Роман Огиенко

К вопросу о вреде догматизации сущности фашизма

В современном мире, чем больше нарастают капиталистические противоречия, тем чаще в различных кругах на различных информационных площадках на повестку дня встает вопрос о фашизме.

Известные события на Украине образовали два лагеря, в первом лагере (имеющем довольно разнообразную политическую палитру, начиная от «красных», «розовых» и заканчивая «коричневыми» оттенками) утверждают, что на Украине установилась фашистская диктатура (так называемая «Хунта»), в противоположном лагере доказывают, что фашизма на Украине нет. Я не стану рассматривать аргументы одной и другой стороны, так как они довольно поверхностны и вульгарны, однако люди, гордо имеющие себя «истинными» марксистами, демонстративно отмежевавшись от «розовых патриотов» из КПРФ и подобных ей партий, стараясь защитить научное понимание фашизма от вульгаризации, тем не менее, сами попадают впросак. А всё дело в том, что они держатся, словно утопающий за спасательный круг, за известное определение Г. Димитрова, озвученное им на VII Всемирном Конгрессе Коминтерна, не способные в силу своей некомпетентности и лени самостоятельно разобраться в сути вопроса.

Итак, спроси сегодня любого «продвинутого» левого, что такое фашизм, и он с умным видом изречет, что: фашизм - это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных и наиболее шовинистических кругов финансового капитала. Причем, акцент делается на «открытой террористической диктатуре финансового капитала», а слова о «наиболее реакционных и наиболее шовинистических кругах» обычно выпадают.

Финансовый капитал, везде, где он есть, осуществляет свою диктатуру, это естественно. И демократия, и фашизм являются инструментами империалистов (то есть наиболее могущественных капиталистов) для реализации своих интересов. Зададимся вопросом: а что значит «открытая диктатура»? Открытая, значит не прикрытая кукольными спектаклями под названием «демократические выборы». Из этого делается вывод, что фашизм как бы противостоит демократии, то есть является ее отрицанием.

Как следует из «классического» понимания, фашизм - это своеобразный пакет экстренных мер, который капиталисты внедряют, когда ощущают угрозу своей власти, причем не со стороны капиталистов-конкурентов, а со стороны рабочего и коммунистического движения. Выражаясь словами Димитрова: «Фашизм приходит к власти как партия удара против революционного движения пролетариата, против находящихся в брожении народных масс». А вот тут я предлагаю читателю особенно вдуматься в мои слова: если фашизм это «партия удара против революционного движения пролетариата», то КАКИМ ОБРАЗОМ возможно существование фашизма, когда оплот мировой революции, СССР, ликвидирован, а вместе с ним и коммунистическое (революционное) движение? И тем менее фашизм существует и это факт. По улицам Риги, Вильнюса, Таллина, Киева и многих иных европейских столиц бодро маршируют старые и, что существенно, молодые «штурмовики», а в Киеве и на близлежащей территории они даже имеют определенный успех.

Чем же можно объяснить возрождение фашизма? Примечательно, что наиболее очевидные симптомы фашизма наблюдаются в тех странах, где нет и намека на некую революционность, и даже отсутствует финансовый капитал.

Не пытаюсь ли я сказать, что определение Димитрова неверное? Конечно же, нет. Определение Димитрова, принятое на конгрессе Коминтерна (который, строго говоря, не выполнил своих функций ещё и потому, что среди членов Коминтерна полноценных большевиков, вооруженных научным мировоззрением, было меньшинство), было верным в свое время, но теперь нам открываются иные стороны дела, которые в то время были недоступны, и мы обязаны их изучать, а не прятать голову в песок, как предпочитают делать многие, казалось бы, образованные товарищи.

Доклад Димитрова, на котором основывается «классическое» определение фашизма, наиболее кратко можно изложить следующим образом: фашизм приходит на смену буржуазной демократии, когда возникает угроза революции; суть фашизма - в подавлении рабочего и коммунистического движения, а также в осуществлении агрессивной захватнической политики, и, поскольку фашизм представляет из себя «партию удара» мирового империализма,- все силы должны быть брошены на уничтожение этой гадины. Давайте теперь разобьем это по пунктам и внимательно рассмотрим каждый из них.

1. Что такое фашизм?

Казалось бы, глупый вопрос, но, тем не менее, что представляет собой фашизм? Что в нем есть такого, что позволяет нам сказать, что перед нами действительно фашизм, а не нечто иное, иными словами: что фашизм делает фашизмом? А вот это на самом деле непростой вопрос. Дело в том, что ничего особо специфического, то есть того, чего не было до него и что противопоставляло его «нормальному» капитализму в фашизме нет. Это может показаться странным, ведь во всех вузовских учебниках фашизм принято обозначать как парадокс XX века, как нечто из ряда вон выходящее, то, чего никогда раньше не было и что не присуще капитализму - но это не так. На самом деле ничего особого в фашизме нет, это миф, который придумали сами фашисты, позиционируя себя как «третья сила».

Но, к сожалению, множество левых продолжают бездумно тиражировать миф об особенности фашизма. Вот, к примеру, на паблике «Lenin Crew» в коротенькой заметочке о фашизме пишется:

«…Мы привели в своей статье большую цитату из рассекреченной переписки немецких промышленников, которая как раз и показывает «социально-политический заказ олигархов», но «заказ» не просто на «пушечное мясо» для начала новой войны, а на принципиально новую форму государственного правления, которую им в целях сохранения своего господства, в условиях подъёма революционного рабочего движения и ослабления влияния в пролетарской среде социал-демократии [как будто предавшая рабочее дело социал-демократия противостояла буржуазии! - Р. О.], необходимо было установить на смену обанкротившейся буржуазно-демократической форме диктатуры капиталистов, для чего нужно было привести к власти национал-социалистов».

Но в чем же заключается эта «принципиально новая форма государственного правления»? Давайте, попробуем в этом разобраться. Если рассматривать фашизм с политической точки зрения, то не обязательно быть экспертом в политологии, чтобы заметить, что фашистская риторика удивительно похожа на обычный правый консерватизм. Здесь я использую выдержку из книги Р. Пальма Датта «Фашизм и социалистическая революция» (ОГИЗ-СОЦЭКГИЗ, 1935 г.):

«Итак, что представляет собой фашизм в этом более узком, или специфическом, смысле? Имеется много определений фашизма, и они отличаются большим разнообразием и даже противоречивостью, несмотря на тождество конкретной реальности, которую хотят описать.

По мнению самих фашистов, фашизм является духовной реальностью. Они определяют его в разрезе идеологии. Фашизм является, по их словам, олицетворением принципов «долга», «порядка», «авторитета», «государства», «нации», «истории» и пр.!

Ясно, что вся эта фразеология мало может помочь уяснению действительного существа фашизма. Прежде всего, все эти абстрактные общие положения, которые выставляются как специфически фашистские, отнюдь не отличаются оригинальностью и свойственны сотне школ буржуазной политической философии, еще не являющихся фашистскими, и в особенности всем национально консервативным школам. Общие фразы о «долге сотрудничества», «обязанности по отношению к другим», «жизни как долге и борьбе», «высокой концепции гражданства», «государстве, стоящем над классами», «примате общих интересов над частными» (лозунг германских национал-социалистов) - все это затасканные пошлости, которые используются всеми буржуазными политиками и мелкими моралистами для того, чтобы замаскировать действительность классового господства и классовой эксплуатации. Якобы исключительно фашистская философия идеализации государства как «абсолютной цели», стоящей выше отдельных индивидуумов и групп, является лишь вульгаризацией учения Гегеля и его последователей, заложивших основы господствующей школы буржуазной политической философии. Во всех этих концепциях нельзя найти и следа оригинальной мысли…».

Не только в теории, но и на практике фашизм ничего особенного не представляет. Концентрационные лагеря и газовые камеры, с которыми обычно ассоциируется фашизм, практиковались задолго до возникновения фашизма, еще во время Первой Мировой войны. А что же представляет собой фашизм в экономическом плане? Сам фашизм позиционировал себя, как «корпоративное государство», Р. Датт пишет:

«Что же фактически представляет собой корпоративное государство? Его принципы, судя по описанию его сторонников, сводятся фактически к следующему:
1. Сохранение классовой структуры общества и классовой эксплуатации под покровом фраз об «органическом единстве» и т. п.
2. Сохранение капиталистического господства, «частного предприятия», «прибылей» и т. п.
3. Умеренное вмешательство или регулирующая роль государства, когда это необходимо.
4. Комитеты принудительного арбитража или объединенные промышленные советы капитала и труда.

Но эти принципы идентичны принципам всех современных капиталистических государств. Наглая попытка представить это как нечто «новое» основывается на наивной хитрости привлечь для сравнения давно отжившую доимпериалистическую эпоху капитализма «Iaisser faire». Со времени империалистической эпохи современный капитализм все больше развивает государственное регулирование и контроль, координацию и картелизацию под руководством государства, и тысячи экспериментов и выдумок в области объединенных промышленных советов и всяких других аппаратов для обеспечения сотрудничества капитала и труда. Что касается определения промышленности как «служения обществу» и одобрения прибыли лишь поскольку это совместимо «с национальным благом», то поистине нет нужды в фашистской «революции», чтобы повторять эту мудрость Каллисфена. Практическое значение фашистской «революции» и ее «корпоративного государства» заключается в другом, как мы это покажем ниже. Возьмем например дофашистскую Германию, где государство уже сосредоточило в своих руках 1/10 промышленного производства, имело решающую часть акций крупных банков, пароходных обществ и Стального треста и где промышленность и взаимоотношения между капиталом и трудом находились под контролем сети регулирующих советов…Вся послевоенная тенденция либералов, лейбористов и в особенности социал-демократов развивается параллельно фашистской линии и пропаганде корпоративного государства - это общая линия комбинации государственного контроля и частной инициативы, координации при помощи сети регулирующих советов классового сотрудничества и так называемого рабочего представительства, короче говоря, весь миф «организованного капитализма». Значительная часть либеральной желтой книги «Труд и нация» и фашистской Хартии труда могут заменить друг друга без заметных различий».

К тому времени империализм достиг такого уровня, что империалисты осознали, что централизация потоков капитала и расширение поля деятельности компетентных чиновников значительно улучшают эффективность капиталистического хозяйства. Изменения в экономической жизни, аналогичные фашистским странам, происходили в тех же демократических США, Британии, только при этом употреблялось не словосочетание «корпоративное государство», а иные слова. Следует добавить, что планирование, которое столь рьяно бичуют либералы и некоторые малограмотные экономисты,- давно стало реальностью для всех наиболее развитых буржуазных стран. Недаром же японские экономисты столь детально изучали, а затем внедряли наработки советских экономистов. Но стоит ли говорить, что полнокровного планирования при рыночной анархии (которая, невзирая на господство монополий, продолжает существовать) быть не может, к тому же такое планирование идет на пользу исключительно кучке владельцев средств производства.

Таким образом, мы приходим к выводу, что ни в политическом, ни в экономическом плане ничего нового фашизм в себе не несет. Более того! Если мы вспомним, что фашисты, приходя к власти, выполняли заказ империалистов на развязывание новой империалистической бойни мирового масштаба (о который велась речь в кругу империалистов еще в 1918 г.), то в чем принципиальное отличие фашистов от демократических и монархических режимов, развязавших Первую Мировую войну? А всё дело в том, что интеллектуальный и политический уровень пролетариата начала XX века был таков, что для того, чтобы превратить его в пушечное мясо не требовалось никаких идеологических усилий. Пролетарии пачками шли на мясорубку войны по принципу: «нашему царю показали фигу, умрем все как один!». Но после всех ужасов мировой бойни: после химического оружия, километров колючей проволоки, свистящих над головой сотен мин и бомб - у пролетариев, мягко говоря, поубавилось желания вновь участвовать в подобном. Империалистам нужна война, а пролетарии воевать не хотят, что делать? Нужно было найти новый способ заманить пролетариев на войну. Для этого им стали внушать идеи реваншизма, что война - это единственно приемлемый вариант для «возрождения» нации, что нужно отнять у «вражеских» народов то, что принадлежит «нации». Кроме того, надо было убедить пролетариев, что в этот раз они непременно «победят», потому что они «сверхлюди», «арии», великий и непобедимый народ, нужно только вспомнить о своей расовой гордости, «вернуться к истокам» и победа будет гарантированна!

Итак, идеологически фашизм представляет из себя право-консервативную риторику помноженную на расизм, шовинизм, клерикализм, милитаризм и национализм в самых разнузданных своих формах. Ничего особенно нового в фашизме нет, кроме одной существенной детали: если раньше пролетариев гнали на убой под предлогом «необходимости» (родина-мать зовет и тому подобное), то при фашизме доминантой становится «право», «право» нападать на иные народы («варваров», «недочеловеков») и бесстыдно их разорять и порабощать.

Таким образом, фашизм культивирует в человеке самые низкие, животные инстинкты, превращая его в жестокого и бездумного зверя. Либерализм (как и любая иная эксплуататорская идеология), конечно, тоже культивирует в человеке животное начало, но всё же в несколько меньшей степени, стараясь придать этому благообразную, безвинную форму. Следовательно, определяющая черта фашизма заключается в том, что при нефашистской политике империалисты стараются скрыть свои людоедские устремления от масс пролетариата под всякими благовидными предлогами, фашизм же не старается скрыть своих хищнических целей, напротив, он всячески выпячивает их. Именно в этом ключе, я полагаю, следует понимать «открытость» диктатуры финансового капитала, не то, что он противостоит демократии, а то, что он не корчит из себя святошу, невинную овечку, он громко, во весь голос заявляет на весь мир о своих империалистических, людоедских интересах.

2. Фашизм есть отрицание демократии

Когда говорят, что с приходом итальянских и немецких фашистов началось сворачивание парламентаризма и установление открытой диктатуры финансового капитала, как-то упускается из вида тот простой факт, что империалисты сворачивают демократию не потому, что она им надоела, а потому, что она перестает выполнять свои функции, а именно - одурачивание населения. К 30-м гг. и в Италии, и в Германии наблюдался резкий спад доверия пролетариата к буржуазной демократии и демократическим лидерам. Пролетарии видели, что в парламентах сидят одни богачи, законы принимаются исключительно в интересах богачей, обещания демократов и либералов - не более чем пустая демагогия. В этих условиях сохранять парламентскую мишуру было нецелесообразным. Но задам такой нескромный вопрос: а что было бы в том случае, если бы у пролетариата сохранялись иллюзии по поводу парламентаризма? Неужели в таком случае империалисты стали бы сворачивать демократию? Неужто фюреры не приспособили бы демократию под нужды фашизма? Конечно, приспособили бы! Напомню, что среди немецкого пролетариата были популярны социалистические идеи и фашисты нагло именовали свою партию «социалистической», пусть и с приставкой «национал». Представления о том, что фашизм обязательно отрицает демократию, есть догматизм, попытка приписать фашизму некую свою «логику», но фашистской «логики» нет, есть «логика» империалистов, а фашизм лишь инструмент империалистов, и он не является некой навеки застывшей формой, он имеет бесчисленные формы проявления. Соблюдение демократических процедур и сменяемость отдельных политиков никоим образом не мешает и не противоречит осуществлению фашизма, то есть ничем не прикрытого империализма.

Нужно понимать одну вещь, что в идеологической лаборатории империализма может быть создано бесчисленное количество самых невероятных политических мутантов. И почему бы империалистам, для достижения своих целей, не комбинировать фашистские и демократические методы? Или скажем так: почему демократический президент не может играть роль фюрера? Ведь такие примеры уже существуют, например, США. Я уверен, что ту невероятно агрессивную, наглую и геноцидную политику, которую осуществляет США, иначе как фашисткой не назовешь. Конечно, подозреваю, что кому-то покажутся эти слова созвучными со злосчастной концепцией профессора М. Попова, так называемого «фашизма на экспорт». Однако у профессора идет разрыв внутренней политики с внешней. Как может осуществляться фашистская политика снаружи, если внутри она демократическая? В конце концов, натовскую военщину не в пробирках выращивают; непосредственно осуществляют фашистскую политику простые американские парни. У них есть знакомые, друзья, родственники, неужели те не поддерживают их действий? Или господин профессор хочет сказать, что от американцев власти скрывают свои хищнические действия? Нет, президент Обама (как и его предшественники) прямо говорит своим гражданам, что США имеют право вмешиваться в дела суверенных государств всегда, когда посчитают нужным, а если надо, то и скинуть на головы глупых туземцев, смеющих перечить политике США, пару тонн бомб. Ну, и скажите мне, чем данная риторика принципиально отличается от риторики Гитлера или Муссолини? И американцы, в большинстве своем, поддерживают эту политику: фашизация населения налицо. То есть, у США и внешняя политика фашистская и внутренняя. Кстати, здесь очень интересны рассуждения К. Чуковского о Супермене и порожденном им культе грубой силы. В комиксах, фильмах, Супермен, преследуя злодея, мог легко разрушить полгорода, и это подавалось как нечто нормальное. Чуковский верно подметил, что американские «супергерои» есть воплощение того самого ницшеанского сверхчеловека, которому дозволено всё. Культ грубой силы - важнейший момент превращения человека в фашиста, то есть фашистское мировоззрение еще в 30-х гг. плотно укоренилось в сознании американцев. Но при этом США вполне демократическое государство, с предвыборными шабашами, драками в парламенте и прочими «прелестями».

Следует добавить, что у Попова идет отождествление установки США агрессивных, террористических режимов с фашистской политикой, между тем, подобным образом действовали абсолютно все империи задолго до возникновения фашизма и капитализма.

Кроме культа грубой силы, важнейшим аспектом фашизма является разжигание ненависти к другим народам, подгоняя под эту ненависть «научную» базу. Фашизм делит одни народы на «цивилизованные», а другие на «не цивилизованные», «варварские», которые можно и нужно порабощать и уничтожать. Для того, чтобы убедиться, что США осуществляла фашистскую политику, можно вспомнить о том, как изображаются ими советские люди в литературной и визуальной пропаганде (особенно во времена «холодной» войны), изображаются они варварами, генетическими ублюдками, зверолюдьми. А эти устойчивые сравнения русского народа с медведем, то есть с животным, что как бы подчеркивает: мы - цивилизованные, а вы - варвары. И стоит ли удивляется, что американские обыватели не видят ничего преступного в том, чтобы скинуть на «русских варваров» ядерную бомбу, уничтожив миллионы невинных людей, стариков и детей. Ненависть культивировалась не только к социализму, но и к целому народу, который жил при социализме и «осмеливался» против него не бороться; причем «нормальный» человек должен был непременно ненавидеть советскую власть и полностью поддерживать возможную оккупацию Америкой его родины. Та же самая идеология осуществляется в отношении всех современных неугодных американским империалистам режимов.

Американские аналитики любят преподносить противостояние США и РФ, как борьбу цивилизаций, при этом, конечно, речь идет не о двух равноправных цивилизациях, а о противостоянии Цивилизации и квази-цивилизации.

Вообще «варварами» объявляются абсолютно все народы, которые смеют тем или иным образом противиться политике США. Чем можно объяснить ту ненависть и ожесточение, с которым американская военщина уничтожала мирное население Вьетнама, Кореи, Югославии, а теперь Ирака, Сирии, Ливии, Йемена, стран, которое не представляли и не представляют ни малейшей угрозы для Америки? Только одним - они убеждены, что убивают не людей, а «недочеловеков, «зверолюдей». Всё это есть, конечно, воздействие политиков, журналистов, литераторов, режиссеров, аналитиков и прочих выразителей воли фашиствующих империалистов. Выражаясь современным языком, формируется «общественное мнение гражданского общества», в соответствие с которым все кто против политики США - варвары, а раз они варвары, то они понимают лишь язык силы, поэтому США имеют право совершать против них агрессию.

Таким образом, буржуазная демократия может весьма мирно сосуществовать с фашизмом, точно так же, как до этого сосуществовала с классическим рабовладением. На самом деле никаких принципиальных разногласий между демократами и фашистами быть не может, ведь и те и другие выступают за частную собственность, просто методы реализации интересов класса капиталистов несколько отличаются. Капиталистам как раз очень выгодно, чтобы между либерализмом и фашизмом зияла непроходимая пропасть. Но фашизм и либерализм имеют гораздо больше общего, чем могло бы показаться: либерализм, выступающий за абсолютизацию рыночных отношений, то есть узаконенного людоедства, кровный брат фашизма с его культом насилия и мизантропией.

Стоит ли напоминать, что после крушения Рейха фашисты в массе своей устремились в Аргентину и… демократические США, где не только нашли себе приют, но активнейшим образом сотрудничали с властью по борьбе против СССР.

3. Фашизм заточен против коммунистов и рабочего движения

Попытки свести сущность фашизма к одной лишь борьбе капиталистов против коммунизма, приводят к крайне вредным выводам, обеляющим буржуазную демократию, превращая ее в некую самоценность, и либерализм (мол, за чтение Маркса не убивают и то хорошо!). На самом деле фашизм, можно так сказать, есть ничем не прикрытый либерализм, либерализм возведенный в абсолют. Чтобы понять эту мысль, надо помнить, что если раньше, в докапиталистическую эпоху, либерализм нес в себе прогрессивные черты, то сейчас либерализм есть совершенно реакционная, консервативная идеология. А поскольку у фашизма нет собственной идеологии, ибо, как мы помним, идеологически фашизм есть ни что иное, как право-консервативная идеология, то стоит ли удивляться, что фашист - этот тот же либерал, но в иной одежке: в самом деле, что может быть консервативнее, чем либерализм!

Я предлагаю всем людям, вызубрившим тезис о том, что фашизм служит эдаким тараном протии революции, задуматься: действительно ли для подавления революционного пролетариата необходимы штурмовики, СС, гестапо с фюрерами, то есть нечто, выходящее за рамки буржуазных свобод, учитывая их иллюзорность? Разве с этой задачей не способна справиться демократическая полиция и не менее демократическая армия? В конце концов, всегда можно увеличить штат вооруженных людей, создать дополнительные спецподразделения, какие-нибудь «национальные гвардии» под благовидным предлогом, например, борьбы с мафией или террористической угрозой.

Иными словами, совершенно необязательно сворачивать буржуазные свободы, демократию и устанавливать фашистский режим, чтобы бороться с революцией; вместе с тем, глупо сводить сущность фашизма исключительно к борьбе с революционным пролетариатом. Вновь вернемся к вопросу, что такое фашизм. Фашизм - это определенная политика империалистов, суть которой заключается в диком милитаризме, шовинизме, расизме, национализме. А раз фашизм - политика империалистов, то, естественно, он включает в себя антикоммунизм. Но можно ли сказать, что антикоммунизм занимает главенствующую роль? Суть любой империалистической политики в осуществлении империализма, думаю, это понятно. Конечно же, полноценно осуществлять империалистическую политику, когда за спиной бурлит революционный пролетариат, невозможно. И для того, чтобы приступить к осуществлению империализма, надо сперва разделаться с коммунистическим движением, подкупить, запугать, арестовать самых авторитетных рабочих лидеров. Что и было сделано Гитлером, Муссолини и прочими. Но они же не ушли после этого, как мавр, сделавший свое дело. Соответственно, цель фашизма - реализация интересов империалистов, а борьба с коммунизмом является лишь одной из задач. Поэтому, слова о том, что фашизм есть реакция империалистов на революционную ситуацию - это догматизм. Тут я еще раз воспользуюсь словами Р. Датта:

««Диктатура справа» существовала и может существовать в сотнях форм, отнюдь не являясь фашизмом. Так например царизм был «диктатурой справа». Но царизм не был фашизмом. Такими же «диктатурами справа» были белогвардейские диктатуры, возникшие непосредственно после войны для сокрушения революции. Однако эти белогвардейские диктатуры еще не представляли собой фашизма и лишь впоследствии они стали приобретать фашистские черты, когда они стали пытаться создать себе более прочную основу (развитие в Венгрии и в Финляндии). Фашизм является на практике реакционной диктатурой, но не всякая реакционная диктатура является фашизмом».

Возникновение фашизма не следует связывать напрямую с «угрозой» коммунизма. Фашизм возникает тогда, когда нефашистские методы воздействия на массы перестают удовлетворять империалистов. Корнем фашизма есть не антикоммунизм, не борьба с революцией, а частная собственность, борьба империалистов за мировое господство.

Итак, фашизм, как и любая иная империалистическая (или, если говорить шире: эксплуататорская) политика, он содержит в себе антикоммунизм. Но этот антикоммунизм не является его особой чертой, либерализм ничем не уступает по ненависти к коммунизму. Очевидно, что либералы с демократами расправлялись с гражданами, которых репрессивный аппарат признавал, как коммунистов или симпатизирующих им, не менее беспощадно, чем фашисты, пусть и не столь масштабно, но ведь и реальная угроза капиталу была значительна ниже. Возможно, кто-то скажет, что была бы угроза для капитала такая же, как в Германии, то и в США свернули бы демократию. Но зачем же? В США и так любой полицейский может легко застрелить безоружного гражданина, и суд будет на его стороне, уже сейчас ЦРУ осуществляет тотальный контроль над гражданами, о котором Гиммлер мог только мечтать; иными словами, пусковой крючок маховика репрессий взведен и только ожидает команды демократично избранного президента, а «народные избранники» в парламентах помогут придать террору легитимную форму. Вот недавно я прочитал в ленте новостей, что в США разгорается громкий скандал вокруг ЦРУ. Там «случайно» удалили электронную копию 7000 страниц сенатского доклада о пытках в отношении подозреваемых в терроризме. А самое пикантное в этом то, что эти манипуляции произвели сотрудники внутреннего надзорного органа ЦРУ. К счастью, копия доклада хранится на диске в штаб-квартире ЦРУ. Однако апелляционный суд США постановил, что доклад о пытках в ЦРУ не подпадает под действие закона о свободе информации, вот так! Спецслужбы систематически осуществляют откровенный террор в отношении собственных граждан, при этом с точки зрения буржуазно-демократической законности и соблюдения прав человека - полный порядок!

Заключение

Возвращаясь к теме Украины, с которой я начал, можно сказать, что, невзирая на очевидную фашизацию украинского пролетариата, украинского фашизма нет, ибо фашизм есть политика империализма, а до империалистов украинские олигархи не доросли. Фашизация же, следует заметить, происходит в той или иной степени во всех без исключения буржуазных странах, потому, что это выгодно капиталистам. Зигующие бритоголовые идиоты - вполне неплохое средство в борьбе против конкурентов, и капиталистов, несомненно, привлекает перспектива превратить весь пролетариат в стадо, приходящее в фанатичный восторг от демагогии фюрера и готовое по первому же приказу лезть в окопы.

Но, поскольку на Украине в результате государственного переворота установился откровенно проамериканский режим, поскольку каждый шаг Киева контролируется в Вашингтоне, на Украине фашизм всё же есть, но фашизм этот американский. Соответственно, и в откровенно фашиствующей Прибалтике обосновался американский фашизм.

Много идет споров вокруг вопроса, есть ли фашизм в РФ. Поскольку россияне пока готовы умирать за интересы «своих» империалистов бесплатно, поскольку они не требуют у империалистов делиться добычей от ограбления других народов, фашизма в РФ нет, он просто не нужен. Всё дело в том, что среди многих сохранившихся советских пережитков у пролетариата РФ существует мысль о том, что бескорыстно и самоотверженно сражаться за родину, за идею - это почетно (не даром же империалисты возродили Праздник Победы и ежегодно отмечают его с большой помпой).

Фашизм есть развращение пролетариата насилием, превращение его в банду головорезов, фашизм бросает клич пролетариям: грабьте другие народы, это ваш путь к обогащению! Фашизм наступает тогда, когда империалисты не могут уговорить пролетариат захватывать им новые рынки и источники ресурсов за «спасибо»; тогда империалисты обещают пролетариям, что те могут рассчитывать не на абстрактные, а вполне конкретные материальные блага от разорения и порабощения других народов. Такую политику и осуществляют США. Американские легионеры, воюющие в Сирии, Ливии, Ираке, Йемене, прекрасно понимают, что сражаются не за родину, не за мир во всем мире, а за денежные мешки корпораций, которые хорошо заплатят им, обеспечат социалкой их детей, родственников. Россияне же, как показывают события в Донбассе, готовы не то что бесплатно гибнуть на полях сражений, но даже без воинских почестей и официального признания их «героизма».

Однако, можно ли считать РФ антифашистской силой, учитывая, что она противостоит американскому фашизму на той же Украине (пусть и крайне непоследовательно)? Конечно, нет, ибо цель империалистов РФ та же, что и у вашингтонских фашистов - безраздельное господство над мировой частной собственностью. Вместе с тем, почему же марксисты должны противиться борьбе российского империализма с американским фашизмом, как заявляют определенные товарищи? И не надо этих глупых обвинений в так называемом «красном путинизме», то есть социал-шовинизме. Речь идет не об оправдании российского империализма, а о том, что марксисты в любом случае не способны пока влиять на ситуацию, а взаимное истощение империалистических хищников объективно выгодно для мирового пролетариата, во всяком случае, пока оно не перерастает в прямое столкновение.

Догматизм - страшная вещь. Он словно вирус, если человек его подхватил - излечиться от него крайне сложно, учитывая, что как только он поселяется в неокрепшем уме, тут же начинает стремительно прогрессировать. Догматизм отучает человека думать, порождает в нем леность ума и такой индивид, в конце концов, деградирует. Зачем думать своей головой, когда можно взять умную, авторитетную книгу и выдергивать из нее цитаты на все случаи жизни! Поэтому многие люди, именующие себя последователями Маркса, относятся к марксизму, не как к научному методу, а как к эдакому кладезю истин на все времена, вроде библии. Между тем, определение Димитрова считается классическим отнюдь не потому, что он исчерпывающее исследовал тему фашизма, а потому, что после него никто серьезных исследований с позиций материализма и тем более диалектики не проводил.

Данное скромное исследование, конечно, не претендует на некую особую научную новизну, или исчерпывающее изложение материала; его целью служит подчеркивание сущности фашизма, того факта, что фашизм есть прямое порождение империализма, частной собственности и всегда им сопутствует. Пусть эта статья поспособствует более детальному, обширному и вдумчивому исследованию фашизма, форм его проявления, что послужит выработке единственно верной тактики и стратегии будущего коммунистического движения.

Май - июнь 2016
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№4 (50) 2016
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента