также факт экономической ориентации национал-уклонистов на Запад, их ориентации на дешевый константинопольский товар.

Национал-уклонисты усиленно добивались открытия в Тифлисе или Батуме частного банка по предложению капиталиста-авантюриста Хоштария. Этот банк должен был явиться отделением Оттоманского банка, фактически филиалом англо-французского капитала.

Вся эта ориентация на капиталистический Запад, в случае своего существования, превратила бы Закавказье, и в особенности Грузию, в придаток иностранного капитала.

Грузинские уклонисты занимали явно либерально-примиренческую позицию по отношению к грузинским меньшевикам.

Как известно, в начале советизации Грузии была об'явлена амнистия меньшевикам, которые не замедлили воспользоваться ею в целях организации нелегальной и полулегальной борьбы против советской власти.

Кавказское бюро ЦК РКП(б), во главе с тов. Серго Орджоникидзе, поставило задачу беспощадной борьбы с меньшевиками как путем развертывания идейно-политической работы против меньшевистского влияния, так и путем репрессий против меньшевистских контрреволюционеров.

Группа уклонистов решительно воспротивилась тактике беспощадной борьбы с меньшевиками и подменила политику разгрома меньшевиков политикой «мирного преодоления и переработки меньшевистских контрреволюционеров.

Для того, чтобы правильно оценить грехопадение грузинских уклонистов, их либерально-примиренческое отношение к меньшевикам, достаточно только вспомнить, что собой представлял воинствующий грузинский меньшевизм на протяжении всей своей истории.

С самого начала своего зарождения грузинский меньшевизм, во главе с Жордания, фальсифицировал и приспосабливал марксизм к буржуазному национализму и буржуазному демократизму.

В годы первой русской революции (1905-1907 гг.) грузинские меньшевики в союзе с либеральной буржуазией боролись против победы буржуазно-демократической революции, против революционно-демократической диктатуры рабочих и крестьян

В годы реакции грузинский меньшевизм выступал как крайне правое крыло ликвидаторов. Жордания и грузинские меньшевики отказались от требования демократической республики, чтобы сохранить союз с буржуазией. Грузинские меньшевики были самыми активными «строителями» столыпинской «рабочей партии».

В период империалистической войны грузинские меньшевики были самыми ставленными оборонцами и оруженосцами царизма и русской буржуазии, они помогали царским сатрапам громить большевистские нелегальные организации.

После февральской революции грузинские меньшевики выступили «за войну до победного конца», боролись против предоставления независимости Финляндии и Украине, за единую, неделимую буржуазную Россию.

Грузинские меньшевики - самые подлые изменники и предатели грузинского народа. После победы Октябрьской социалистической революции они оторвали Грузию от революционной России, вступили в союз вначале с германским, затем с англо-французским империализмом и превратили совместно с дашнаками и муссаватистами Закавказье в плацдарм иностранной интервенции и буржуазно-белогвардейской контрреволюции против Советской России (союз меньшевиков с Деникиным, Алексеевым и другими белогвардейскими генералами для борьбы против советской власти).

Грузинские меньшевики - самые гнусные изменники интересов грузинского крестьянства; они спасали грузинских князей и дворян от революционного возмущения крестьян; они громили революционные восстания крестьян в Мингрелии, Гурии, Лечхуме, Кахетии, Юго-Осетии, Душетском и других уездах; они были проводниками столыпинской земельной политики.

Меньшевики - вдохновители и организаторы всех реакционных сил - дворян, князей, духовенства и буржуазии против революционного движения рабочих и крестьян Грузии. Меньшевистская «демократия» явилась последним якорем спасения буржуазно-дворянского строя.

Меньшевики - организаторы политики звериного национал-шовинизма и натравливания народов Закавказья друг против друга. Это они - грузинские Пуришкевичи - организовали кровавый поход против национальных меньшинств Грузии - осетин, абхазцев, аджарцев.

Это они вместе с дашнаками организовали кровопролитную братоубийственную грузино-армянскую войну. Грузинские меньшевики совместно с муссаватистами и дашнаками являются погромщиками - организаторами шамхорского погрома революционных солдат.

После победы социалистической революции в Закавказье и Грузии осколки разбитого грузинского меньшевизма ни на один день не прекращали борьбу против пролетарской диктатуры и коммунизма; грузинские меньшевики, во главе с Жордания и Рамишвили, вступили на путь кровавых авантюр в борьбе против советской власти.

Грузинские меньшевики, опираясь на грузинских князей, дворян, лавочников, попов и др., на деньги и средства англо-французских империалистов и их генеральных штабов организовали бутафорское восстание против советской власти в Грузии в августе 1924 г.

Вот что говорил товарищ Сталин о меньшевистской авантюре 1924 г.:

«В газетах у нас пишут, - говорил товарищ Сталин в октябре 1924 г., - о бутафорских выступлениях в Грузии. Это верно, ибо, в общем, восстание в Грузии было искусственное, не народное».

(Выступление товарища Сталина на совещании деревенских ячеек в Москве в октябре 1924 г. Цитируется по отчету тов. Берия на VII с'езде коммунистических организаций Закавказья. Закпартиздат. 1934 г., стр. 19-20)

Подонки фашистско-контрреволюционной меньшевистской партии, во главе с Н. Жордания, окончательно продавшись империалистам и интервентам, возлагая все свои надежды на контрреволюционную войну и интервенцию империалистических государств против Советского Союза, превратились в заурядных шпионов и лазутчиков генеральных штабов и контрразведок империалистических государств, в прямых агентов фашизма и империализма.

И с этими извергами пытались грузинские уклонисты установить добрососедские отношения!

Компартия Грузии, вопреки сопротивлению грузинских национал-уклонистов, окончательно разгромила контрреволюционный меньшевизм, оторвала от меньшевиков те обманутые группы рабочих и крестьян, которые еще в прошлом шли за меньшевиками.

Победа социализма в нашей стране, победа социалистической индустриализации и колхозного строя, огромный под'ем промышленности, сельского хозяйства и национальной социалистической культуры обеспечили полную ликвидацию меньшевизма в Грузии.

Все это, конечно, не значит, что в нынешних условиях обостренной классовой борьбы и ликвидации классов отдельные осколки меньшевиков не могут ожить и активизироваться на отдельных участках нашего строительства.

Грузинская уклонистская оппозиция встретила полное сочувствие и поддержку со стороны воинствующего грузинского меньшевизма и национал-шовинистической интеллигенции.

Грузинские меньшевики неоднократно звали национал-уклонистов на борьбу с диктатурой пролетариата.

Закавказские большевики прошли большую школу в борьбе с национал-уклонизмом и, разгромив националистов и национал-уклонистов, создали и укрепили Закавказскую федерацию - мощный инструмент национального мира, совместного социалистического строительства и хозяйственно-культурного возрождения народов Закавказья.

Таким образом:

1) Национал-уклонизм в рядах компартии большевиков Грузии представляет собой правооппортунистическое течение, отражавшее давление буржуазно-националистических меньшевистских элементов на отдельные прослойки нашей партийной организации. Национал-уклонистская оппозиция, вступив на путь борьбы против партии, скатилась на позиции грузинского меньшевизма.

2) Национал-уклонизм представлял собой наступательный шовинизм, отражавший великодержавный буржуазный национализм грузинских меньшевиков и национал-демократов. Национал-уклонисты, вступив на путь борьбы против ленинско-сталинской национальной политики, бешено боролись против Закавказской федерации и автономии Абхазии, Аджаристана, Юго-Осетии, за увековечение угнетения национальных меньшинств в Грузии.

3) Национал-уклонисты в аграрно-крестьянском вопросе отражали интересы и требования грузинских дворян и кулаков. Национал-уклонизм, отстаивая кулацкую аграрную политику, является глашатаем и поборником капиталистического пути развития нашей деревни.

4) Национал-уклонисты в вопросах борьбы с контрреволюционным меньшевизмом заняли явно либерально-примиренческую позицию. Беспощадную борьбу партии и советской власти против меньшевистских контрреволюционеров, этих прямых агентов и пособников международного империализма, они подменяли политикой «мирной переработки» и сотрудничества с меньшевиками - со злейшими врагами рабочих и крестьян Грузии.

5) Опасность национал-уклонизма состояла в том, что национал-уклонизм, в случае своей победы, закрепил бы пережитки крепостничества в деревне, укрепил бы позиции кулачества, превратил бы Грузию и Закавказье в арену межнациональных трений и кровавых столкновений, подорвал бы единый интернациональный фронт советских республик против империализма, развязал бы реакционные силы меньшевиков, буржуазных националистов и тем самым проложил бы дорогу империалистической интервенции и реставрации капитализма.

6) Большевики Закавказья, коммунистическая партия (большевиков) Грузии, вооруженные национальной программой Ленина и Сталина, разбили и разгромили национал-уклонистов, воздвигли нерушимое здание братского сотрудничества народов Закавказья, создали и укрепили Закавказскую федерацию - этот «образец национального мира, невиданного при буржуазии и невозможного в буржуазном строе» (Ленин).

[Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают. Из зала несутся возгласы: «Да здравствует великий Сталин! Ура товарищу Сталину! Да здравствует ЦК ВКП(б)! Да здравствует Закавказская федерация!».]

Июль 1935
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента