Игорь Советский

Советский ответ девчатам-пасквилятам

Ну, вот, наконец-то я дождался ответа от ребят из ЛК. Признаться, уже и не рассчитывал, надеялся, что осознав свою неправоту, они засели за изучение классиков марксизма и диалектики Гегеля. Ошибся. Оказывается, они всё это время строчили обличительный, по их мнению, материал в адрес Прорыва в целом, и меня, в частности. Удивило, что этим... ребятам (да простят они меня в последний раз) не понравилась форма моего обращения к ним, но я готов исправиться и, исходя из противоположного, потому как, ввиду существенной между нами разницы в возрасте, и их откровенно агрессивной глупости, не могу называть их Мужами, потому буду называть их… девчатами, что называется, сами напросились.

Труд, под названием «Критика философских взглядов журнала «Прорыв» на материю, пространство и время», написан неким Бойковым Александром, получившим однажды, аж два высших образования и на протяжении всего текста обвиняющего Прорыв в неточностях формулировок. Тем не менее, сам Бойков следить за откровенными нелепостями своего «труда» вовсе не намерен. С другой стороны, это нормально для того, кто занят не делом, а пустым критиканством, то есть, критикой ради критики. Не спасает Бойкова и обилие цитат из трудов Гегеля, коими он явно желает прикрыть нищету своей «философии», потому как, обращение к трудам классиков с «формальной стороны», как указывает сам Бойков, то есть, со стороны формальной логики, ни к чему, кроме одностороннего, формального понимания предмета, не приводит. Поэтому, «ничтожность» моей критики заключается не в анализе части текста, в отрыве от «основной его части», чего не было объективно, а в субъективном восприятии Бойковым того, что написано мной и Энгельсом о формах движения материи.

Да, я настаиваю на том, что «форма» материи, то есть, её глубина, ширина, высота или, попросту, протяжённость, не тождественна «форме движения» материи, то есть тому, в каком виде происходит движение материи внутри формы! Мне на самом деле кажется глупым, когда «ленинцы» отождествляют, например, камень с тем, каким образом осуществляются в нём те или иные превращения - химические, физические, механические. Более того, совершенно непонятно, ввиду чего я должен был пользоваться «абстрактным бытием», вместо «существования», если в критикуемом мной «труде», они сами говорили о «пяти существующих формах материи», как раз не затрагивая «абстрактного бытия». Поэтому, неудачная попытка Бойкова поймать меня на якобы не точностях есть самый банальный софизм, впрочем, как и все предыдущие и последующие его рассуждения в этом пасквиле.

Потому, не кажется странным, что Бойков, разделяя существование и бытие, следующим шагом смешивает материю и её существование, мотивируя это тем, будто бы в самой материи уже заложено существование. То есть, Бойков, противореча сам себе, существование материи объясняет её наличием, иными словами, говоря на словах о неразделимости понятий «материя» и «существование», на деле, он эти понятия… разделяет, тщательно прикрываясь, при этом, «обусловленностью наличия материи». К чему такая непоследовательность?! Если в понятии «материя» заложено её существование и нет необходимости обусловливать её существованием, зачем следом писать о «наличии материи», то есть, обусловливать материю наличием, попросту, существованием?!

Дальнейшее произвольное отношение к науке у Бойкова сказывается и в его интерпретациях гегелевских «формы» и «содержания», где, по его мнению, «форма - это превращение непосредственного (безразличного) тождества внешнего и внутреннего в различенное тождество внешнего и внутреннего. Содержание - наоборот» (Бойков А.).

Гегель же, говоря о тождестве внутреннего и внешнего, говорил о соотношении формы и содержания, о том, что одно переходит в другое, делая эти тождества (форму и содержание, внешнее и внутреннее) «лишь сторонами одной целокупности». То есть, это не отношение формы и содержания к чему-то внешнему им, как это пытается представить Бойков, а «абсолютное отношение между формой и содержанием В СЕБЕ», без какого-либо соотношения с чем-то внешним. Поэтому, своим примером с «каплей воды», что содержит в себе «безразличие внутреннего и внешнего», пока не появится «лист дерева, на котором это капля расположена», что и заставляет появиться в капле различию «внешности и «внутренности» (почему-то, не внешнего и внутреннего), Бойков лишь собственноручно подписывается в своей недобросовестности, как учёного.

Изучая дальнейший «труд», написанный Бойковым, удивляешься не столько бараньей упёртости этого «учёного», сколько наглости, с которой он прикрывается Энгельсом и его объяснением форм существования материи. Энгельс нигде не писал о том, что форма материи и существование формы материи суть одно и тоже, но Бойков считает иначе.

Оказалось, вся эта заварушка с Гегелем ему была необходима для банального извращения понятий научной философии, чтобы опять вернуться к тому, с чего начали в «Дороге...». Однако, как и подобает пасквилёнку, дабы упрочить свою позицию критика, Бойков опускает из вида тот факт, что там (в «Дороге...») девчата из ЛК говорили о «пяти существующих формах материи», то есть о том, что в природе существуют всего-навсего пять(!!!) форм материи, а не об «абстрактном бытие». Так же, этот воинствующий софист совершенно опустил из вида тот факт, что в качестве форм они выделили свойства форм, что и было отмечено мной, как полное отступление от науки. Поэтому бойковские пояснения о том, что формы материи равны существованию форм материи не более, чем банальная подмена понятий (ибо речь шла о разнице между «существованием форм материи» и «существующими формами материи»), необходимая Бойкову для оправдания предыдущей «неточности» его коллег по «цеху». К тому же, форма, являясь абстракцией, совершенно ничего не объясняет, так же, как и понятие камень. Тогда как, форма существования материи, в виде камня, это форма существования атомов, сцепленных, сложенных таким образом, что они образуют не мыслимый, а реально существующий камень.

Именно поэтому, «форма» и «форма существования» не есть одно и тоже, именно поэтому, камень не равен движению атомов внутри его, разве что, в больном воображении девчат из ЛК. Возможно, поэтому, Бойкову понадобилось указать на некую тавтологию в собственных рассуждениях. Не могу с ним не согласиться в этом.

Вот и выходит, что не я с собой спорю, а больное воображение Бойкова спорит с выстроенными им же самим, как он выразился, «высосанными из пальца», химерами, не желая проанализировать и понять всю ту галиматью, что была написана в «Дороге».

Разменяв уже не один десяток лет, я по жизни сталкивался с разными людьми и прекрасно знаю, что есть определённая категория, которая даже будучи пойманной за руку, никогда не признается в совершённой ошибке. Такие люди будут юлить, переворачивать всё с ног на голову, сказанное оппонентами выдавать за свои мысли, горделиво обвиняя оппонентов в том, в чём у самих рыльце в пушку. Тоже самое произошло и с Бойковым, великим обличителем Прорыва и меня лично.

Вот, что он пишет в оправдании материальности пространства:

«К сожалению Советского, до признания пространства материей «скатился» материализм как таковой.»

Интересно, под «материализмом, как таковым», что имеет ввиду Бойков, уж не вульгарный материализм «как таковой»?!

Но мне больше по душе не инсинуации вульгарных материалистов и Бойкова вместе с ними, а, например, определение пространства В.И. Лениным, в его работе «Материализм и эмпириокритицизм», в главе 5 «Пространство и время»:

«Признавая существование объективной реальности, т.-е. движущейся материи, независимо от нашего сознания, материализм неизбежно должен признавать также объективную реальность времени и пространства, в отличие, прежде всего, от кантианства, которое в этом вопросе стоит на стороне идеализма, считает время и пространство не объективной реальностью, а формами человеческого созерцания.

Коренное расхождение и в этом вопросе двух основных философских линий вполне отчётливо сознаётся писателями самых различных направлений, сколько-нибудь последовательными мыслителями. Начнём с материалистов.

«Пространство и время,- говорит Фейербах,- не простые формы явлений, а коренные условия… бытия». Признавая объективной реальностью тот чувственный мир, который мы познаём через ощущения, Фейербах естественно отвергает и феноменалистское (как сказал бы Мах про себя) или агностическое (как выражается Энгельс) понимание пространства и времени: как вещи или тела - не простые явления, не комплексы ощущений, а объективные реальности, действующие на наши чувства, так и пространство и время - не простые формы явлений, а объективно-реальные формы бытия. В мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени. Человеческие представления о пространстве и времени относительны, но из этих относительных представлений складывается абсолютная истина, эти относительные представления, развиваясь, идут по линии абсолютной истины, приближаясь к ней. Изменчивость человеческих представлений о пространстве и времени так же мало опровергает объективную реальность того и другого, как изменчивость научных знаний о строении и формах движения материи не опровергают объективной реальности внешнего мира.»

Как видно из вышесказанного, позиции Подгузова В.А. и И.Советского ничем не отличаются от того, что говорили в своё время Фейербах, Энгельс, Ленин, потому, критикуя Прорыв, обвиняя его авторов в софизме, непоследовательности, извращении марксизма и прочем, «ленинцы» вступают в противоречие, именно, с марксизмом, при этом считая себя «тру-марксистами». Иными словами, использование Бойковым заумных слов и выражений, беспочвенных, ничем не подтверждённых обвинений, вытекает, как из видения в книгах лишь фиги, так и желания прикрыть нищету выстроенной им самим «философии». Всё это подтверждается, хотя бы, недобросовестным прочтением цитат из моей работы:

«Следует понимать, что понятия «материя», «тело», «пространство», «протяжённость», «длина», «ширина», «глубина» есть понятия мыслимые, это абстракции, отражающие, как множество форм объективной действительности, так и их свойства. Тем не менее, если материя и тело суть абстрактные истины, то пространство и протяжённость есть качество, свойство, которое служит определением для бесконечного множества относительных истин, соответствующих этим абсолютным истинам. Иными словами, именно потому, что тело имеет протяжённость в пространстве, то есть, имеет определённое свойство, мы определяем его, как существующее».

Поэтому, негодование Бойкова, наподобие: «Начнём с того, что все перечисленные понятия есть не только лишь «понятия мыслимые», но присущи самой объективной реальности, материи. Они отражаются не только в понятиях для сознания, но и в самой материи, друг в друге, в своих противоположностях», - здесь, совершенно не к месту, и является больной фантазией автора.

Выдавая себя специалистом по марксизму и диалектике, ему следовало бы воздержаться от требований от оппонента разъяснений тех или иных понятий, иначе - для чего марксисту разум?! С другой стороны, это характеризует Бойкова, именно, как недобросовестного исследователя, осознающего свою невежественность, но не желающего в ней сознаваться, продолжая нагромождать на одну ложь - следующую, доводя свою позицию до позиции догматика, цепляющегося к словам и совершенно не понимающего сути написанного. Видимо, поэтому он частенько свои мысли называет «тавтологией», и это можно было бы принять за самокритику, если бы не столь обширная и непроходимая, сознательно культивируемая невежественность в философских науках.

Чего стоит это:

«Стоит отметить, что материю действительно не стоит отождествлять с пространством или временем, это не одно и то же.»

Мне кажется, что Бойкову, прежде чем писать якобы научные ответы, следовало бы определиться - материально всё же пространство, как он утверждает, или же, его «действительно не стоит отождествлять с материей». И какие бы соотношения наш эмпириокритик не возводил вокруг материи и пространства, а не диаматики «бьют мимо цели», а девчата-пасквилята из ЛК и ГК, на пару с ним.

«Все тела, поскольку они состоят из материи, постольку имеют длину, ширину, глубину, то есть протяжённость, что делает её свойством тел. Поскольку протяжённость состоит из материи, она заполняет собою пространство, но являясь определённой, то есть, имеющей границы, протяжённость заполняет не всё пространство, а лишь определённую своими границами его часть». - И.Советский.

«Стало быть, есть пространство, где нет протяжённости вообще!» - Бойков.

Нет, конечно. Просто, читать нужно внимательно, изучать написанное, обдумывая мысли оппонента, как и положено марксисту, затрачивая на это ровно столько времени, сколько понадобится для того, чтобы потом не было стыдно за написанный труд, потому как, разъяснения для особо тупых содержится в следующем:

«Здесь ясно видно, что тело с материей и протяжённость с пространством соотносятся точно так же, как частное соотносится с общим или, относительная истина соотносится с абсолютной. Именно потому, что тело соотносится с протяжённостью как со своим свойством, соотношение материи и пространства, так же, является соотношением материи со своим свойством»

Вся борьба Бойкова с моими мыслями заключается в его характере, его самоназвании «истинного марксиста», имеющего «вышку» физфака и работающего в НИЦ Курчатова, это видно хотя бы по оформлению его «труда», где он прячется за Маркса и Энгельса. Для него оппонент заранее невежда и не по сути, а потому, что так ему хочется. Вся писанная им галиматья очень напоминает одного персонажа из относительно недалёкого прошлого - Бухарина, точно также плавающего в диалектике, диаматике, подменяющего понятия и выгораживающего себя при помощи лжи, благо слушатель не всегда понимал выходящую из под его пера ахинею. Бухарин закончил известным образом, и все потому, что никак не хотел добросовестно заниматься самообразованием - типичная позиция интелей.

Заносчивость Бойкова доводит его до того, что уже в названии последней главы своего «труда» он утверждает, что пространство движется. Тогда как, учёный муж, прежде чем утверждать подобное, должен был вывести, доказать существование движения материи, а не брать это положение постулатом. Именно такой подход и выявляет в нём тот факт, что с трудами Гегеля это чудак не знаком, потому как, на протяжении всей Науки логики, Гегель только и говорит о том, что брать произвольные постулаты и возводить их в ранг некоего закона - не научно, и всегда вступает в противоречие с научной философией.

Именно незнание диалектики и диалектического материализма заставляет Бойкова в начале статьи обвинить Подгузова В. А. в неверном понимании понятия «бытия». Обращаясь к «наличному бытию», «чистому бытию», бытию вообще, Бойков старательно «опровергает» диалектический материализм Подгузова при помощи диалектики Гегеля. Тогда как, еще 150 лет назад, Энгельс писал, что диалектический материализм есть перевёрнутая с головы на ноги диалектика. Иными словами, понятие бытия в диалектике Гегеля и диалектическом материализме не одно и тоже, как собственно и сами эти науки. В доказательство истинности размышлений Подгузова приведу определение бытия из «Краткого философского словаря», изданного в 1955 году в Советском Союзе:

Бытие - философское понятие, обозначающее природу, материю, внешний мир, объективную реальность в отличие от сознания, мышления, ощущений. Основной вопрос философии есть вопрос об отношении мышления к бытию.

Вполне исчерпывающе и совершенно ничем не отличается от определения «бытия» Валерием Алексеевичем Подгузовым. Всё просто - бытие вбирает в себя всё то, что старается от бытия отделить Бойков. Иными словами, в понятии «бытие» содержатся и «чистое бытие», и «наличное бытие», и «бытие-в-себе», и «бытие-для-себя», и так далее. То есть, это предельное обобщение множества частностей, как бы он этому не сопротивлялся.

Бойкову попросту необходимо перестать додумывать за Гегеля, Энгельса, Ленина и Подгузова, а вникнуть в то, о чём пишут учёные Мужи. Ну и конечно же, читать, читать и ещё раз читать, не интерпретации науки различными полу-учёными, а обращаться к источникам.

Безусловно, это тяжёлый и кропотливый труд, но несмотря на это, говоря словами великого русского учёного Ломоносова М.В. - «Испытание натуры трудно, слушатели, однако приятно, полезно, свято. Чем больше таинства её разум постигает, тем вящее увеселение чувствует сердце.»

P.S. Всё же, напоследок, хочу выразить отдельное «спасибо» Александру Б. за его иронию в мой адрес по поводу использования мною цитат из трудов Ломоносова. Изображая из себя в рядах «ленинцев» искушённого диалектика, Бойкову иногда стоило бы отрываться от чтения посредственной литературы, тем более, имея такое образование, и расширять кругозор, изучая диалектику древних.

Я же, не обращая внимания на бойковские претензии, добавлю цитату из трактата диалектика Лао Цзи «Дао дэ Цзин», написанного за 2500 лет до появления трудов Гегеля:

«Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли, обладающее именем - мать всех вещей.

Поэтому тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну [дао], а кто имеет страсти, видит его только в конечной форме. Оба они [безымянное и обладающее именем - прим.] одного и того же происхождения, но с различными названиями. Вместе они называются глубочайшими. [Переход] от одного глубочайшего к другому - дверь ко всему чудесному.»

Вместо траты времени на написание откровенной ахинеи, лучше Бойкову А. поломать голову над этим, глядишь и Гегель «пошёл» бы полегче, и открылась бы ему «дверь ко всему чудесному».

Май-июнь 2016
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента