Сергей Лучанов

Позволительно ли недооценивать значение научной теории в коммунистическом движении?

В газете ГК, наконец-то, (интуиция мне подсказывала, что это вот-вот должно произойти) опубликован материал под названием: «О наших разногласиях с журналом «Прорыв»», в котором сформулированы три «нарыва в душе» редактора пермского издания «Газета Коммунистическая», тов. Сарматова:

1. Абсолютизация тов. Подгузовым субъективного фактора в вопросах современного партийного строительства.
2. Антимарксистская позиция тот. Подгузова и его «прихвостня», тов. Смагина, в вопросах теории фашизма.
3. Отношение тов. Подгузова к нынешней власти РФ и лично к президенту Путину, доходящее до славословий последнему.

Можно выделить еще и четвертую болевую точку, поднятую в письме тов. Сарматовым: развитие культа личности тов. Подгузова и, способствующая этому культу, вопиющая беспринципность товарищей из редакции журнала «Прорыв», которые «либо молчат, либо, если их прямо спросить насчёт немарксистских взглядов Подгузова по ряду вопросов, абсолютно беспринципно начинают оправдывать его». А, может быть, Подгузов им слишком много платит из доходов журнала, получаемых от пермских распространителей «Прорыва»?

Я не стану отвечать Сарматову по 2 и 3 пункту обвинений. Думаю, что это сделают и без меня. «Почешу» только 1-й «нарыв». И уж совсем не буду касаться 4-го обвинения, поскольку оно направлено не столько против Подгузова, сколько против всех, кто смеет «беспринципно» не поддержать критику Сарматова.

С одной стороны, Сарматов утверждает, что редакция «Прорыва» абсолютизирует субъективный фактор тем, что делает ставку в вопросах партийного строительства исключительно на развитии марксистской теории и повышении теоретического уровня коммунистов. Хорошо, допустим, что мы принимаем это обвинение к сведению.

Что же предлагает Сарматов взамен этого субъективного перегиба «прорывцев»?

А он предлагает наличные силы направить на изучение населения, чтобы «вычислить» тот слой класса пролетариев, который уже сам, силой объективных условий, готов пойти за пропагандистом из ПНЦ. Сарматов полагает, что редакция не уделяет должного внимания изучению объективной реальности, современным реалиям западного и российского капитализма, ну, например, роли «рабочей аристократии» (в качестве яркого образца подобного исследования нам само собой предлагается опус Голобиани). Сарматов вспоминает начало 20 века, когда «глубокое и подробное знание общества, в котором жили наши предшественники, позволяло им вести правильную политику при любом повороте событий, понимать нужды трудящихся масс и предлагать методы решения их проблем. То же самое необходимо и нам». Кто бы спорил. Разве редакция «Прорыва» где-то утверждает обратное? Напротив, на страницах журнала я постоянно наблюдаю попытки ее авторов вникать в современные тенденции развития общества.

Беда у нас, на мой взгляд, в одном - журналу не хватает кадров, исследователей, которые бы грамотно писали на эти темы, а то обращаются все какие-то кликуши да городские сумасшедшие с лозунгом «хватай мешки вокзал отходит». Тема есть - раскрыть некому. Вот тут бы вам, тов. Сарматов, и подставить плечо, прислать в журнал нечто такое, что послужило бы началом прозрения актива «Прорыва». Так ведь, у нас и с дискуссиями - тоже беда. Содержание статьи «Дорогу осилит идущий» позволяет понять, что товарищи из ГК и ЛК предлагают любую дискуссию внутри ПНЦ сразу вести открыто. Вот и ваш товарищ, Голобиани, пишет небезынтересные вещи про партийную дискуссию. Например, он предлагает, что «все противоречия в партии должны решаться дискуссионным, открытым путём, не давая причин затушевывать реально существующие разногласия, которые со временем неизбежно приведут к созданию противоборствующих фракций внутри партии».

Но, что касается «Прорыва», то он всегда открыто дискутировал с внешними оппортунистами, а внутри организации ПНЦ, «Прорыв» всегда стоял за то, чтобы вести научное исследование проблемы столько, сколько потребуется для выяснения истины, и вести полемику по результатам исследований до тех пор, пока не удастся убедить всю организацию в своей правоте и только после этого выходить на массового читателя с готовым, научно обоснованным продуктом. А ваше письмо, тов. Сарматов, мне представляется этаким бандитским ударом из-за угла, попыткой расколоть организацию. То есть вы, вероятно, долгое время вынашивали в себе это несогласие с позицией редакции журнала, но почему-то не решались с ним выступить и вот теперь, когда вас освободили от обязанностей в редакции, по какой-то причине, решились «выстрелить» в информационное пространство. А у того же Голобиани черным по белому написано, что «сознательно не уведомляющие о своей позиции партийцы должны быть исключены».

Несложная логика рассуждений тов. Сарматова о развитии современного западного «вэлфера» приводит его к простому выводу о том, что «создать небольшую организацию грамотных марксистов можно (и микрокомпартии в этих странах есть), но завоевать массы - нет, пока сохраняется существующий уровень жизни. Смотреть правде в глаза в этом вопросе необходимо, иллюзии не приведут, в конечном счёте, ни к чему, кроме деморализации коммунистического актива». Вуаля! Вот такое «глубокомысленное» открытие. Вот такое примитивное, вульгарное понимание марксистского тезиса о том, как бытие определяет сознание.

С очевидностью надо полагать, что и в российской периферии происходили до недавнего времени подобные же общемировые процессы. И что же получается? Объективная реальность всего-навсего диктует нам, что пролетарские массы к восприятию коммунистических идей не готовы и потому идти к ним сегодня с пропагандой не имеет никакого смысла.

Но между тем Сарматов делает оговорку, что «это ничуть не умаляет необходимости самообразования каждого, важности марксистской подготовки», но - без фанатизма, то бишь без преувеличения этого пресловутого субъективного фактора.

Но что мы понимаем сегодня под этой пресловутой марксистской подготовкой? Не простое ли начетничество, не зазубривание ли цитат на все случаи жизни? Вот тов. Голобиани, позволяющий себе называть Ленина этак небрежно-высокомерно «небезысвестным марксистом», обрисовал нам такую перспективу. Рассуждая о возможности упростить дискуссию по спорным вопросам он рассказывает, как «не так давно одним из наших сторонников было предложено создать электронную версию энциклопедии марксизма, в которой необходимо сделать упор на методологии. В целом получится программа, работающая на вики-движке, в которой заложены основы марксизма с функциональным инструментарием». Вот как будет: надо определиться кто прав в том или ином вопросе, тов. Подгузов или тов. Сарматов, - заходишь в «вики-педию марксизма» и - нет проблем.

Мне же представляется, что повышение теоретического уровня современного коммуниста должно быть не просто на высоком уровне, уж никак не на основе «энциклопедий марксизма» (проходили мы это уже в СССР). Оно должно быть на высочайшем уровне, наша теоретическая подготовка должна охватывать все области человеческой культуры, все сферы знания и прежде всего, конечно, в гуманитарных, общественных науках с тем, чтобы привлекать на нашу сторону, к идеям коммунизма не только темных и забитых объективной реальностью пролетариев и люмпенов, но и ту самую грозную и неприступную для многих нынешних теоретиков марксизма «рабочую аристократию» и, страшно представить, мелкую буржуазию. Чтобы выполнять успешно эти задачи, чтобы привести человечество к коммунизму, коммунисты сегодня должны быть энциклопедически образованы, не уступать в этом ни хайекам с арендтами, ни кургинянам с кагарлицкими. И это не просто фигура мысли и не гипербола, а это насущнейшая задача современных коммунистов, живущих в век информационных технологий.

Да она, эта задача, была насущна еще в 20- годах. Стоит ли приводить здесь хрестоматийные слова Ленина на 3 съезде Комсомола.

А уже если мы с вами понимаем всю важность и всю насущность этой задачи, то переоценить, абсолютизировать этот самый субъективный фактор очень трудно, можно его только недооценить. И нечего нам тут особенно бояться этого субъективного фактора.

А разве само название нашего организационного принципа - «научный централизм», не предполагает именно усиление субъективного фактора? Кто является носителем этого научного сознания, как не отдельный коммунист? Увеличивается его ответственность и за свою деятельность и за деятельность всей партии. Вот и тов. Голобиани пишет, что «состоять в ПНЦ - значит нести всю полноту ответственности за свои действия и действия самой партии».

И, наконец, вся эта ситуация с публикацией письма Сарматовым представляется мне несколько комичной. И комичность заключается в том, что они громко кричат о принципах научного централизма, как о принципах построения сплоченной коммунистической партии нового образца… и бла-бла-бла, а на практике не способны следовать даже элементарным нормам партийной дисциплины и этики, не говоря уж про принципы научного централизма. И не способны выйти за границы буржуазного сознания с его эгоцентризмом, нарциссизмом, критиканством и примитивной конкуренцией.

Поэтому тему «культа личности» тов. Подгузова я отказываюсь комментировать, настолько она мне представляется спекулятивной и глупой.

Апрель 2016
Написать
автору письмо
Ещё статьи
этого автора
Ещё статьи
на эту тему
Первая страница
этого выпуска


Поделиться в соцсетях

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
№3 (49) 2016
Новости
К читателям
Свежий выпуск
Архив
Библиотека
Музыка
Видео
Ссылки
Контакты
Живой журнал
RSS-лента